Магия превыше всего

Размер шрифта: - +

Глава первая

Стояло солнечное сентябрьское утро: на улице было тепло, даже немного душно — так называемые отголоски жаркого лета, которому предстоит пережить и осень, и зиму, и весну, прежде чем снова оно сможет засиять своими живыми красками. А пока, вместо обычного лета, стоило довольствоваться бабьим.

Однако далеко не все сейчас наслаждались хорошей погодой.

— Да что же это такое делается!

Вокруг входа в метро наблюдалось большое столпотворение из недовольных, даже озлобленных людей. Все они, шипя и кряхтя, направляли свою ненависть на деловитого низенького мужичка в рыжей каске, сохраняющего просто ледяное спокойствие и доброжелательную полуулыбку.

— Женщина, милая моя, поймите, не положено — перекрыто ваше метро, — спокойно ответил он на негодование одной очень бойкой дамы, которая растолкала вокруг стоящих людей и с упорством танка шла на таран, пытаясь пробиться сквозь деревянные баррикады и красно-белую ленточку.

— Да я на вас жалобу писать буду! Где это такое видано?! Без предупреждения взяли и перекрыли! — женщина продолжала напирать, пытаясь продавить своим массивным телосложением бедного мужичка. Но тот не сдавался без боя: несмотря на внешнее отсутствие большой силы, он вцепился в деревянную перегородку, намертво вдавив её в землю, и всё тем же спокойным тоном говорил:

— Не положено, милая женщина.

Неизвестно, сколько бы продолжался этот таран, пока к перегородке быстрым шагом, пробираясь сквозь толпу, не подошёл совсем молодой на вид парень-шатен в расстегнутом пальто, под которым виднелись белая рубашка с тёмной жилеткой, и в классических брюках. Одной рукой он придерживал сползающую с головы шляпу, в другой же у него был небольшой кейс-дипломат и трость из твёрдого чёрного дуба с белой костяной ручкой в форме буквы «Г». Как только парень появился в поле зрения деловитого мужичка, тот сразу же открыл перегородку.

— Нет, ну вы посмотрите, наглость-то какая! — возмущённо воскликнула дама, пытаясь пробиться вслед за пареньком, однако с пути её сбила та самая деревянная перегородка, опять намертво вбитая в землю маленькими волосатыми руками. За женщиной подтянулась и загоготала возмущённая толпа. — Почему это ему можно пройти, а мне нельзя?! Да что у вас там, умер, что ли, кто-то?!

— Умер, — сухо ответил молодой парень в чёрном пальто, скрывшись в переходе под удивлённые охи толпы.

***

— Имя: Влацлав Голицкий. Возраст: 34 года. Место рождения: Беларусь. Гражданство: РФ
Род деятельности: сыскник СОМ бюро. Тип магии: ментальная. Примерное время смерти… Эй, ты там уснул, что ли?!

Стенографиста передёрнуло от резкого повышения тона, от неожиданности он чуть не потерял контроль над самописцем, от чего тот поставил на бумаге жирную кляксу.

— И-извините, — испуганно произнес парнишка. — Я тут недавно, и вот такое, й-я…

— О, какие люди, — полностью проигнорировав стенографиста, местный «комиссар» пятидесяти лет повернулся к новоприбывшему молодому человеку, расплываясь в улыбке. — Доброе утро, Юрий! Как работа у новеньких? Хорошо?

— Не сказал бы, — холодно отмахнулся некромант, снимая шляпу и пальто. Оставив своё добро на скамейке, он подошёл к следователю, протянув руку в знак приветствия.

— М-да, — озабоченно протянул Валесов. — Прости, не подумал как-то… Ты это. Держись в общем. Влац, он… Хороший он мужик был, жаль его. За правое дело боролся, за хорошее, — мужчина пожал руку парню, сочувственно похлопав его по плечу, на что последний отвёл взгяд. Юру никогда не привлекала эта скорбь. Есть ли толк в том, чтобы лить слезы и тяжело вздыхать? Человека всё равно уже не вернёшь. — Как там Дарий наверху? Не задавлен ещё оголтелой толпой?

— Справляется, — отмахнулся Исаев, вспоминая несчастного домового, который, словно монолит, держал свой пост и с ангельским терпением выслушивал жалобы в свою сторону и в сторону «проклятых буржуев», решивших перекрывать метро в утро понедельника. — Но, как по мне, увеличивать его так себе идея. Нервный срыв ещё словит себе с этими агрессивными людьми.

— Ну да, ну да, — соглашаясь, закивал старый следователь. — Эй, Ермоленко!

— Да, Владимир Александрович.

— Дуй наверх, помоги Дарию, пока его там совсем не смыло.

Молодой маг, помощник следователя, отправился наверх. На перроне осталось всего пятеро: Юра, стенографист, двое полицмагов и Валесов. Последний достал сигареты.

— Не желаешь?

Юрий отрицательно помотал головой.

— Не курю.

— Это правильно, — одобрительно кивнул мужчина, делая затяжку. — Я вот, смотри, почти сорок лет курю. И что из этого? Одни проблемы. А бросить не могу — привычка, знаешь ли, штука такая…

— Ближе к делу.

Некромант достал из футляра очки.

— Ну, к делу, так к делу. Знаем мы не густо. Жерт… Кхм, Вацлав на полуночнике поехал, камеры зафиксировали, был один.

— Что ещё они зафиксировали?

— На следующей станции к нему в вагон присоединился некромант, в архиве который, этот, как же его… Строганов! Кирилл. И семеро молодых товарищей, студенты, из магспирантуры.

Юрий задумался.

— Студенты? Они разве не запуганы легендой об исчезновениях?

— Так-то оно так, — согласился Владимир. — Только чёрт их знает. Вызваны на допрос завтра.

— Почему завтра? Разве не легче преступника искать по горячим следам?

Следователь грустно усмехнулся.

— Думаешь, один тут такой? Если бы всё было так просто…

— Место, я как погляжу, уже осмотрели? — обеспокоенно спросил Исаев, аккуратно спускаясь на рельсы.

— Давно уж, — кивнул старый следователь. — Труп забрали, дальше уже пусть Циалковский разбирается, он у нас там в органах копается, может, чего и нашаманит. Хотя, как показывала практика, дело гиблое.

Парень фыркнул. С Андреем у него были напряжённые отношения. Нет, как патологоанатом он был не плох. По человеческим меркам. Но в делах некромантии он был бездарностью. Юра, да и не только он, не раз выступал в поддержку того, чтобы на место вскрытчика посадили настоящего некроманта, а не дилетантов, но нет. Некроманты и трупы — вещь для начальства очень болезненная, поэтому настоящего знатока туда никогда не посадят.

Оказавшись на рельсах, парень пошёл вперёд, освещая себе путь слабым светом из трости. На полное освещение тоннеля тратить эссенцию не было ни желания, ни нужды.

Внутри было неестественно сыро и холодно. Юра насторожился. После пары шагов его вдруг дёрнуло. В нос ударил странный запах серы и жжёной травы. Причем чувствовался он только в определенном радиусе: отойди буквально на сантиметр назад, и он пропадёт. Некромант осветил стену, от которой предположительно и шёл этот запах. Увиденное удивило его. Небольшой кусок стены буквально гнил: из него вытекала отвратительная слизь, похожая на гной вперемешку со сгнившим мясом, с трупными испарениями. Сама стена покрылась чем-то странным, похожим на поры — вся эта субстанция двигалась, будто дышала.

— Владимир, — окликнул следователя Юра. — Подойдите сюда. Желательно не один.

— Твою ж налево.

Ошеломлённый следователь стоял перед «живой» стеной. Впереди него было двое полицмагов и Юрий, стенографист в изумлении не знал, как записать то, что он увидел.

— Вы обыскивали эту часть?

— Да, но… Там такого не было!

— Ясно, — некромант поправил очки. — Вызывайте изгоняющих.

— Чего? — недоуменно уставился на него Валесов. — Зачем?

— К мёртвому подтянулась мелкая нечисть, — парень снял перчатку и, слегка коснувшись кисти своей тростью, погрузил её в поры этого нечто, от чего все присутствующие нервно сглотнули, а к горлу бедного новенького стенографиста подступила тошнота. — Они хотели забрать труп, но не вышло — вы его взяли раньше. Эту станцию необходимо отчистить как можно скорее. Не запускайте её до среды, изгоняющие пусть пройдутся по всему тоннелю вплоть до следующей станции. Всё равно эта конечная, так что больших проблем это вызвать не должно. И ещё кое-что: пусть обход делают ночью. Я не могу установить точно, что за нечисть тут была, а ночью они все хочешь-не хочешь, а выйдут.

— Зачем это нечисти?

— Демона пытались призвать, — послышалось неприятное хлюпанье, некромант углубил руку. — Владимир, дай ему выйти, видишь, как его колбасит, — Юра кивнул на бедного стенографиста, которого буквально выворачивало наизнанку в стороне.

Следователь лишь сочувственно вздохнул.

— Выйди, стажёр.

Парень поспешно скрылся, зажимая рот руками.

— Слушай, — задумчиво протянул мужчина. — А ты сам не можешь? С этим вот справиться, — он указал на стену. — Не хотелось бы Дильку впутывать. Начнёт опять тут нюхать, лезть со своими вопросами, вечно что-то выискивает, тьфу!

— Я могу устранить последствия, но не причину, — отмахнулся парень, вытаскивая абсолютно чистую руку назад. — Господин Дильевич справится со своей командой тут куда быстрее. Это немаговское метро, нам лучше не рисковать с самодеятельностью.

Валесов грустно, но понимающе кивнул.

— У меня здесь всё.

— Как всё? Уже всё? — спохватился следователь. — Да ты же осмотреть ничего толком не успел.

— Успел, — холодно отрезал Юра, мельком бросая взгляд на свою трость. Та, как по команде, погасла. — Я пойду. Всего доброго.

— И тебе не хворать, — растерянно произнес мужчина, смотря в спину уходящему некроманту. — Вот ведь, — сказал он уже намного позже, когда парень скрылся из виду. — Фокусник. «У меня здесь всё»! И когда успел? Эх… Стажёр, эй. Стажёр! Звони Дильевичу, пусть готовит своих молодцев, ночью сегодня будет выступать.

***

В Сыскном Отделе Москвы было как-то всё подозрительно спокойно и размеренно. Обычно все несутся куда-то, вечно опаздывающие, вечно озабоченные, вечно раздражённые, но сегодня было не так. То ли от того, что многие проспали, то ли от… Скорби?

Юра тяжело вздохнул, направившись к лифту. В его планы не входил поход в СОМ, по крайней мере не сейчас. Некромант хотел заехать в архив к Кириллу прежде, чем последнего он встретит в комнате допроса, поговорить спокойно и не только о деле Влацлава, но судьба распорядилась иначе. Вернее, иначе распорядилось начальство, заявившее о срочной необходимости Исаева явиться в отдел для встречи с новым напарником. Последнее на данный момент являлось лишь слухом, однако, если такие слухи пускаются от самого отдела, семьдесят процентов того, что это правда. Парень тяжело вздохнул. Он особо-то и не был против. В конце концов, с тем же Влацлавом у него получилось поладить, хотя характер у него ещё тот. Просто сейчас внутренняя душевная обстановка как-то не располагала. Хотя, кого это волнует?

Двери закрылись, Юра оперся спиной о стенку лифта и нервно выдохнул. Нужно быть проще. Нужно быть спокойнее. Нужно…

Двери лифта открылись, в них показался высокий мужчина в строгих брюках, тёмной рубашке. На незнакомце был сильно контрастирующий с остальным гардеробом бежевый плащ, расстегнутый на три пуговицы. Левую руку мужчина держал в кармане, правой же придерживал шляпу. Трости у него не было. За ним стояла небольшая, но уже недовольная толпа людей, однако, как только он шагнул в лифт, толпа отступила назад и за ним входить не захотела. Двери закрылись.

«Чего это они?» — некромант задумчиво сдвинув брови.

— Суеверные, — отмахнулся незнакомец, опираясь на стенку лифта и прикрывая лицо шляпой. Копна русых волос, которые эта самая шляпа сдерживала, распустилась по плечам. Странно, за тот месяц, который Исаев уже отработал, он ни разу не столкнулся с ним. — Расслабься, ты скоро к этому привыкнешь. Ты же новенький? Позволь задать тебе вопрос: почему именно сыск? Так хочется быть собакой на побегушках?

— Я не позволял, но раз уж вы всё равно спросили, — парень сделал акцент на «всё равно». — Сыск — это не «собака на побегушках», как вы выразились. Это ответственность…

— Да-да, можешь не продолжать, — грубо перебил его мужчина. — От кого-то я это уже слышал. Вот только от кого? Ах да, от каждого, у кого я это спросил. Вам заготовки при приёме на работу дают с этой глупостью?

Юра опешил.

— Не отвечай, это был риторический вопрос, — незнакомец саркастично улыбнулся. — В любом случае, поздравляю с разменом. Вы получили вдвойне агрессивную собаку взамен прошлой.

— Мне кажется, вам пора, — холодно отрезал некромант, когда двери лифта открылись. Это был, без сомнения, этаж грубияна, Исаев точно помнил, на какую кнопку тот нажал. — Раз уж мы открыли рубрику бестактных вопросов: почему тогда никто не зашёл с вами в лифт? Брезгуют?

— Потому что суеверные, — усмехнулся мужчина, повторяя ранее сказанное. — Плохая примета есть, когда демон и некромант в одной комнате. Но твоя теория тоже имеет смысл. Среди таких же идиотов, — незнакомец театрально поклонился, снимая шляпу, под которой виднелись обрубки от рогов, начинавшиеся от затылка. — Ещё увидимся, месье.

Двери лифта закрылись.

***

— Да-да, проходите.

После короткого стука, дождавшись ответа, Юрий вошёл в кабинет. Помимо главы СОМ — Виктора Анатольевича Шелохова, мужчины с пепельно-белыми волосами и неестественно молодым лицом для своей сотни–другой лет, — в кресле напротив рабочего стола сидел незнакомый некроманту человек. Впечатление он о себе вызывал двоякое. Плотно сомкнутые губы, прищуренные глаза и лёгкое постукивание ногой свидетельствовали о нервозности и раздражительности мужчины. Однако внешне он совсем не был похож на неврастеника: аккуратно уложенные светлые волосы, чистая опрятная одежда строгого стиля. Его лицо не отдавало ни усталостью, ни озабоченностью, не было ни единой морщинки на его лице, лишь слегка заметные круги под глазами. Трости у него не было. Её место занимало массивное двуствольное ружье, приклад которого был сделан из… Лиственницы?

«Необычный выбор, — отметил про себя некромант. — Даже для берсерка».

Опираясь на свой артефакт, незнакомец также взглядом изучал Юру, от чего последнему стало не по себе, однако лицо его выразило каменное спокойствие.

— Присаживайся, Юрочка, — мягко сказал Виктор, после чего рядом стоящий стул придвинулся к ногам Исаева.

— Благодарю, Виктор Анатольевич, но я постою.

— Нет, всё же будь добр, присядь, — всё так мягко и спокойно ответил Шелохов с полуулыбкой на лице. Тело парня само опустилось на предложенный стул. Некромант стиснул зубы. Сознательная магия — это тебе не шутки, противостоять такой очень сложно. — В ногах правды нет. Ты уже знаешь причину своего прибытия сюда, не так ли?

— Догадываюсь.

— Что ж, позволь представить тебе: Николай. Николай — Юра, — теперь глава обращался уже к незнакомцу. — Этот молодой человек теперь твой напарник. Надеюсь, ваша совместная работа будет плодотворной.

Незнакомец усмехнулся.

— Сомневаюсь.



SaiVick

Отредактировано: 26.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться