Магия оборотня

Размер шрифта: - +

По ту сторону

  Ипостась большой змеи никак не подходила для проникновения – та по толщине, наверно, кошке не уступала. Вопрос. А получится ли из крыса перекинуться в достаточно маленькую змею?

  Я ведь никогда не оборачивался из одной ипостаси в другую, всегда перекидывался из человека. А тут на высоте оборот из крыса в змею, ещё другую по величине, а значит, и по виду… да попробуй не свалиться…

  Если кто думает, что в маленькую ипостась перекинуться легче, чем в большую, пусть попробует! Легче всего перекинуться в знакомую ипостась вне зависимости от величины. И уж, точно не на высоте…

  Я не знаю, в кого я обернулся. Увидеть себя со стороны не было возможности. Другие тоже меня не видели. А ощущал я себя чем-то змеистым, извивающимся, но с лапами. Может, то была ящерица? Не знаю… и вспоминать не хочу тот экстремальный оборот.

  Главное, что я не свалился в процессе, благополучно проскользнул в щель и спустился с другой стороны стены.

  Не соврал Шауллашев кобольд. За стеной, действительно, тянулся проход. Похоже, что пробили его прямо в скале. И достаточно близкий выход ощущался по движению воздуха и отсветам, что ложились на одну из стен прохода из-за поворота. Странно, никаких скал я возле холма-ловушки не видел.

  Хорошо, что я довольно быстро нашёл рычаги механизма, что открывали проход в стене камеры. Вовремя! Каменные плиты были уже убраны от внешней решётки нашей камеры. И теперь по всему помещению щёлкали и лязгали перегородки, освобождая пространство.

  Ох, как заверещали изверги, когда увидели, как мы заходим в потайную дверь. Такой крик подняли. И кто-то там, занимающийся решётками, занервничал, напутал что-то – видимо, очерёдность. И две массивные железки задёргались и вдруг сцепились, преграждая путь нашим преследователям. А их численность основательно увеличилась. Похоже, обещанный Шауллашем предводитель со своими приближёнными подтянулся. Тролль им в помощь!

  Закрывшаяся потайная дверь наглухо отрезала нас от воплей зубастиков. Я же волновался, что таинственный кобольд, так хорошо разбирающийся в механизмах, откроет нашу потайную дверь. Но Шауллаш покачал головой:

  – Эту стену невозможно разрушить. Рамургаль говорил, что пытались неоднократно. И механизм с той стороны недоступен. Кобольд сказал, что только один раз эта дверь открывалась. Пятьсот лет назад. Уже тогда эти ловушки были устроены, и поймали тогда шаннаши очень необычных людей. Наверняка, магов. Магия, как и всегда, отказала в этом месте. Но те люди каким-то образом открыли тайную дверь, прямо на глазах у всех, как мы сегодня. И ушли. Тогда же шаннаши пытались открыть дверь, а то и стену разрушить. Не получилось. Будто камни в стене заколдованные. И Рамургаль, когда появился в наших краях, тоже пытался ту дверь открыть…

  – Наверно, этот Рамургаль тебе подробно рассказал, как сбежали те маги? И ты придумал такой же план побега? – спросила моя проницательная жена.

  – Только на это была вся надежда, – повесил голову наш проводник. – По-другому мы не выбрались бы.

  – А почему ты нас сначала привёл сюда, а потом решил спасти? – задал правильный вопрос княжич.

  И, видимо, не совсем приятный для Шауллаша. Я толику подсобил исповеди изверга:

  – Там, кажется, выход, – махнул рукой в сторону тоннеля. – Вот по дороге Шауллаш нам свою историю и расскажет. Я даже развяжу его на время.

  Конечно, в ловушку он нас завёл, но ведь и подсказал, как выбраться. Против своих пошёл, с нами сбегая. Значит, действительно какая-то причина его на это толкнула. Вот и послушаем, а так… никуда он не денется. На ночь-то я его, всяко, связывать буду.

  Потирая запястья после самодельных верёвок, сделанных их верхней кофты Перекрасной кошки, Шауллаш неохотно начал рассказывать:

  – Пять лет назад мы захватили богатую добычу. Мне досталась девчонка… не маленькая, но и не взрослая. Я не стал её пить. Сыт был… – Шайриз вздрогнула, а я обнял и успокаивающе прижал к себе жену. – Спрятал девчонку в своём тайном убежище. Ушёл. А она каким-то образом развязалась, пока меня не было, но не убежала. Прихожу, а она прибралась, каких-то корешков накопала, яйца птичьи среди камней нашла, еду приготовила. Мне смешно, а эта дурочка мне кланяется, радуется. Мне интересно стало, и я не стал её пить. Оставил жить у себя. Я тогда не знал вашего языка. Арука меня ему и обучила. Её и других людей разбойники где-то захватили. Над женщинами и девочками поизмывались. Тех, кто выжил, гнали на рынок куда-то. Чтобы продать кому-то. Зачем это нужно? Я даже не знал, что такое бывает.

  Яр вопросительно глянул на меня. Мда, как Шауллаш свой народ называет? Шаннаши… А мы их извергами зовём за то, что они из людей кровь пьют. Они так устроены, их такими боги создали, и кровь потребляют не от злобы. Иные же люди и нелюди, творящие злодейства, куда больше заслужили звание извергов…

  – Арука со мной шесть лет прожила. Она выросла, красивая стала. Мы любиться стали, и она забеременела. Я её прятал от своих. У нас иногда оставляют захваченных женщин для рождения детей. Но оставляют их по указанию предводителя, когда он решит. И держат в специальных комнатах, куда любой мужчина-шаннаш зайти может. С такими женщинами семью не заводят. И как только рождённый ребёнок перестаёт сосать грудь, его забирают. Если у ребёнка вырастают тонкие зубы, то его воспитывают. Если зубы человеческие, то выпивают. А женщину, если не успела забеременеть, тоже выпивают.

  Понятно, конечно, что эти шаннаши выживают, как могут. Но оторопь берёт от жизни такой.

  Шайриз трясло. Обнял её покрепче. А с другого бока, дрожа, ко мне прижался княжич.



Ирина Кочеткова

Отредактировано: 12.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться