Майский дождь

Майский дождь

Майский день. Воскресенье. Я иду, чуть-чуть пританцовывая под музыку, которая звучит в моей голове, мимо компании молодых людей.

Мне никто не нужен, радостное умиротворение свернулось солнечным клубочком в душе,

поднимаясь от красных туфелек на высоких каблуках до маленьких бордовых заколок., душе. Мне семнадцать лет, экзамены только на следующий год, а сейчас впереди лето!

Кому нужны отношения, любовь — это всёвсе сказки! А реальность —- это дружба, тёеплое море, на которое родители обещали свозить, и ласковая кошка, ждущая дома.

Но, это не мешает мне проверить свои чары на стоящих мальчишках. И, несмотря не смотря на то, что стоящие в строгих костюмах джентльмены, явно вышли из детсадовского возраста, они смотрят на меня, как на вожделенную игрушку . Какое имеет значение наш возраст, если губы алеют и без помады, а талию можно обхватить пальцами. Маленькие заколки не позволяли лезть в глаза темным густым волосам.

Мужчины проводили меня раздевающими взглядами:

— Девушка, не желаете познакомиться?

— Я на улице не знакомлюсь.

И тут меня как будто пронзило сосулькой, так холоден был взгляд одного из менеджеров. А кем ещёон еще мог быть, этот парень, держащий сигарету, стоящий рядом с офисной пристройкой к жилому дому?!

И тут кровь закипела, появился азарт. Красиво повернувшись , модельной походкой я подошла к однотипной компании. Среди них не было ни одной девушки, это сыграло мне на руку.

Уверенной рукой поправила галстук и спросила у холаоднокровного брюнета:

— А ты занят?

— Зачем он тебе нужен, он почти женат. А у меня нет девушки, место вакантно!

— Почти не считается, а даже если был бы, жена не стенка... Как тебя зовут? —- спросила я, пристально смотря в глаза.

— Влад. Владимир.

Было видно, что парень борется сам с собой. Он поправил волосы, облизнул губы, и я поняла, что он почти мой.

— Хочешь поехать с нами завтра на шашлыки за городзагород?

И почему я не думала, а неслась уже куда-то вдаль со скоростью паровоза?.

На следующий день я пришла, не принеся с собой ничего из заявленного списка. То лиТоли, потому, что у нас дома никогда не было ни палаток, ни рюкзаков, даже алюминиевой миски и то не было, то ли потому, чтотоли до конца не увериласьуверенная в собственных намерениях. В общем, взяла, я только купальник — соответственно, красный.

Как нине смешно, но до того как мы добрались до места — он оказался самой полезной вещью. Потому что все тащили палатки, рюкзаки, байдарки и шампуры, а я только снятые джинсы и кроссовки в руках. А чтобы не оставаться совсем уж, в одном купальнике, повязала парео на бедра.

Парни тащат всёвсе на себе, обливаясь потом. Их девушки помогают им, несут то, что полегче.

А я иду босиком, рядом с Владом, который оказался умным и интересным собеседником.

Тут из-за поворота показался грузовик, старый, ещёеще советский. Ребята вздохнули:

— Эх, подвез бы нас до озера? Но, это вряд ли...

— Почему?!

Я выхожу на проезжую часть, приподнимаю один край и так прозрачной ткани, чтобы показать во всей красе стройные ноги и, естественно, грузовик тормозит.

— Подвезёете до озера? Только нас много...

— Да, ладно, пусть залезают в кузов, он как раз пустой. А ты в кабину — хоть полюбуюсь...

Мужик водитель оказался хороший — не приставал, травил анекдоты. Может, правда, это было связано с тем, что Влад тоже залез в кабину. Так, на всякий случай.

Сзади ребята расчехлили гитару и горланили песни. Было весело. Доехали быстро.

К вечеру развели костёер, сначала пожарили шашлыки, затем уже в едва тлеющих угольках запекли картошку. Боже, какая она была вкусная. Я вся перепачкалась и стала похожа на Золушку, на что мне через некоторое время указали девчонки.

«"Зачем ходить неумытым поросенком?»?" — решила я и пошла сполоснуть лицо и руки к озеру.

Слегка отмывшись от золы, я распрямилась и застыла в немом восторге. Озеро было большое, краёев не видно. Красно-оранжевый шар солнца опускался прямо в воду, создавая причудливую дорожку. Легкий ветерок тихонько шелестел листьями, а птицы пели гимн красоте.

Тут правое ухо обдало тёеплым дыханием, и бархатный голос произнёес:

— Ребята сейчас петь будут, пойдем?

И так естественно взял меня за руку, что я, не задумываясь, пошла с ним.

В огонь подбросили дровишек, все расселись на брёевнышки, и полилась музыка. Гитара звучала и все пели, и никому не было дела, есть ли у тебя слух и голос.

Песни становились всёвсе лиричнее, а воздух всёвсе прохладнее. Влад накинул на меня свою куртку, которая пахла смесью сигарет, парфюма и чего-то неуловимо сладкого, от чего внутри становилось теплее. Ночь неумолимо вступала в свои права, и все разбрелись по палаткам. Коих было три: мужская, женская и смешанная. Я, помня о девичьей чести, отправилась — согласно своей половой принадлежности.

Утро наступило неожиданно от громкого мужского вопля, явно решившего поработать будильником. Достала мобильник, убедилась, что уже десять утра, и постановила — сохранить жизнь несчастному (ему и так несладконе сладко). Порадовала чашка кофе, которую мне протянул Влад, как только я уселась к костру.

День прошел непримечательно, за игрой в карты и бадминтон. Ближе к вечеру ожидался заплыв на байдарках по озеру, затем повтор вчерашней программы. Я не имела ничего против, только решила сходить полюбоваться закатом и увидеть звезды. В Москве их не видноне видно, а на юге я была давно. Стояла на берегу, зябко кутаясь в тонкую кофточку, провожая уходящий день. Неслышно подошел Влад и спросил, обнимая:



Яна Шахова

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться