Магия оборотня

Размер шрифта: - +

Женихи

  Волки поскалились друг на друга, порычали. И что? Один довольно быстро отступил. К оставшемуся другой претендент подступил. Снова в позы встали.

  И это женихи?

  Сувор же тычет локтём в мой бок, хохочет:

  – Это ты, Гор, у нас неправильный. На первом обороте сразу взрослых оборотней приструнил. И твой брат ненормальный за Лийсу грызся ещё молочными клыками. А остальные, как положено, перед ровесниками пыжатся. К более сильным с опаской подходят. А уж, соваться ко взрослым дураков нет!

  Вот другому так бы и дал в глаз за то, что меня и брата словами насмешливыми задевает. Но то ведь – Суворка-пересмешник! Друг закадычный с самого малолетства. За что с другого спросится, за то Сувору с рук сойдёт.

  Частенько он в детстве тумаков огребал, пока не нашёл ту грань моего терпения, к которой можно близко подойти, но не переступить. Что говорить? Занозистый нрав у моего закадычника, остёр он на язык.

  Урус часто удивлялся, насколько мы с другом нравом разные, а Сувора иначе по-другому и не называл, как «занозой в заднице». Друг только хохотал в ответ, нисколько не обижаясь. Иногда мне казалось, что он даже гордится таким прозвищем.

  Вот и сейчас сидел и насмешливо комментировал действия соперников. И голос даже не старался приглушать. Так что иные слова хорошо были слышны многим, что, конечно же, сказывалось на настроениях состязающихся и зрителей.

  Зрители уже посмеивались, а соперники нервничали и злились. Пока один из молодых волков не сорвался и не подскочил к крыльцу, становясь перед другом в позе вызова.

  Сувор под щитом сокрытия магии ощущался чуть ли не со мной наравне, едва-едва накопившим чуток силы, что и подвигло волчонка на такой шаг.

  А вот иных смущало самоуверенное поведение Сувора. Правильно Лийса говорила, что щит щитом, а силу многое другое выдаёт. Потому молодой волк в глазах сверстников выглядел чуть ли не героем, бросившим вызов приближенному лорда-оборотня, как меня стали называть в деревне.

  Молодой, похоже, сам шалел от своей дерзости – бросить вызов «взрослому» волку. Да ещё по слухам, сильнейшего после лорда-оборотня. Да что там? Сидят оба на крыльце, по слухам сильнейшие, а от самих ни каплей силы не веет. Эти опасливые и, всё равно, толкающие на вызов, мысли отчётливо отражались на морде и в позе волка. Наверно, он казался себе отчаянно храбрым…

  Вот не видело это поколение, как мой брат изначально за Лийсу бился, а то понимали бы, что такое настоящая смелость.

  А Суворка-то – позёр! Сидит, в улыбке скалится. Ни слова, ни движения. Только я вижу, как ослаб щит, пропуская часть потоков силы. А те сразу ударили по молодому, заставив того поджать хвост и отступить, поскуливая. И тут же щит окреп, перекрывая потоки. Потому никто, кроме наивного волчонка, не понял, с чего ж тот вдруг спасовал.

  –  Не хочешь пугать соперников раньше времени? Поизгаляться решил?

  – Ага! Воспитываю, – и только белые зубы сверкают в улыбке, отражая блики солнца.

  Ох! Как ярко осколки этих зубов потом сверкали на фоне маслянистых пятен крови на вытоптанной земле…

  Поначалу-то всё шло, как обычно. Я даже заскучал немного. На крыльцо-то выбирался не за зрелищем, а развеяться немного после двухнедельной лёжки в кровати. А сейчас, вроде, как и уйти неловко.

  Я даже подозревать начал, да и Сувор подтвердил – некоторые молодые волки стали выходить в центр не из-за Урсуны, а уже передо мной, лордом, себя показать.

  – Гор. А, Гор? На других игрищах волки перед самкой себя кажут. А тут смотрю, все перед тобой выделываются. Скажи-ка, друг, у тебя точно течки нет? Чего их так на тебя повело?

  Всё-таки словил Суворка свой подзатыльник. И увернуться не успел. Но от его хохмы по двору волной прокатился смех. Те парни, что приняли слова на свой счёт, постарались затеряться, а игрища продолжились, как положено. Впрочем, после насмешки друга «выступления» тех волков, что хотели просто о себе заявить, быстро закончились. Борьба настоящих претендентов на Урсуну была интереснее.

  Со стороны, если посмотреть, всё выглядело так же, как и в предыдущих поединках. Также да не так!

  Настоящих претендентов, включая моего друга, было всего лишь пятеро, но напряжение между соперниками возросло многократно. Каждый выкладывался по максимуму, чтобы продавить своей силой противника. Тут ведь не показуха, а настоящий интерес к волчице. И Сувор подобрался, прекратил сыпать шутками, обратив всё внимание на поединки и соперников.

  В одном противоборстве дошло-таки до драки.

  На мой взгляд, сошлись равные. У обоих центры силы горели огнём одинаковым по величине, разве что, немного отличаясь по цвету. Парни сошлись, глядя друг другу в глаза. В центре двора перекинулись в волков, всё так же, не отводя глаз. К борьбе взглядов добавились оскалы и вздыбленные загривки.

  Один из волков вдруг подался вперёд и слегка наискосок наподдал сопернику по плечу. Второй, изворачиваясь, ухитрился цапнуть противника за бок. Один укус, но, похоже, удачный и весьма болезненный. Ишь, как волка скрючило! Укушенный с досадливым рычанием отступил. Айюр – победитель – кажется, на пару лет меня помладше. Интересно,  как сестра к этому кусаке Айюру относится?

  Мда, короткий поединок, но сильный. Пожалуй, вот этих двух стоит взять в замок учиться.

  Настала пора Сувору себя показать, а то так и закончатся игрища без него. Выходить против кусачего, смотрю, нет желающих. Сувор и не заставил себя ждать.

  С крыльца сиганул сразу в центр, прямо в длинном прыжке превращаясь в зверя и одновременно снимая щит. Кто бы сомневался, что кусачий Айюр сразу отступит.



Ирина Кочеткова

Отредактировано: 12.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться