Майзэн

Размер шрифта: - +

Глава 2. Дети пустыни

 

Все слухи о сверхъестественном таланте ашарат быстро восстанавливать организм, даже после сильнейших ранений или предельного истощения, оказались абсолютной правдой. Уже через сутки едва стоявший на ногах мужчина с легкостью тащил на закорках человеческую женщину, схожую с ним ростом и комплекцией, но, в силу особенностей человеческого организма, значительно превосходящую весом.

Один вечер ему понадобился для того, чтобы более-менее починить костюм, даже не снимая его.

Ашарат не врал – жидкости у него было вдоволь. И если в другое время женщина задумалась бы над тем, пить ли ей чужой переработанный пот и прочие неаппетитные выделения тела, то сейчас альтернатива была лишь одна – невероятно мучительно здохнуть.

Ее спутник оказался настоящим пустынным существом – всегда знал, где затаилась опасность, когда лучше переждать в укрытии внезапный секущий песчаный ветер, как скрыть свои следы от вездесущих шумари. Он был невероятно вынослив и еще более – молчалив. Когда женщина назвала ему свое имя – Рейн – он не подал знак, что услышал или понял ее. А если заговаривал, то обходился даже без «ты».

Сколько дней в путешествии они провели – она не знала. Боль, которую с трудом преодолевали блокираторы из личного запаса ашарата, заставляла женщину терять сознание так же часто, как и перегрев. Поднявшаяся, видимо из-за ранения, температура отвратительно сочеталась с засушливым жарким климатом пустыни. Когда Рейн не пыталась стошнить сухим пустым желудком, она была без сознания или бредила, а в редкие минуты просветления ума – даже не пыталась понять, где они сейчас находятся и как далеко успели продвинуться.

Но даже если бы и пыталась, ей бы это определенно не удалось. Вокруг была белоснежное песчаное пространство с гибкими волнами барханов, редкими камнями и еще более редкой живностью. Песок отражал солнечные лучи, и в большинстве случаев было практически невозможно вычислить даже стороны света. Но ашарат как-то умудрялся прокладывать свой путь и не сойти сума.

Хотя на самом деле сложно было судить, насколько здраво мыслил каждый из них. В ее видениях постоянно появлялись уродливые химеры и люди из прошлого (и не известно, кто же все-таки хуже), а мужчина и вовсе пришел сюда умирать в страшных мучениях, будто не существовало на землях Таэру тысячи-другой способов быстрее и надежнее свести счеты с жизнью. Впрочем, справедливости ради стоит заметить, что каким бы безумцем не был ее спутник, он продолжал нести незнакомку на своей спине, довольно ловко ухаживал за ее раной, отдал свой плащ, хотя бы так оберегая ее от теплового удара.

Даже то, что однажды очнувшись, кажется, посреди ночи, Рейн обнаружила короткий колючий ежик волос вместо привычной вороной шевелюры – казалось разумным. Наверное, если бы она спросила у своего спутника, зачем он это сделал, он бы ответил что-то вроде «длинная теплая черная шерсть – неразумный выбор для пустыни». Но она не стала спрашивать. Ей было все равно.

И только один эпизод этого странного, тяжелого путешествия, запомнился особенно хорошо.

 

**

 Рейн пришла в себя резко, несколько секунд пытаясь сообразить, где она находится и что происходит. Вокруг было по-прежнему неприятно бело и пустынно, но песок уже приобретал легкий пепельный оттенок, как бывало за полчаса-час до наступления сумерек.

Большая часть ее тела покоилась в тени большого выбеленного и выглаженного ветром валуна, голова лежала на сумке с нехитрым скарбом. Ашарата нигде не было видно.

Женщина оглянулась вокруг, приподнявшись на локте, и только тогда, периферическим зрением заметила странное шевеление песка возле своей пока еще целой второй ноги. Едва заметное круговое вращение ускорялось, порождая воронку, все отчетливее стал слышен звук – шуршание с посвистыванием и какие-то неприятные щелчки. На всякий случай Рейн согнула и подтянула ноги ближе к корпусу, разворачиваясь на локте, чтобы лучше видеть странное явление.

Наверное, именно ее движения заставили существо атаковать в открытую. Внезапно из воронки высунулось темно-серое щупальце с короткими усиками-отростками, и с невероятной скоростью оплело щиколотку ноги женщины.

Рейн вскрикнула. А когда щупальце с огромной силой начало тащить ее в воронку – закричала уже во всю мощь легких, вернее, попыталась закричать пересохшим ртом и полопавшимися, заязвленными губами. Но где бы сейчас не находился ашарат со своим верным мечом – вряд ли бы он успел прийти ей на помощь. Тварь была быстра, настойчива и безжалостна.

Песок начал забиваться женщине под одежду, царапая кожу. Плащ обвился вокруг шеи, стесняя движения. Резкая боль в ноге пересилила боль в культе.

Рейн вцепилась пальцами в песок, стараясь хоть как-то замедлить неизбежное, но попытка была определенно провальной. Такими темпами все, что от нее останется – лишь неровные полосы следов, да и то, ровно до тех пор, пока снова не подует хотя бы слабенький ветерок.

Женщина дернула ногой, причинив себе еще больше боли, ощутив, как что-то в ступне неприятно хрустнуло. И тут ее пальцы зацепились за что-то, погребенное под песком. Корень некогда живого растения уходил глубоко под землю, и держался на месте так крепко, словно еще надеялся на возрождение  в будущем. Рейн ухватилась за него обеими руками, стараясь оградить разум от жутких ощущений. Казалось, разозлившееся из-за задержки чудище сломало ей большую часть костей стопы и твердо вознамерилось содрать ботинок вместе с кожей и мясом.



Black Jackal

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: