Маховик Судьбы

Размер шрифта: - +

9 Распределяющая шляпа

Дверь тут же от­во­рилась. На по­роге сто­яла вы­сокая чер­но­воло­сая ведь­ма в изум­рудно-зе­лёной ман­тии. У неё бы­ло очень стро­гое ли­цо, и я сра­зу по­няла, что она не из тех, ко­му мож­но пе­речить.

— Вот пер­во­год­ки, про­фес­сор Мак­Го­нагалл, — ска­зал Хаг­рид.

— Спа­сибо, Хаг­рид. Я от­ве­ду их.

Она рас­пахну­ла дверь нас­тежь. Вес­ти­бюль был боль­шим. Ка­мен­ные сте­ны ос­ве­щали пы­ла­ющие фа­келы, по­толок был та­ким вы­соким, что его не бы­ло вид­но, а ве­личес­твен­ная мра­мор­ная лес­тни­ца впе­реди ве­ла на вер­хние эта­жи.

Мы пос­ле­дова­ли за про­фес­со­ром Мак­Го­нагалл по вы­ложен­но­му ка­мен­ной плит­кой по­лу. Из-за две­рей спра­ва до ме­ня до­носил­ся приг­лу­шен­ный гул со­тен го­лосов — дол­жно быть, там уже соб­ра­лась вся шко­ла — но про­фес­сор Мак­Го­нагалл про­вела нас в ма­лень­кую пус­тую ком­на­ту ря­дом с вес­ти­бюлем. Мы стол­пи­лись, стоя друг к дру­гу бли­же, чем вста­ли бы в лю­бой дру­гой си­ту­ации.

— Доб­ро по­жало­вать в Хог­вартс, — на­конец поп­ри­ветс­тво­вала их про­фес­сор Мак­Го­нагалл. — Ско­ро нач­нётся бан­кет по слу­чаю на­чала учеб­но­го го­да, но преж­де чем вы ся­дете за сто­лы, вас раз­де­лят на фа­куль­те­ты. От­бор — очень серь­ез­ная про­цеду­ра, по­тому что с се­год­няшне­го дня и до окон­ча­ния шко­лы ваш фа­куль­тет ста­нет для вас вто­рой семь­ей. Вы бу­дете вмес­те учить­ся, спать в од­ной спаль­не и про­водить сво­бод­ное вре­мя в ком­на­те, спе­ци­аль­но от­ве­ден­ной для ва­шего фа­куль­те­та.
Фа­куль­те­тов в шко­ле че­тыре: Гриф­финдор, Пуф­фендуй, Ког­тевран и Сли­зерин. У каж­до­го из них есть своя древ­няя ис­то­рия, и из каж­до­го вы­ходи­ли вы­да­ющи­еся вол­шебни­ки и вол­шебни­цы. По­ка вы бу­дете учить­ся в Хог­вар­тсе, ва­ши ус­пе­хи бу­дут при­носить ва­шему фа­куль­те­ту при­зовые оч­ки, а за каж­дое на­руше­ние рас­по­ряд­ка — оч­ки бу­дут вы­читать­ся. В кон­це го­да фа­куль­тет, наб­равший боль­ше оч­ков, по­беж­да­ет в со­рев­но­вании меж­ду фа­куль­те­тами — это ог­ромная честь. На­де­юсь, каж­дый из вас бу­дет дос­той­ным чле­ном сво­ей семьи.
Це­ремо­ния Рас­пре­деле­ния нач­нётся че­рез нес­коль­ко ми­нут в при­сутс­твии всей шко­лы. Пред­ла­гаю вам, по воз­можнос­ти, при­вес­ти се­бя в по­рядок, по­ка бу­дете ожи­дать на­чала це­ремо­нии.
— Я вер­нусь сю­да, ког­да все бу­дут го­товы к встре­че с ва­ми, — со­об­щи­ла про­фес­сор Мак­Го­нагалл и пош­ла к две­ри. Пе­ред тем как вый­ти, она обер­ну­лась. — По­жалуй­ста, ве­дите се­бя ти­хо.
Из кни­ги о Хог­вар­тсе я уз­на­ла, что по фа­куль­те­там нас бу­дет рас­пре­делять шля­па. И по­это­му не вол­но­валась. Я бы­ла уве­рена, что по­паду на Сли­зерин. А ес­ли нет, то мне не жить.
Вне­зап­но воз­дух про­реза­ли ис­тошные кри­ки.
— Что.? — на­чала бы­ло я, но осек­лась, уви­дев, в чём де­ло.
Че­рез про­тиво­полож­ную от две­ри сте­ну в ком­на­ту про­сачи­вались приз­ра­ки — их бы­ло, на­вер­ное, око­ло двад­ца­ти. Жем­чужно-бе­лые, по­луп­розрач­ные, они сколь­зи­ли по ком­на­те, пе­рего­вари­ва­ясь меж­ду со­бой и, ка­жет­ся, вов­се не за­мечая нас или де­лая вид, что не за­меча­ют. Су­дя по все­му, они спо­рили.
 — А я вам го­ворю, что на­до за­быть о его прег­ре­шени­ях и прос­тить его, — про­из­нес один из них, по­хожий на ма­лень­ко­го тол­сто­го мо­наха.
 — Я счи­таю, что мы прос­то обя­заны дать ему ещё один шанс…
— Мой до­рогой Про­повед­ник, раз­ве мы не пре­дос­та­вили Пив­зу боль­ше шан­сов, чем он то­го зас­лу­жил? Он по­зорит и ос­кор­бля­ет нас, и, на мой взгляд, он, по су­ти, ни­ког­да и не был приз­ра­ком…
Приз­рак в три­ко и круг­лом пыш­ном во­рот­ни­ке за­мол­чал и ус­та­вил­ся на нас, слов­но толь­ко что за­метил.
— Эй, а вы что здесь де­ла­ете?
Ник­то не от­ве­тил.
— Да это же но­вые уче­ники! — вос­клик­нул Тол­стый Про­повед­ник, улы­ба­ясь соб­равшим­ся. — Ждё­те от­бо­ра, я по­лагаю?
Нес­коль­ко че­ловек не­уве­рен­но кив­ну­ли.
 — На­де­юсь, вы по­падё­те в Пуф­фендуй! — про­дол­жал улы­бать­ся Про­повед­ник. — Мой лю­бимый фа­куль­тет, зна­ете ли, я сам там ког­да-то учил­ся.
— Иди­те от­сю­да, — про­из­нес стро­гий го­лос. — Це­ремо­ния от­бо­ра сей­час нач­нётся.
Это вер­ну­лась про­фес­сор Мак­Го­нагалл. Она стро­го пос­мотре­ла на при­виде­ния, и те пос­пешно на­чали про­сачи­вать­ся сквозь сте­ну и ис­че­зать од­но за дру­гим.
— Выс­трой­тесь в ше­рен­гу, — ско­ман­до­вала про­фес­сор, об­ра­ща­ясь к нам, — и иди­те за мной!
Мы выш­ли из ма­лень­ко­го за­ла, пе­ресек­ли зал, в ко­тором уже по­быва­ли при вхо­де в за­мок, и, прой­дя че­рез двой­ные две­ри, ока­зались в Боль­шом за­ле. Я да­же пред­ста­вить се­бе не мог­ла, что на све­те су­щес­тву­ет ещё од­но не­имо­вер­но кра­сивое и та­кое стран­ное мес­то, по­мимо мэ­нора от­ца. Зал был ос­ве­щён ты­сяча­ми све­чей, пла­ва­ющих в воз­ду­хе над че­тырь­мя длин­ны­ми сто­лами, за ко­торы­ми си­дели стар­шие уче­ники. Сто­лы бы­ли зас­тавле­ны свер­ка­ющи­ми зо­лоты­ми та­рел­ка­ми и куб­ка­ми. На дру­гом кон­це за­ла за та­ким же длин­ным сто­лом си­дели пре­пода­вате­ли. Про­фес­сор Мак­Го­нагалл под­ве­ла нас к это­му сто­лу и при­каза­ла по­вер­нуть­ся спи­ной к учи­телям и ли­цом к стар­ше­кур­сни­кам. Пе­редо мной бы­ли сот­ни лиц, блед­невших в по­луть­ме, слов­но не­яр­кие лам­пы. Сре­ди стар­ше­кур­сни­ков то здесь, то там мель­ка­ли от­ли­ва­ющие се­реб­ром рас­плыв­ча­тые си­лу­эты при­виде­ний. Я пос­мотре­ла вверх и уви­дела над со­бой бар­хатный чёр­ный по­толок, усы­пан­ный звёз­да­ми.
Я уже чи­тала про за­кол­до­ван­ный по­толок. Но ког­да уви­дела его собс­твен­ны­ми гла­зами, то не мог­ла по­верить, что это на са­мом де­ле по­толок мне ка­залось, что Боль­шой зал на­ходит­ся под от­кры­тым не­бом.
Я ус­лы­шала ка­кой-то звук и, опус­тив ус­трем­лённый в по­толок взгляд, уви­дела, что про­фес­сор Мак­Го­нагалл пос­та­вила пе­ред на­ми са­мый обыч­ный на вид та­бурет и по­ложи­ла на си­денье ос­тро­конеч­ную Вол­шебную шля­пу. Шля­па бы­ла вся в зап­латках, по­тёр­тая и ужас­но гряз­ная.
На нес­коль­ко се­кунд в за­ле во­цари­лась пол­ная ти­шина. А за­тем Шля­па ше­вель­ну­лась. В сле­ду­ющее мгно­вение в ней по­яви­лась ды­ра, на­поми­на­ющая рот, и она за­пела:

Мо­жет быть, я нек­ра­сива на вид,
Но стро­го ме­ня не су­дите.
Ведь шля­пы ум­нее ме­ня не най­ти,
Что вы там ни го­вори­те.
Шап­ки, ци­лин­дры и ко­тел­ки
Кра­сивей ме­ня, спо­ру нет.
Но будь они ум­нее ме­ня,
Я бы съ­ела се­бя на обед.
Все по­мыс­лы ва­ши я ви­жу нас­квозь,
Не скрыть от ме­ня ни­чего.
На­день­те ме­ня, и я вам со­об­щу,
С кем учить­ся вам суж­де­но.
Быть мо­жет, вас ждет Гриф­финдор, слав­ный тем,
Что учат­ся там храб­ре­цы.
Сер­дца их от­ва­ги и си­лы пол­ны,
К то­му ж бла­город­ны они.
А мо­жет быть, Пуф­фендуй ва­ша судь­ба,
Там, где ник­то не бо­ит­ся тру­да,
Где пре­дан­ны все, и вер­ны,
И тер­пенья с упорс­твом пол­ны.
А ес­ли с моз­га­ми в по­ряд­ке у вас,
Вас к зна­ни­ям тя­нет дав­но,
Есть юмор и си­лы гра­нит грызть на­ук,
То путь ваш — за стол Ког­тевран.
Быть мо­жет, что в Сли­зери­не вам суж­де­но
Най­ти сво­их луч­ших дру­зей.
Там хит­ре­цы к сво­ей це­ли идут,
Ни­каких не стес­ня­ясь пу­тей.
Не бой­тесь ме­ня, на­девай­те сме­лей,
И ва­шу судь­бу пред­ска­жу я вер­ней,
Чем сде­ла­ет это дру­гой.
В на­деж­ные ру­ки по­пали вы,
Пусть и без­ру­ка я, увы,
Но я гор­жусь со­бой.

Как толь­ко пес­ня за­кон­чи­лась, весь зал еди­нодуш­но за­ап­ло­диро­вал. Шля­па пок­ло­нилась всем че­тырём сто­лам. Рот её ис­чез, она за­мол­ча­ла и за­мер­ла.
Про­фес­сор Мак­Го­нагалл шаг­ну­ла впе­ред, в ру­ках она дер­жа­ла длин­ный сви­ток пер­га­мен­та.
— Ког­да я на­зову ва­ше имя, вы на­дене­те Шля­пу и ся­дете на та­бурет, — про­из­несла она.
— Нач­нём. Аб­бот, Хан­на!
Де­воч­ка с бе­лыми ко­сич­ка­ми и по­розо­вев­шим то ли от сму­щения, то ли от ис­пу­га ли­цом, спо­тыка­ясь, выш­ла из ше­рен­ги, по­дош­ла к та­буре­ту, взя­ла Шля­пу и се­ла. Шля­па, су­дя по все­му, бы­ла боль­шо­го раз­ме­ра, по­тому что, ока­зав­шись на го­лове Хан­ны, зак­ры­ла не толь­ко лоб, но да­же её гла­за. А че­рез мгно­вение…
— ПУФ­ФЕНДУЙ! — гром­ко крик­ну­ла Шля­па.
Те, кто си­дел за край­ним пра­вым сто­лом, раз­ра­зились ап­ло­дис­мента­ми. Хан­на вста­ла, пош­ла к это­му сто­лу и усе­лась на сво­бод­ное мес­то. Я за­мети­ла, что кру­тив­ший­ся у сто­ла Тол­стый Про­повед­ник при­вет­ли­во по­махал ей ру­кой.
— Бо­унс, Сь­юзен!
— ПУФ­ФЕНДУЙ! — сно­ва зак­ри­чала Шля­па, и Сь­юзен пос­пешно за­семе­нила к сво­ему сто­лу, сев ря­дом с Хан­ной.
— Бут, Тер­ри! — КОГ­ТЕВРАН!
Те­перь за­ап­ло­диро­вали за вто­рым сто­лом сле­ва, нес­коль­ко стар­ше­кур­сни­ков вста­ли со сво­их мест, что­бы по­жать ру­ку при­со­еди­нив­ше­муся к ним Тер­ри.
Мэн­ди Брок­лхерст то­же от­пра­вилась за стол фа­куль­те­та Ког­тевран, а Ла­ван­да Бра­ун ста­ла пер­вым но­вым чле­ном фа­куль­те­та Гриф­финдор.
Мил­ли­сен­ту Булс­тро­уд оп­ре­дели­ли в Сли­зерин.
 — Финч-Флет­чли, Джас­тин!
— ПУФ­ФЕНДУЙ!
Я за­мети­ла, что иног­да Шля­па, ед­ва ока­зав­шись на го­лове оче­ред­но­го пер­во­кур­сни­ка или пер­во­кур­сни­цы, прак­ти­чес­ки мол­ни­енос­но на­зыва­ла фа­куль­тет, а иног­да она за­думы­валась.
Так, Си­мус Фин­ни­ган свет­ло­воло­сый маль­чик, про­сидел на та­буре­те поч­ти ми­нуту, по­ка Шля­па не от­пра­вила его за стол Гриф­финдо­ра.
— Гер­ми­она Грэй­нджер!
 — ГРИФ­ФИНДОР! — вык­рикну­ла Шля­па.
Ког­да выз­ва­ли Дра­ко, он вы­шел из ше­рен­ги с важ­ным ви­дом, и его меч­та осу­щес­тви­лась в мгно­вение ока — Шля­па, ед­ва кос­нувшись его го­ловы, тут же за­ора­ла:
— СЛИ­ЗЕРИН!
Дра­ко при­со­еди­нил­ся к сво­им друзь­ям Крэб­бу и Гой­лу, ра­нее отоб­ранным на тот же фа­куль­тет, и выг­ля­дел не­обы­чай­но до­воль­ным со­бой.
Не про­шед­ших от­бор пер­во­кур­сни­ков ос­та­валось всё мень­ше. Мун, Нотт, Пар­кинсон, де­воч­ки-близ­не­цы Па­тил, за­тем Сал­ли-Энн Пер­ке и, на­конец…
— Ни­кей, Элейн!
Я уве­рен­ной по­ход­кой нап­ра­вилась к та­буре­ту.
Пос­леднее, что я уви­дела, преж­де чем Шля­па упа­ла мне на гла­за, был ог­ромный зал, за­пол­ненный людь­ми. А за­тем пе­ред гла­зами вста­ла чёр­ная сте­на.
— О, Элейн Реддл, — про­из­нёс го­лос шля­пы в мо­ей го­лове.
— Но, но от­ку­да вы зна­ете? — спро­сила я мыс­ленно шля­пу, ис­пу­гав­шись не на шут­ку.
— Я ви­жу твои мыс­ли, — ска­зала она,
— Не го­вори­те ни­кому! — про­гово­рила я.
— Так-так. Неп­ростой воп­рос. Очень неп­ростой. Твой отец был луч­шим уче­ником Сли­зери­на, но у те­бя мно­го сме­лос­ти, это я ви­жу. И ум весь­ма неп­лох. И та­лан­та хва­та­ет — о да, мой бог, это так, — и име­ет­ся весь­ма пох­валь­ное же­лание про­явить се­бя, это то­же лю­бопыт­но… Так ку­да мне те­бя оп­ре­делить?
— Ес­ли я пос­туплю не в Сли­зерин, то отец ме­ня убь­ёт. Я не хо­чу…
 — Ты уве­рена? Ты са­ма вы­бира­ешь своё бу­дущее. У те­бя есть все за­дат­ки, я это ви­жу, а Гриф­финдор по­может те­бе дос­тичь вы­сот, это не­сом­ненно… Так что — не хо­чешь? Ну лад­но, ес­ли ты так в этом уве­рена… Что ж, тог­да… СЛИ­ЗЕРИН!
Я сня­ла Шля­пу и мед­ленно пош­ла к сво­ему сто­лу. Я ис­пы­тыва­ла сме­шаные чувс­тва. То, что я по­пала в Сли­зерин и отец ме­ня не убь­ёт — это, ко­неч­но, хо­рошо. Но то, что Рас­пре­деля­ющая шля­па зна­ет, что я дочь Тём­но­го Лор­да — это ужас­но пло­хо!
Я се­ла на сво­бод­ный стул, ока­зав­шись как раз нап­ро­тив Дра­ко и Блей­за.
Те­перь я на­конец по­лучи­ла воз­можность уви­деть глав­ный стол, за ко­торым си­дели учи­теля. В са­мом уг­лу си­дел Хаг­рид. А в цен­тре сто­ла сто­ял боль­шой зо­лотой стул, на­поми­нав­ший трон, на ко­тором вос­се­дал Дамб­лдор. Я сра­зу уз­на­ла его — он был та­ким же, как на кар­точке-вкла­дыше из «Шо­колад­ной ля­гуш­ки». Се­реб­ря­ные во­лосы Дамб­лдо­ра си­яли яр­че, чем при­виде­ния, яр­че, чем что-ли­бо в за­ле. Це­ремо­ния под­хо­дила к кон­цу, ос­та­валось все­го трое пер­во­кур­сни­ков.
Про­фес­сор Мак­Го­нагалл ска­тала свой сви­ток и вы­нес­ла из за­ла Вол­шебную шля­пу.
Аль­бус Дамб­лдор под­нялся со сво­его тро­на и ши­роко раз­вел ру­ки. На его ли­це иг­ра­ла лу­чезар­ная улыб­ка. У не­го был та­кой вид, слов­но нич­то в ми­ре не мо­жет по­радо­вать его боль­ше, чем си­дящие пе­ред ним уче­ники его шко­лы.
—Доб­ро по­жало­вать! — про­из­нес он. — Доб­ро по­жало­вать в Хог­вартс! Преж­де, чем мы нач­нем наш бан­кет, я хо­тел бы ска­зать нес­коль­ко слов. Вот эти сло­ва: Олух! Пу­зырь! Ос­та­ток! Улов­ка! Всё, всем спа­сибо!
Дамб­лдор сел на свое мес­то. Зал раз­ра­зил­ся ра­дос­тны­ми кри­ками и ап­ло­дис­мента­ми.
Отец го­ворил, что Дамб­лдор не­нор­маль­ный, но что­бы нас­толь­ко.
 — Он во­об­ще не­нор­маль­ный? — спро­сила я, об­ра­ща­ясь к си­дев­ше­му сле­ва от ме­ня ста­рос­те.
— Не то сло­во. Он су­мас­шедший ста­рый ма­раз­ма­тик, — ска­зал ста­рос­та.
Я пос­мотре­ла на стол и за­мер­ла от изум­ле­ния. Сто­яв­шие на сто­ле та­рел­ки бы­ли до­вер­ху на­пол­не­ны едой: рос­тбиф, жа­реный цып­ле­нок, сви­ные и ба­раньи от­бивные, со­сис­ки, бе­кон и стей­ки, ва­реная кар­тошка, жа­реная кар­тошка, чип­сы, й­ор­кширский пу­динг, го­рох, мор­ковь, мяс­ные под­ливки, кет­чуп и не­понят­но как и за­чем здесь ока­зав­ши­еся мят­ные ле­ден­цы. На­до приз­нать, что еда здесь бы­ла не ху­же, чем у нас в мэ­норе.
Я на­ложи­ла в свою та­рел­ку все­го по­нем­но­гу — за ис­клю­чени­ем мят­ных ле­ден­цов.
Вдруг я уви­дела Кро­ваво­го Ба­рона — жут­ко­го ви­да при­виде­ние, с вы­пучен­ны­ми пус­ты­ми гла­зами, вы­тяну­тым кос­тля­вым ли­цом, и в одеж­дах, за­пач­канных се­реб­ря­ной кровью. Ба­рон си­дел ря­дом с Дра­ко, ко­торый был вов­се не в вос­торге от та­кого об­щес­тва.
 — Итак, за но­вых уче­ников фа­куль­те­та Сли­зерин! На­де­юсь, вы не под­ве­дёте нас в этом го­ду в со­рев­но­вание меж­ду фа­куль­те­тами. Вот уже шесть лет под­ряд по­беда дос­та­ет­ся Сли­зери­ну, — ска­зал ста­рос­та.
Та­рел­ки вдруг опус­те­ли, сно­ва став иде­аль­но чис­ты­ми и так яр­ко заб­лестев в пла­мени све­чей, слов­но на них и не бы­ло ни­какой еды. Но бук­валь­но че­рез мгно­вение на них по­яви­лось слад­кое. Мо­роже­ное всех мыс­ли­мых ви­дов, яб­лочные пи­роги, фрук­то­вые тор­ты, шо­колад­ные эк­ле­ры и пон­чи­ки с дже­мом, бис­кви­ты, клуб­ни­ка, же­ле, ри­совые пу­дин­ги…
Я уже не хо­тела есть и ре­шила пос­лу­шать раз­го­воры ре­бят. Они го­вори­ли о том, что маг­ло­рож­дённым не мес­то в на­шем ми­ре. О Тём­ном Лор­де, о том что Гар­ри Пот­те­ру не жить.
У ме­ня на­чили сли­пать­ся гла­за. Что­бы не зас­нуть, я смот­ре­ла на учи­тель­ский стол. Хаг­рид что-то пил из боль­шо­го куб­ка, про­фес­сор Мак­Го­нагалл бе­седо­вала с про­фес­со­ром Дамб­лдо­ром. Тут я за­мети­ла Се­веру­са Сней­па. Мы встре­тились взгля­дами и он при­под­нял один уго­лок губ, одоб­ряя моё пос­тупле­ние на Сли­зерин.
Ког­да все на­сыти­лись де­сер­том, слад­кое ис­чезло с та­релок, и про­фес­сор Дамб­лдор сно­ва под­нялся со сво­его тро­на. Все за­тих­ли.
— Хм-м-м! — гром­ко про­каш­лялся Дамб­лдор. — Те­перь, ког­да все мы сы­ты, я хо­тел бы ска­зать ещё нес­коль­ко слов. Преж­де, чем нач­нётся се­местр, вы дол­жны кое-что ус­во­ить. Пер­во­кур­сни­ки дол­жны за­пом­нить, что всем уче­никам зап­ре­щено за­ходить в лес, на­ходя­щий­ся на тер­ри­тории шко­лы. Не­кото­рым стар­ше­кур­сни­кам для их же бла­га то­же сле­ду­ет пом­нить об этом… По прось­бе мис­те­ра Фил­ча, на­шего школь­но­го смот­ри­теля, на­поми­наю, что не сле­ду­ет тво­рить чу­деса на пе­реме­нах. А те­перь нас­чет тре­ниро­вок по квид­ди­чу — они нач­нутся че­рез не­делю. Все, кто хо­тел бы иг­рать за сбор­ные сво­их фа­куль­те­тов, дол­жны об­ра­тить­ся к ма­дам Трюк. И на­конец, я дол­жен со­об­щить вам, что в этом учеб­ном го­ду пра­вая часть ко­ридо­ра на треть­ем эта­же зак­ры­та для всех, кто не хо­чет уме­реть му­читель­ной смертью.
Вот и мес­то, в ко­тором, на­вер­но, на­ходить­ся фи­лософ­ский ка­мень. Я не зна­ла точ­но, мне ли при­дёт­ся ук­расть ка­мень, но на вся­кий слу­чай нуж­но под­ме­чать всё не­обыч­ное, что­бы по­том бы­ло про­ще.
—А те­перь, преж­де, чем пой­ти спать, да­вай­те спо­ём школь­ный гимн! — прок­ри­чал Дамб­лдор.
Я за­мети­ла, что у всех учи­телей зас­ты­ли на ли­цах не­понят­ные улыб­ки. Дамб­лдор встрях­нул сво­ей па­лоч­кой, слов­но про­гонял, сев­шую на её ко­нец, му­ху. Из па­лоч­ки выр­ва­лась длин­ная зо­лотая лен­та, ко­торая на­чала под­ни­мать­ся над сто­лами, а по­том рас­сы­палась на по­вис­шие в воз­ду­хе сло­ва.
 — Каж­дый по­ёт на свой лю­бимый мо­тив, — со­об­щил Дамб­лдор. — Итак, на­чали!
И весь зал за­голо­сил:

Хог­вартс, Хог­вартс, наш лю­бимый Хог­вартс,
На­учи нас хоть че­му-ни­будь.
Мо­лодых и ста­рых, лы­сых и кос­ма­тых,
Воз­раст ведь не ва­жен, а важ­на лишь суть.
В на­ших го­ловах сей­час гу­ля­ет ве­тер,
В них пус­то и уны­ло, и ку­чи дох­лых мух,
Но для зна­ний мес­то в них всег­да най­дет­ся,
Так что на­учи нас хоть че­му-ни­будь.
Ес­ли что за­будем, ты уж нам на­пом­ни,
А ес­ли не зна­ем, ты нам объ­яс­ни.
Сде­лай все, что смо­жешь, наш лю­бимый Хог­вартс,
А мы уж пос­та­ра­ем­ся те­бя не под­вести.

Каж­дый пел, как хо­тел: кто ти­хо, кто гром­ко, кто ве­село, кто грус­тно, кто мед­ленно, кто быс­тро. И, ес­тес­твен­но, все за­кон­чи­ли петь в раз­ное вре­мя.
— О, му­зыка! — вос­клик­нул Дамб­лдор, вы­тирая гла­за: по­хоже, он прос­ле­зил­ся от уми­ления.
— Её вол­шебс­тво зат­ме­ва­ет то, чем мы за­нима­ем­ся здесь. А те­перь спать. Рысью — марш!
Мы, воз­глав­ля­емые ста­рос­той Сли­зери­на, прош­ли ми­мо, ещё бол­та­ющих за сво­ими сто­лами, стар­ше­кур­сни­ков, выш­ли из Боль­шо­го за­ла и спус­ти­лись вниз в под­зе­мелья. Здесь бы­ло очень сы­ро и хо­лод­но. Я без по­мощи па­лоч­ки на­ложи­ла сог­ре­ва­ющие ча­ры на ман­тию. Ког­да я кол­до­вала без па­лоч­ки мои гла­за све­тились крас­ным. И Блейз, шед­ший ря­дом со мной, это за­метил.
— Элейн, у те­бя гла­за толь­ко что све­тились крас­ным, — ска­зал он ис­пу­гано.
«На­до, как-то вык­ру­тить­ся»
— Я ду­маю, те­бе по­каза­лось. У лю­дей не мо­гут гла­за све­тить­ся крас­ным.
«По­лучи­лось не убе­дитель­но, но, ка­жет­ся, он по­верил».
Я не пе­рес­та­вала спра­шивать се­бя, ког­да же мы до­берём­ся до це­ли, и вдруг ста­рос­та ос­та­новил­ся. Пе­ред на­ми в воз­ду­хе пла­вали кос­ты­ли. Как толь­ко ста­рос­та сде­лал шаг впе­рёд, кос­ты­ли уг­ро­жа­юще раз­верну­лись в его сто­рону и на­чали ата­ковать. Но они не уда­ряли, а ос­та­нав­ли­вались в нес­коль­ких сан­ти­мет­рах, как бы го­воря, что он дол­жен уй­ти.
— Это Пивз, наш пол­тергей­ст, — шеп­нул сли­зери­нец, обер­нувшись к нам. А по­том по­высил го­лос:
— Пивз, по­кажись! — от­ве­том ему пос­лу­жил про­тяж­ный звук.
 — Ты хо­чешь, что­бы я по­шёл к Кро­ваво­му Ба­рону и рас­ска­зал ему, что здесь про­ис­хо­дит? Пос­лы­шал­ся хло­пок, и в воз­ду­хе по­явил­ся ма­лень­кий че­лове­чек с неп­ри­ят­ны­ми чер­ны­ми глаз­ка­ми и боль­шим ртом. Он ви­сел, скрес­тив но­ги, меж­ду по­лом и по­тол­ком, и де­лал вид, что опи­ра­ет­ся на кос­ты­ли, ко­торые ему яв­но не бы­ли нуж­ны.
— О-о-о-о! — про­тянул он, зло­рад­но хи­хик­нув. — Ма­лень­кие пер­во­кур­снич­ки! Сей­час мы по­весе­лим­ся.
Ви­сев­ший в воз­ду­хе че­лове­чек вдруг спи­киро­вал на нас, и мы друж­но приг­ну­ли го­ловы.
— Иди от­сю­да, Пивз, ина­че Ба­рон об этом уз­на­ет, я не шу­чу!
Пивз вы­сунул язык и ис­чез, уро­нив свои кос­ты­ли на го­лову Крэб­ба.
Мы слы­шали, как он уда­ля­ет­ся от нас.
 — Вам сле­ду­ет его ос­те­регать­ся, — пре­дуп­ре­дил Пер­си, ког­да мы дви­нулись даль­ше. — Единс­твен­ный, кто мо­жет кон­тро­лиро­вать его — это Кро­вавый Ба­рон, а так Пивз не слу­ша­ет­ся да­же нас, ста­рост. Вот мы и приш­ли.
Мы сто­яли в кон­це ко­ридо­ра пе­ред сте­ной.
—Чис­тая кровь, — про­из­нёс ста­рос­та, и сте­на разъ­еха­лась в сто­роны, от­крыв по­тай­ной ход.
Об­щая гос­ти­ная фа­куль­те­та выг­ля­дела со вку­сом об­став­ленной, на сте­нах ви­сели го­беле­ны, изоб­ра­жа­ющие под­ви­ги зна­мени­тых сли­зерин­цев в сред­ние ве­ка, нап­ри­мер, со сце­ной убий­ства еди­норо­га. У стен сто­яли ста­рин­ные бу­феты из тём­но­го де­рева. Нес­мотря на на­личие ка­минов, здесь бы­ло очень хо­лод­но и не­уют­но. Ос­ве­щение то­же под стать об­ста­нов­ке: вол­шебные све­тиль­ни­ки ос­ве­ща­ют прос­транс­тво хо­лод­ным бо­лот­ным све­том.
Гос­те­вые ком­на­ты, как я по­няла, на­ходи­лись пря­мо под Чёр­ным Озе­ром. Здесь бы­ли низ­кие по­тол­ки, стулья с тём­но-зе­лёной обив­кой, низ­кие ста­рые тём­но-зе­лёные и чёр­ные ко­жаные ди­ваны.
Ста­рос­та по­казал нам дверь в на­шу спаль­ню, маль­чи­ки вош­ли в дру­гую дверь.
Мы спус­ти­лись вниз и, на­конец, ока­зались в спаль­не. Здесь сто­яли две боль­шие кро­вати с по­лога­ми на че­тырех стол­би­ках, зак­ры­тые тём­но-зе­лёны­ми бар­хатны­ми што­рами. Пос­те­ли уже бы­ли пос­те­лены.
Я поз­на­коми­лась с мо­ей со­сед­кой — Ас­то­ри­ей Грин­грасс, она ока­залась очень ми­лой де­воч­кой. Я бы­ла слиш­ком утом­ле­на, что­бы о раз­го­вари­вать с от­цом по брас­ле­ту, по­это­му сра­зу заб­ра­лась на кро­вать.
Я зас­ну­ла, ед­ва моя го­лова кос­ну­лась по­душ­ки.
А ког­да прос­ну­лась сле­ду­ющим ут­ром, то да­же не мог­ла вспом­нить, что мне прис­ни­лось.



Нарцисса Блэк

#18606 в Фэнтези
#1394 в Фанфик
#479 в Фанфики по книгам

В тексте есть: дружба, любовь, драма

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: