Магия Волконского дольмена

Размер шрифта: - +

5 глава

Утром, когда солнце еще только позолотило верхушки огромных каштанов, окружающих селение, у дома Бикишея раздался голос глашатая.

-Здравствуйте, почтенная Хобза,- обратился он к матери Бикишея, вышедшей из дома,- передай Бикишею и братьям, что в следующую пятницу, на Площади Игр сходится молодежь на состязание. Участвовать должны все. Дети будут гонять шары, и, пусть возьмут палки для игры в мяч, а взрослые перекидывать барана через реку и камни через ущелье.

Ровно месяц пропас Бикишей стада коров и коней своего селения, сторожил их, от нападения голодных волков, жадных чинтов и коварных саттов. На пиру, когда его торжественно избрали пастухом, а старейшина преподнес ему подношение, пироги с сыром и мясо быка, Бикишей поклялся, что сохранит стада в целости, и не потеряет ни одной головы. Особо Бикишей охранял табуны лошадей, ведь, как гласит мудрость нартов: «Что будут делать нарты без коня?! Человек без коня, все равно, что птица без крыльев». Свое обещание юноша выполнил с честью, на днях избрали другого пастуха из числа лучших воинов селения, а Бикишей отдыхал.

Вчера он накупал в реке своего любимого и верного коня Аше, накормил его поджаренным ячменем, вымыл черным мылом.

Сегодня утром он встал рано, помог, матери занести молоко в дом, поел и начал собираться в дорогу.

-Пойду на охоту,- сообщил он матери,- надо пополнить запасы мяса для нашей семьи. Собери мне припасы.

Мать положила в сумку бурдюк с молоком, сыр и лепешки. Молодой нарт, не стал брать с собой своего охотничьего орла, оставил пастись любимого коня, взял только припасы матери, колчан со стрелами и лук, а острый кинжал всегда висел на его наборном кожаном поясе. Сабельным опоясьем подпоясал бешмет, надел чувяки, накинул бурку на плечи.

-Думаю, дня на два пойду,- сказал он матери, прощаясь,- видел на перевале молодых ланей, когда пас там стада, они пошли к Черной горе, хочу их подстрелить.

-Береги себя, сынок,- старая Хобза всегда так напутствовала сына,- что бы было кому защищать наш народ. Помяни имя Афсати на перевале, и поможет тебе великий и добрый Мезитха, вернуться с добычей.

Легкой поступью вышел молодой нарт из селения. Путь до Черной горы не близок, надо торопиться. Жаркий летний день подходил к середине, когда Бикишей достиг перевала. Здесь он сел на поваленное дерево, достал из сумки молоко, сыр и лепешки.

-Добрый Афсати - покровитель лесных животных,- громко произнес юноша имя Бога лесных зверей,- даруй мне удачу на сегодняшней охоте. Правую лодыжку я отдам тому, кто первый встретится мне в пути.

В зарослях рододендрона неожиданно отозвался тетерев, в знак доказательства, что Афсати услышал голос нарта. Подкрепившись, охотник продолжил свой путь по торной тропе. Долго поднимался он по горным склонам, переходил бурные реки, перепрыгивал через огромные камни и поваленные деревья. Всматривался и вслушивался, но, нигде не видел следов молодых ланей. Настрелял он уже с дюжину фазанов и перепелок, охотничья сумка его отяжелела, но, он упорно продолжал идти вперед, по хорошо знакомым местам. Солнце уже начало клониться к закату, когда нарт пришел на Черную гору. Вокруг высились грабы, раскинули свои шатры исполины дубы, колыхались на ветру клены, каштаны звали отдохнуть в их спасительной тени.

-Великий Сайнаг-Алдар – хозяин Черной горы,- обратился Бикишей к божеству,- разреши мне поохотиться на твоих горных кручах, часть добычи я оставлю тебе.

Легкий ветерок зашевелил листья боярышника, Великий Сайнаг-Алдар услышал нарта. Молодой мужчина высек пряжкой от наборного пояса огонь, разжег костер, зажарил фазана, поужинал и лег спать в шалаш, покрытый шкурами животных.

Это было традиционное место охоты, поэтому, нарты поставили здесь шалаши и шатры, что бы всегда можно было укрыться от непогоды, если Сайнаг-Алдар разгневается. Когда в горы уходило сразу много людей с собаками, и молодежь загоняла кабанов на стоящих в пересаде охотников, все шалаши были заполнены до отказа. А сегодня на Черной горе спал один Бикишей.

Солнце еще не поднялось из-за моря, его первые лучи только начали будить небосклон, а Бикишей уже пробирался по лесной звериной тропе к водопою. Он нашел в густых кустах жимолости удобное место для засады и начал ждать. Было тихо и прохладно, прошлогодние дубовые листья устилали землю под ногами, пахло жимолостью и жасмином. Тишину нарушал только пестрый дятел, добывающий жучков в старом большом каштане на той стороне реки. Когда солнце показалось над горизонтом, лесные звери потянулись по тропе к воде. Урча и хрюкая, пробежало стадо кабанов; мягко и бесшумно ступали хитрые лисицы; опасливо озираясь по сторонам, пробежали серны. Но, желанные лани так и не появились, видно, не на ту тропу сел охотник.

Вышел нарт из кустов и пошел дальше в горы, еще внимательнее присматриваясь к объеденным кустам и примятой траве. Наконец, Бог охоты Мезитха, помог нарту и через час, он обнаружил на земле отчетливые следы ланей. Настойчивый охотник, как тень заскользил, между деревьями, боясь спугнуть долгожданных животных.

 

Следы становились все четче, и вскоре, в прогалине на опушке, он разглядел животных по белым пятнам на красновато-коричневой шкуре. Грациозные лани только с виду спокойно щипали травку, их длинные уши постоянно двигались, прислушиваясь к лесным шорохам. Не успел Бикишей натянуть тетиву, как стайка животных резко кинулась в чащу. «Кто мог напугать их здесь, в глухом лесу высоко в горах?»- подумал юноша и продолжил осторожное преследование.



Ева Саева

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться