Маховик Судьбы

Размер шрифта: - +

8 Долгожданная поездка в Хогвартс

На сле­ду­ющее ут­ро я прос­нулся в пять ча­сов и уже не смог­ла зас­нуть, я бы­ла слиш­ком взвол­но­вана.
До вось­ми ча­сов я чи­тала учеб­ни­ки. А по­том спус­ти­лась в сто­ловую.
Я уже по­ела и хо­тела ид­ти, но отец ос­та­новил ме­ня:
— Со­бирай­ся, Элейн. В де­сять мы ап­па­риру­ем на Кингс-Кросс. 
Я уш­ла в свою ком­на­ту.
Я тща­тель­но изу­чила спи­сок не­об­хо­димых книг и ве­щей, что­бы убе­дить­ся, что ни­чего не за­была. Вы­пус­ти­ла Ле­са на во­лю. И ре­шила по­гулять в са­ду. Я не ско­ро вер­нусь до­мой, по­это­му хо­телось нас­ла­дить­ся пос­ледни­ми мо­мен­та­ми.
Наш сад очень боль­шой. Я ду­маю он боль­ше Ко­сой Ал­леи. Ка­ких цве­тов здесь толь­ко нет! Са­дов­ни­ки пос­та­рались на сла­ву. Цве­ты, де­ревья. От обык­но­вен­ных маг­лов­ских ду­бов и гвоз­дик до та­ких рас­те­ний, наз­ва­ний ко­торых я не знаю. Мно­жес­тво рас­те­ний об­ла­да­ющих ма­гичес­кой си­лой. Рас­те­ния прив­ле­ка­ют сво­ей неж­ностью, изя­щес­твом и, од­новре­мен­но, си­лой, яр­костью. А при лю­бова­нии цвет­ком знать его наз­ва­ние сов­сем не обя­затель­но.
Здесь мно­жес­тво тро­пинок и до­рожек. Ос­новные до­роги, по ко­торым на­ибо­лее час­то кто-то хо­дил, бы­ли вы­ложе­ны блед­но-жёл­тым кир­пи­чом. Клумб не бы­ло. Цве­ты на пер­вый взгляд рос­ли то тут, то там без вся­кого по­ряд­ка. Но так толь­ко ка­залось.
Та­ких цве­тов не бы­ло боль­ше ниг­де и ни у ко­го. Вот ма­лень­кий изящ­ный кус­тик, на ко­тором рас­тут вро­де бы са­мые обыч­ные ро­зы. Но этот цве­ток спо­собен вы­лечить лю­бые ра­ны, он ды­шит яр­костью и жизнью. А как они бла­го­уха­ют! Этот аро­мат за­пол­ня­ет всё прос­транс­тво на нес­коль­ко мет­ров вок­руг кус­та, и от это­го слад­ко­го за­паха кру­жить­ся го­лова.
Де­ревья в са­ду по­ража­ли сво­ей кре­постью, мо­гущес­твен­ностью. Ог­ромные ство­лы ухо­дили ввысь. Уз­ло­ватые, они бы­ли пок­ры­ты жёс­ткой, иног­да очень шер­ша­вой, а иног­да не­веро­ят­но глад­кой ко­рой. Нес­коль­ким из этих де­ревь­ев бы­ло боль­ше ты­сячи лет. Листья са­мых раз­ных от­тенков зе­лёно­го. По­пада­ют­ся да­же та­кие, у ко­торых листья крас­но­ватые, ро­зовые, си­рене­вые…
Осо­бен­но прек­расно в са­ду ран­ним ут­ром. Пов­сю­ду за­ря раз­бра­сыва­ет блес­тя­щие ка­пель­ки ро­сы. Здесь мно­жес­тво скуль­птур с ру­нами. Мож­но гу­лять по до­рож­кам, или свер­нуть на од­ну из узень­ких тро­пинок, ко­их в са­ду ве­ликое мно­жес­тво. Эти тро­пин­ки мо­гут при­вес­ти в са­мые раз­ные час­ти са­да. Мож­но вый­ти к мэ­нору, мож­но к не­боль­шо­му озер­цу, а мож­но заб­рести в та­кие угол­ки, где ред­ко кто бы­вал и при­рода бы­ла поч­ти сов­сем ди­кой. В та­ких за­ко­ул­ках осо­бен­но кра­сиво.
Я нас­ла­дилась про­гул­кой по са­ду и пош­ла по од­ной из та­ких до­рожек к мэ­нору.
На­кол­до­вала ча­сы и ужас­ну­лась, на них бы­ло 9.57. Я приз­ва­ла с по­мощью Ак­цио че­модан и по­бежа­ла в ма­лый зал. Где дол­жен был ждать ме­ня отец.
Я вбе­жала в зал. Отец сто­ял ко мне спи­ной.
— Ты опоз­да­ла, — ска­зал он, я вновь на­кол­до­вала ча­сы, на них бы­ло 10.08.
— Из­ви­ни, я гу­ляла в са­ду.
Он мах­нул ру­кой и мой че­модан умень­шил­ся в ма­лень­кую су­моч­ку и стал очень лёг­ким. Вто­ропях, я за­была на­ложить эк­стен­ши­он.
— Спа­сибо, — ска­зала я.
— Пой­дём, — отец на­дел ма­гичес­кий ар­те­факт и про­тянул мне ру­ку.
Мы ап­па­риро­вали к плат­форме 9 и 10. Я вы­тащи­ла би­лет на нём бы­ло на­писа­но плат­форма 9 ¾. Я уди­вилась.
— Здесь нет плат­формы 9 ¾. Как на неё по­пасть? — спро­сила я. Я не­до­уме­вала. Над од­ной плат­формой ви­села боль­шая плас­ти­ковая таб­личка с циф­рой де­вять, а над дру­гой — та­кая же таб­личка с циф­рой де­сять.
— Всё, что те­бе на­до сде­лать, — это пой­ти пря­мо че­рез раз­де­литель­ный барь­ер меж­ду плат­форма­ми де­вять и де­сять. Са­мое глав­ное — те­бе нель­зя ос­та­нав­ли­вать­ся и нель­зя бо­ять­ся, что ты вре­жешь­ся в барь­ер, — хо­лод­ным го­лосом ска­зал отец.
— Хо­рошо, — сог­ла­силась я.

Я поп­ра­вила сум­ку, Лес сел мне на пле­чо. За­тем я пос­мотре­ла на барь­ер. Он по­казал­ся мне очень и очень проч­ным. Я дви­нул­ся по нап­равле­нию к барь­еру. Я бы­ла уве­рена, что сей­час вре­жусь пря­мо в сте­ну и на этом всё за­кон­чится, но, вспом­нив от­ца, я пош­ла быс­трым ша­гом к барь­еру. Ос­та­валось ка­ких-то два ша­га. Я прик­ры­ла гла­за, го­товясь к уда­ру. Уда­ра не про­изош­ло, и я, за­мед­лив шаг, от­кры­ла гла­за. От­ца ниг­де не бы­ло. Я на­ходи­лась на за­битой людь­ми плат­форме, у ко­торой сто­ял па­ровоз ало­го цве­та. Над­пись на таб­ло гла­сила: «Хог­вартс-экс­пресс. 11.00». Я ог­ля­нулась на­зад и уви­дела, что би­лет­ная кас­са ис­чезла, а на её мес­те на­ходит­ся ар­ка с ко­ваны­ми же­лез­ны­ми во­рота­ми и таб­личкой: «Плат­форма но­мер де­вять и три чет­верти». Над го­лова­ми, соб­равших­ся на плат­форме, лю­дей плы­ли, из­верга­емые па­рово­зом, клу­бы ды­ма, а под но­гами шмы­гали раз­ноцвет­ные кош­ки. До ме­ня до­носи­лись го­лоса, скрип тя­желых че­мода­нов и не­доволь­ное уханье пе­рего­вари­вав­шихся друг с дру­гом сов. Вдруг отец по­явил­ся пе­редо мной. Я от­шатну­лась.
— По­чему ты не про­шёл че­рез барь­ер? — спро­сила я.
— Пред­по­читаю ап­па­риро­вать.
— Ты учил­ся в Хог­вар­тсе?
«По­чему я не спро­сила рань­ше?» — по­дума­ла я.
— Да. Те­бе по­ра уже 10.55.
— До встре­чи.
Я пош­ла к по­ез­ду. Ог­ля­нулась, а от­ца уже не бы­ло. Пер­вые нес­коль­ко ва­гонов уже бы­ли бит­ком на­биты школь­ни­ками. Они вы­совы­вались из окон, что­бы по­гово­рить на­пос­ле­док с ро­дите­лями, или сра­жались за сво­бод­ные мес­та. Я дви­нулась даль­ше, заг­ля­дывая в ок­на ва­гонов в по­ис­ках мес­течка. Тут я за­мети­ла Дра­ко с его друзь­ями в ку­пе. Я заш­ла.
— При­вет. Я не по­мешаю?
— При­вет. Ко­неч­но, нет. Поз­на­комь­ся, это мои друзья: Блэйз За­бини, Гре­гори Гойл и Вин­сент Крэбб.
Де­ти по­жира­телей. Я сра­зу уз­на­ла их по фа­мили­ям. Ну, что ж, мой сек­рет не дол­жен знать ник­то.
— Очень при­ят­но. Я Элейн Ни­кей.
— Вы зна­ете, в этом го­ду в Хог­вартс едет на­ша но­вая зна­мени­тость — Гар­ри Пот­тер, — ска­зал За­бини, сде­лав ак­цент на пос­леднем сло­ве.
— Дол­го Пот­те­ру не про­жить, Тём­ный Лорд очень ско­ро его убь­ёт, — ска­зал Дра­ко.
Вот мой шанс ус­лы­шать эту ис­то­рию. Ког­да я спра­шива­ла у от­ца, он рас­ска­зал очень ма­ло. А в кни­гах на­писа­но ещё мень­ше.
— Что он во­об­ще та­кого ве­лико­го сде­лал? Ну, не умер от ава­ды. И что даль­ше? — я ре­шила втя­нуть­ся в ком­па­нию.
— Я о том же. Отец го­ворит, что мать Пот­те­ра на­ложи­ла ка­кие-то ча­ры люб­ви. И в мес­то Гар­ри Пот­те­ра умер­ла са­ма, — ска­зал Дра­ко.
— Ему прос­то по­вез­ло, но вто­рой раз он не уй­дёт, — ска­зал Блэйз.
Я не хо­тела, что­бы отец уби­вал не­вин­но­го маль­чи­ка. Но вряд ли я смо­гу что-то из­ме­нить.
— Кста­ти, ты чис­токров­ная? — спро­сил За­бини.
Что мне де­лать? Ес­ли ска­жу, что по­лук­ровка, то ме­ня выш­вырнут за дверь, они же не зна­ют, что я дочь Тём­но­го Лор­да.
— Да, — от­ве­тила я.
По­ка мы бол­та­ли, по­езд вы­ехал из Лон­до­на и сей­час нёс­ся ми­мо по­лей и лу­гов, на ко­торых пас­лись ко­ровы и ов­цы. При­мер­но в по­лови­не пер­во­го из там­бу­ра до­нёс­ся стук, а за­тем в ку­пе заг­ля­нула улы­ба­юща­яся жен­щи­на с ямоч­кой на под­бо­род­ке.
— Хо­тите чем-ни­будь пе­реку­сить, ре­бята?
У ме­ня до­ма всег­да бы­ло всё, что ду­ше угод­но. Но мы еха­ли пол­дня и мне очень за­хоте­лось пе­реку­сить. Мы с Дра­ко выш­ли в ко­ридор за сла­дос­тя­ми.
На лот­ке жен­щи­ны ле­жали па­кети­ки с круг­лы­ми кон­фетка­ми-дра­же «Бер­ти Боттс», ко­торые, ес­ли ве­рить над­пи­си на па­кети­ках, от­ли­чались са­мым раз­но­об­разным вку­сом. Ещё у неё бы­ла «Луч­шая взры­ва­юща­яся же­ватель­ная ре­зин­ка Друбблс», «Шо­колад­ные ля­гуш­ки», тык­венное пе­ченье, сдоб­ные ко­тел­ки, лак­ричные па­лоч­ки и про­чие сла­дос­ти ми­ра вол­шебни­ков, ко­торые я зна­ла дав­но. Я взя­ла шо­колад­ную ля­гуш­ку и «Бер­ти Боттс». Зап­ла­тила жен­щи­не шесть се­реб­ря­ных сик­лей и семь брон­зо­вых кна­тов. Дра­ко взял «Луч­шую взры­ва­юще­юся же­ватель­ную ре­зин­ку Друбблс»
Мы вер­ну­лись в ку­пе.
Я взя­ла шо­колад­ную ля­гуш­ку. Из кар­то­чек у ме­ня не хва­тало Аг­риппы. Я раз­верну­ла «ля­гуш­ку» и вы­тащи­ла кар­точку.
На ней был изоб­ра­жен че­ловек в за­тем­ненных оч­ках, с длин­ным крюч­ко­ватым но­сом и вь­ющи­мися се­дыми во­лоса­ми, се­дыми уса­ми и се­дой бо­родой. «Аль­бус Дамб­лдор» гла­сила под­пись под кар­тинкой. Я пе­ревер­ну­ла кар­точку «Аль­бус Дамб­лдор, в нас­то­ящее вре­мя ди­рек­тор шко­лы „Хог­вартс“. Счи­та­ет­ся ве­личай­шим вол­шебни­ком на­шего вре­мени. Про­фес­сор зна­менит сво­ей по­бедой над тем­ным вол­шебни­ком Грин-де-Валь­дом в 1945 го­ду, от­кры­ти­ем две­над­ца­ти спо­собов при­мене­ния кро­ви дра­кона и сво­ими тру­дами по ал­хи­мии в со­ав­торс­тве с Ни­кола­сом Фла­ме-лем. Хоб­би — ка­мер­ная му­зыка и иг­ра в кег­ли».
Я уже го­вори­ла, что фор­ту­на вы­кину­ла ме­ня из сво­их спис­ков уже дав­но?
Лад­но, я от­ло­жила ля­гуш­ку и поп­ро­бова­ла «Бер­ти-Ботс». О, апель­син­чик, вкус­нень­ко.
— Уго­щай­тесь, — ска­зала я маль­чи­кам.
 — Фу! — по­мор­щился Дра­ко. — Брюс­сель­ская ка­пус­та!
Мы неп­ло­хо по­весе­лились, по­едая эти дра­же. Я поп­ро­бова­ла кон­фе­ты со вку­сом жа­рено­го хле­ба, ко­коса, фа­соли, клуб­ни­ки, кар­ри, тра­вы, ко­фе и сар­дин. И да­же сме­ло от­ку­сила ку­сочек от се­рой кон­фетки, к ко­торой Кребб по­бо­ял­ся при­кос­нуть­ся, — ока­залось, что она бы­ла со вку­сом пер­ца.
Мес­тность за ок­ном рез­ко из­ме­нилась. На сме­ну воз­де­лан­ным по­лям приш­ли ле­са, ре­ки и зе­леные хол­мы. Кто-то пос­ту­чал в дверь ку­пе. На по­роге по­явил­ся круг­ло­лицый маль­чик. Выг­ля­дел он так, слов­но со­бирал­ся вот-вот рас­пла­кать­ся.
— Из­ви­ните, — ска­зал маль­чик, — я Не­вилл Лон­гбот­том. Вы тут не ви­дели жа­бу?
Мы по­кача­ли го­лова­ми, и Не­вилл на­чал при­читать.
— Я по­терял её! Она веч­но от ме­ня убе­га­ет!
— Иди от­сю­да, — ска­зал Дра­ко.
— За­чем же так гру­бо? — спро­сила я, ког­да Не­вилл ушёл. Я зна­ла, что Дра­ко не­нави­дит всех пре­дате­лей кро­ви и гряз­нокро­вок.
— Он пре­датель кро­ви. Мою тё­тю — Бел­латри­су,

Дра­ко мно­гоз­на­читель­но пос­мотрел на ме­ня. Как-бы спра­шивая мож­но ли про­дол­жить.
По­чему мно­гоз­на­читель­но и по­чему спра­шивая? По­тому что Бел­латри­са — моя ма­ма и из-за ба­буш­ки Лон­гбот­то­ма (но Не­вилл здесь ни при чём) она по­пала в Аз­ка­бан. Где она и сей­час. Мне боль­но вспо­минать об этом мо­мен­те. На­де­юсь, что ког­да-ни­будь отец её вы­тащит.
Я еле за­мет­но кив­ну­ла Дра­ко. И он про­дол­жил:

— Лон­гбот­то­мы по­сади­ли в Аз­ка­бан, но она ни­чего не де­лала. Толь­ко бы­ла По­жира­телем Смер­ти, и как на­ши ро­дите­ли бо­ролась за спра­вед­ли­вость.
— Пе­чаль­но, — ска­зала я, хо­тя, в от­ли­чии от дру­гих, для ме­ня это бы­ло тра­геди­ей.
 — Вы слы­шали о «Грин­гот­тсе»? «Про­рок» об этом пи­сал, кто-то пы­тал­ся ог­ра­бить свер­хсек­ретный сейф, — ска­зал Блэйз.
«По­хоже, маль­чи­ки не в кур­се, что это был По­жира­тель Смер­ти по по­руче­нию от­ца, он пы­тал­ся ук­расть Фи­лософ­ский ка­мень. Я под­слу­шала раз­го­вор Сней­па с от­цом. А те­перь этот ка­мень бу­дет в Хог­вар­тсе. И, по­хоже, ли­бо Сней­пу, ли­бо мне при­дёт­ся его ук­расть.» — по­дума­ла я.
— На са­мом де­ле? И что слу­чилось с гра­бите­лями? — спро­сил Дра­ко.
Кребб и Гойл во­об­ще ни­ког­да не го­ворят. Сде­лала вы­воды я.
 — Ни­чего. Вот по­чему об этом так мно­го пи­сали, не пой­ма­ли, — от­ве­тил За­бини.
— Ско­рее все­го, это был кто-то из По­жира­телей Смер­ти, ина­че бы ему не уда­лось проб­рать­ся в «Грин­готтс» и за­лезть в сейф, а по­том вый­ти от­ту­да це­лым и нев­ре­димым. Но са­мое стран­ное, что гра­бите­ли ни­чего не по­хити­ли. Ко­неч­но, все бо­ят­ся, что за этим сто­ит Тём­ный Лорд, — ска­зал Дра­ко.
— Да, на­вер­но, — ска­зал Блейз.
— Ну что, мо­жет, к Гар­ри Пот­те­ру на­веду­ем­ся? К на­шей ве­ликой звез­де, — с сар­казмом ска­зал Дра­ко.
Мы втро­ём нап­ра­вились в ку­пе к Гар­ри Пот­те­ру. У всех бы­ли раз­ные мо­тивы. Мне бы­ло ин­те­рес­но пог­ля­деть на маль­чи­ка, ко­торый не умер от ава­ды от­ца. Дра­ко по­из­де­вать­ся. А Блейз, да кто его зна­ет. Мис­тер за­гадоч­ность.

 — Здравс­твуй, Пот­тер. Я Дра­ко Мал­фой, — над­менно ска­зал Дра­ко.
Ры­жий маль­чик про­каш­лялся. Мне по­каза­лось, что он та­ким об­ра­зом сдер­жи­ва­ет смех. Дра­ко не­одоб­ри­тель­но по­косил­ся на не­го.
 — Моё имя те­бе ка­жет­ся смеш­ным, не так ли? Да­же не бу­ду спра­шивать, как те­бя зо­вут. Мой отец рас­ска­зал мне, что ес­ли ви­дишь ры­жего и вес­нушча­того маль­чиш­ку, зна­чит, он из семьи У­из­ли. Семьи, в ко­торой боль­ше де­тей, чем мо­гут се­бе поз­во­лить их ро­дите­ли.
Вы­дав эту убий­ствен­ную ти­раду, и за­чем пор­тить от­но­шения со все­ми? Дра­ко сно­ва по­вер­нулся к Гар­ри: 
— Ты ско­ро уз­на­ешь, Пот­тер, что в на­шем ми­ре есть нес­коль­ко ди­нас­тий вол­шебни­ков, ко­торые ку­да кру­че всех ос­таль­ных. Дак вот ты в них не вхо­дишь.
Гар­ри и У­из­ли од­новре­мен­но под­ня­лись со сво­их мест. Ли­цо Ро­на ста­ло та­ким же мед­но-крас­ным, как и его во­лосы.
— Пов­то­ри, что ты ска­зал, — пот­ре­бовал У­из­ли.
— О, вы со­бира­етесь с на­ми драть­ся, не так ли? — през­ри­тель­но вы­давил из се­бя Дра­ко.
—Да, ес­ли ты не­мед­ленно от­сю­да не убе­решь­ся, — храб­ро за­явил Гар­ри.
 — О, мы вов­се не со­бира­ем­ся ухо­дить, прав­да, Блэйз? — ус­мехнул­ся Мал­фой, по­вора­чива­ясь к сво­им спут­ни­кам. — А к то­му же, мы про­голо­дались, а у вас тут ку­ча еды.
«Вот что Дра­ко де­ла­ет? По­чему он та­кой злой? Я ду­маю, что Гар­ри не зас­лу­жива­ет та­кого об­ра­щения. Он ни­чего та­кого не сде­лал. Я не по­нимаю Дра­ко. Я по­нимаю не лю­бовь не­кото­рых вол­шебни­ков к маг­ло­рож­дённым. Им прос­то опас­но поль­зо­вать­ся ма­ги­ей. Я не хо­чу, что­бы мой отец их уби­вал. Но им не сов­сем мес­то в ма­гичес­ком ми­ре. Но по­лук­ровки, за что им та­кое на­каза­ние?»
— Дра­ко не на­до, — ска­зала я.
Я от­ве­ла его в сто­рону, на­ложи­ла ку­пол ти­шины и ска­зала:
— Гар­ри Пот­тер ни­кому ни­чего не сде­лал, ну и что, что он вы­жил пос­ле ава­ды. Это слу­чай­ность. Ты же не ду­ма­ешь, что он дей­стви­тель­но мо­жет по­бедить Тём­но­го Лор­да? За­чем ты так с ним? Ты ведь не та­кой. Не ста­новись сво­им от­цом.
— Ты пра­ва. Но я не мо­гу спра­вить­ся с со­бой, по­нимая, что та­кие как он, гряз­нокров­ки, пре­дате­ли кро­ви, уби­ва­ют По­жира­телей смер­ти, са­жа­ют их в Аз­ка­бан. Твоя ма­ма ведь то­же пос­тра­дала от них. Не­уже­ли, ты не ис­пы­тыва­ешь злос­ти на них?
— Дра­ко, они де­ти, как и мы. Они не обя­затель­но ста­нут та­кими же, как и их ро­дите­ли. Воз­можно, мы пос­тро­им но­вый мир.
— Лад­но, пой­дём. Прос­ти.
— Ни­чего.
Я сня­ла ку­пол ти­шины и мы пош­ли в на­ше ку­пе вмес­те с Блей­зом.

За ок­ном, там, где вы­сились го­ры и тя­нулись бес­ко­неч­ные ле­са, на­чало тем­неть, а не­бо ста­ло тём­но-фи­оле­товым. По­езд за­мед­лил ход.
«Мы подъ­ез­жа­ем к Хог­вар­тсу че­рез пять ми­нут, — раз­несся по ва­гонам гром­кий го­лос ма­шинис­та. — По­жалуй­ста, ос­тавь­те ваш ба­гаж в по­ез­де, его дос­та­вят в шко­лу от­дель­но».
Я взя­ла свою сум­ку, так как она бы­ла очень лёг­кая и смыс­ла ос­тавлять её я не ви­дела. А Ле­са приш­лось за­переть в клет­ке и ос­та­вить в ку­пе.
Мы выш­ли в ко­ридор, где уже тол­пи­лись ос­таль­ные. По­езд всё сбав­лял и сбав­лял ско­рость и, на­конец, ос­та­новил­ся. В ко­ридо­ре воз­никла жут­кая тол­чея, но че­рез нес­коль­ко ми­нут мы всё-та­ки ока­зались на не­ос­ве­щен­ной ма­лень­кой плат­форме. На ули­це бы­ло хо­лод­но, и я по­ёжи­лась. За­тем над на­шими го­лова­ми за­кача­лась боль­шая лам­па, и я ус­лы­шала го­лос: 
— Пер­во­кур­сни­ки! Пер­во­кур­сни­ки, все сю­да!
Над на­ми воз­вы­шалось си­яющее ли­цо (я уз­на­ла, ког­да Гар­ри об­ра­тил­ся к не­му) Хаг­ри­да.
— Так, все соб­ра­лись? Тог­да за мной! И под но­ги смот­ри­те! Пер­во­кур­сни­ки, все за мной!
Пос­каль­зы­ва­ясь и спо­тыка­ясь, ос­таль­ные ре­бята шли вслед за Хаг­ри­дом по уз­кой до­рож­ке, рез­ко ухо­дящей вниз. Толь­ко я шла нор­маль­но. Нас ок­ру­жала та­кая плот­ная тем­но­та, что мне по­каза­лось, буд­то мы про­бира­ем­ся сквозь лес­ную ча­щу. Все раз­го­воры стих­ли, и мы шли поч­ти в пол­ной ти­шине, толь­ко Не­вилл, тот маль­чик, ко­торый всё вре­мя те­рял свою жа­бу, па­ру раз чих­нул.
 — Еще нес­коль­ко се­кунд, и вы уви­дите Хог­вартс! — крик­нул Хаг­рид, не обо­рачи­ва­ясь. — Так, ос­то­рож­но! Все сю­да!
— О-о-о-! — выр­вался друж­ный, вос­хи­щен­ный воз­глас.
Мы сто­яли на бе­регу боль­шо­го чер­но­го озе­ра. А на дру­гой его сто­роне, на вер­ши­не вы­сокой ска­лы, сто­ял ги­гант­ский за­мок с ба­шен­ка­ми и бой­ни­цами, а его ог­ромные ок­на от­ра­жали свет усы­пав­ших не­бо звезд.
— По пять че­ловек в од­ну лод­ку, не боль­ше, — ско­ман­до­вал Хаг­рид, ука­зывая на це­лую фло­тилию ма­лень­ких ло­дочек, ка­ча­ющих­ся у бе­рега.
Мы се­ли все вмес­те. Я, Блэйз, Дра­ко, Вин­сент и Гре­гори.
 — Рас­се­лись? — прок­ри­чал Хаг­рид, у ко­торо­го бы­ла лич­ная лод­ка. — Тог­да впе­рёд!
Фло­тилия дви­нулась, лод­ки зас­коль­зи­ли по глад­ко­му, как стек­ло, озе­ру. Все мол­ча­ли, не сво­дя глаз с ог­ромно­го зам­ка. Чем бли­же мы под­плы­вали к уте­су, на ко­тором он сто­ял, тем боль­ше он воз­вы­шал­ся над на­ми.
— Приг­ни­тесь! — зыч­но крик­нул Хаг­рид, ког­да мы под­плы­ли к уте­су. Все нак­ло­нили го­ловы, и лод­ки ока­зались в за­рос­лях плю­ща, ко­торый скры­вал ог­ромную рас­ще­лину. Ми­новав за­рос­ли, мы по­пали в тем­ный тун­нель, ко­торый, су­дя по все­му, за­кан­чи­вал­ся пря­мо под зам­ком, и вско­ре при­чали­ли к под­земной прис­та­ни и вы­сади­лись на кам­ни.
— Эй, ты! — крик­нул Хаг­рид, об­ра­ща­ясь к Не­вил­лу Хаг­рид, ос­матри­вая пус­тые лод­ки, он ви­димо, что-то за­метил. — Это твоя жа­ба?
— Ой, Тре­вор! — ра­дос­тно за­вопил Не­вилл, про­тяги­вая ру­ки и при­жимая к се­бе свою жа­бу.
Хаг­рид по­вел нас на­верх по ка­мен­ной лес­тни­це, ос­ве­щая до­рогу ог­ромной лам­пой. Вско­ре мы ока­зались на влаж­ной от ро­сы лу­жай­ке у под­но­жия зам­ка. Ещё один лес­тнич­ный про­лет, и те­перь мы сто­яли пе­ред ог­ромной ду­бовой дверью.
— Все здесь? — по­ин­те­ресо­вал­ся Хаг­рид. — Эй, ты не по­терял ещё жа­бу? — убе­див­шись, что все в по­ряд­ке, Хаг­рид под­нял свой ог­ромный ку­лак и триж­ды пос­ту­чал в дверь зам­ка.



Нарцисса Блэк

#18598 в Фэнтези
#1390 в Фанфик
#478 в Фанфики по книгам

В тексте есть: дружба, любовь, драма

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: