Магия Волконского дольмена

7 глава

Пляж еще был забит до отказа, и Нечаевы, не без труда, нашли место рядом со странным сооружением. Огромный зонт с надписью «Инмарко. Ура, мороженое» был не только почти на половину засыпан камнями для устойчивости, но и по окружности шатра высилась дамба из камней и песка высотой в добрых полметра. Внутри дамбы, как в бункере, устроено «царское ложе» из поролоновых матрасиков, покрытых сверху махровыми покрывалами. Царственный вид этому сооружению придавали маленькие бархатные подушечки, разбросанные по покрывалам, а развевающиеся на ветру разноцветные шелковые парео навевали мысли о «шатре Шахерезады». Пока Лида устанавливала свой зонтик в гальку, подошел уже знакомый сосед по отелю - Сергунь, весь мокрый после купания.

-Как вам мое «бунгало»?- спросил он, растянувшись во весь свой огромный рост на горячих камнях, аккуратно выложенных перед входом.

-Это вы сделали?- не смогла скрыть удивления Лида.

-А як же. Кто еще, кроме Сергуня Жуковенко, мог обустроить такой шатер Алладина, я его называю «бунгало Сергуня». В жару на пляже долго не выдержишь, сгоришь весь и дыма не будя. А под шатром хорошо, и на море любуешься и на все остальное,- он многозначительно обозрел разгоряченные женские тела кругом,- в номере сидеть весь день, нет охоты. А тут – раздолье.

-Шо, ты тут уже балакаешь?- под стать мужу, фигура супружницы закрыла напрочь все солнце,- как же славно на море, вода теплющая, як молоко у нашей Красули. А на волнах убаюкиваешься, аж дремать охота,- проговаривая все это скороговоркой, женщина,согнувшись, залезлав «бунгало» и разлеглась на «царском ложе»,- гляньте, какой мой дед шатер сварганил?- она достала рукой парео, задержала его в руке и посмотрела на Лиду.

-Хвалишься?- отозвался явно дремавший на камнях супруг,- а сколько ты меня пилила, як пила дружба. Чуток весь хребет не перепилила

-Ага, як же, тебе перепилишь. Такой пилы ще ученые не придумали. Вот подумайте,- обратилась она к Лиде,- все люди как люди. Лежат себе на полотенцах, жарятся на солнце, як котлеты на сковороде. А этот?- указала она взглядом на раскаленное тело мужа,- камни кладет. Цельный день камни клал. И меня еще подгонял, щоб я ему воду носила из моря песок мочить. Так, говорит, лучше держаться будет. На нас усе смотрели, как на сумасшедших.

-И не просто клал,- вставил свою лепту в рассказ жены Сергунь,- еще песок добывал,- он поднялся и на четвереньках полез в свое бунгало. Его загоревшая спина отвала бронзой. С удовольствием развалившись в своем убежище, он продолжал,- зато мне теперь,- он начал загибать свои громадные пальцы,- не жарко, удобно и всюду – вид на море,- он демонстративно приподнялся на локте, отвел рукой развевающееся парео, и указал глазами на морской пейзаж,- как на картине Айвазовского. Ну чем не царский дворец! Всю зиму мечтал лежать на пляже под зонтиком и есть арбуз. Кстати,- обратился он к жене,- супружница, а ты иде арбуз прячешь, купленный мною самолично сегодня утром?

-Я прячу?- обиженная супружница даже села от негодования,- да ты шо, гляделки то открой. Сам же его приволок в сумке. Вот сумка, вот арбуз.

Довольный муженек сел, вытащил огромный, килограмм на пятнадцать арбуз и уложил его на большое, видимо для этих целей принесенное, блюдо.

-А ножик иде?- он уставился на жену.

-В сумке, иде же еще?- не поднимая головы с бархатной подушечки, сквозь дремоту ответила Нинок.

-В какой сумке? Я ее уже всю перетряс на сто рядов. Нету ножика. Ты шо это сделала? Ты шо, ножик у номере забыла?

Тут уже супружница скинула дремоту, села и давай перебирать подушки, покрывала, в надежде, что ножик она все-таки принесла, и он закатился где-то. Но нет, ножика не было.

-Ну что за голова,- не унимался супруг, явно раздосадованный, что часть его «царственного плана» был на грани срыва. Идти по жаре до отеля ему явно не хотелось, а просить ножик на пляже у незнакомых – не царское дело! Но, безумно хотелось исполнить давнюю мечту о поедании арбуза на пляже,- твою голову надо на огород посадить, вместо тыквы,- ругал он забывчивую супружницу.

-А я то что, сам бы думал о своем арбузе, чем ты его будешь резать. А мне как раз Сонечка звонила, ее опять Сашко побил,- оправдывалась Нинок.

-Возьмите у меня ножик,- вмешалась Лида,- мы тоже арбуз принесли и я взяла ножик.

-Вот учись,- указал пальцем на соседку мужчина,- наверно ничего никогда не забывает. Спасибо соседка,- он вонзил нож в ядреное чрево арбуза и ловко нарезал несколько огромных кусков,- а Сашку я всыплю по первое число. Я пока только грозил ему ремнем, но мое терпение тоже не железное. Будет знать, как обижать младших. Внуки не слухають, жуть,- обратился он к Лиде, арбузный сок стекал у него не только с подбородка, но и с рук,- у нас три внука и пять внучек. Всего восемь. Они нас замордовали уже вконец. А родители - то есть наши дети, стараются сами умыкнуть куда-нибудь, отдыхать в жаркие страны, а детей спровадить нам, причем усих сразу. У нас начинается целое Вавилонское столпотворение. Голова идет кругом цельные сутки.

-Ну что ты такое говоришь,- вмешалась супружница, ловко выплевывая семечки от арбуза в ладошку,- внуки – это наше счастье.

-Ага, счастье,- передразнил ее супруг,- а когда Колюшка залез к соседям за сливами и упал с дерева, то ты причитала: «Завтра отправлю тебя домой к матери». А когда Иришка всю ночь прокаталась с энтим ухарем на мотоцикле, ты тоже грозилась отправить ее домой: «За что мне такое наказание».



Ева Саева

Отредактировано: 01.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться