Майзэн

Размер шрифта: - +

Глава 3. Поселение

Раньше ашарат имел мало опыта общения с представителями человеческой расы. Последний день совместного путешествия с женщиной, спасенной им из смертельных объятий Пустыни, показал, что и среди этого странного народа встречаются воины. Мало кто рисковал сразиться с жусом, еще меньше – использовали для этого сухую палку, и практически никто не оставался после такой роковой встречи в живых.

А еще он понял, что люди очень тяжелые. Особенно когда находятся без сознания.

К поселению они добрались без особенных сложностей. Представителей человеческой расы здесь было очень мало, но зато ему удалось обнаружить целителя, утверждавшего, что разбирается в инопланетной анатомии. Ашарат посчитал логичным расплатиться с ним за услуги теми запчастями, которые он нашел в кабине летательного аппарата.

Лекарь был представителем народа чоу – крупный как для своего рода, противоестественно лысый во всех местах, где его тело не было скрыто слоями тканей одеяния. На его шее традиционно весели нити с разноцветными бусинами, а четыре пары рук покрывали замысловатые перевязи татуировок.

- Я был при Аароне, - то ли заметив взгляд ашарата, то ли привыкнув к чужому любопытству, просвятил его лекарь. На одном из его запястий и вправду красовалась памятное тавро, указывающее, что в этом бою он оказался на проигравшей стороне. Видимо и в живых остался только благодаря своему целительскому таланту. – Я возьмусь за лечение этой человеческой женщины, но при условии, что ты будешь мне ассистировать. Позавчера моего единственного помощника сожрал жус.

- Я сожалею о твоей потере, - смутно припомнив нормы вежливости чоу, ответствовал ашарат.

- Он пытался сбежать, прихватив наш заработок за последние пару месяцев, - равнодушно отмахнулся лекарь. – Туда этому отребью и дорога.

Карлик безжалостно поднял оставшуюся ногу пациентки над столом, покрутил ступней, как элементом механизма, с трудом удерживающимся на поврежденных шарнирах. Женщина, вот уже всю ночь и половину дня как не приходившая в сознание, слабо застонала.

- Живая пока, - прокомментировал чоу и ашарат с удовольствием отметил, что ему посчастливилось наткнуться на очень здравомыслящего представителя этого необычного народа. – Но кости раздавлены в нескольких местах. Многочисленные поверхностные ранения тканей. Возможно заражение. Температура, скорее всего, выше нормы. Я еще никогда не видел самок людей, которые бы так сильно потели. Что с ее ногой?

- Жус, - лаконично ответил ашарат, и лекарь окинул пациентку уже более уважительным взглядом. 

- А со второй что?

- Я отрезал.

Теперь чоу с уважением смотрел уже на него. Несколько минут молчания, во время которых целитель прикидывал несколько различных вариантов, завершились уже новым предложением.

- Ассистируй мне, и часть платы можешь забрать обратно. Может быть, хватит на самый простой протез. Кута Сероок делает такие штуки из мусора, который ему тянут из Пустыни. Тебе понравится его работа. – Чоу снова замолчал и кинул на ашарата странный взгляд. – Если, конечно, ты хочешь, чтобы она могла ходить самостоятельно. Впрочем, если ты отрезал ей ногу, чтобы она не сбежала, можешь заказать протез с дефектом. Хотя, признаюсь, идея отличнейшая. Единственный минус – если надумаешь продавать, цену могут сбить до неприлично низкой.

Ашарат не стал его разубеждать или рассказывать истинную историю их знакомства, причину его помощи ей. Зато он задумался над озвученной лекарем идеей. В ней и вправду заключался смысл.

По традициям народа чоу, мужчины закрепили договоренность тремя церемониальными поклонами. Ашарат дотронулся до руки человеческой женщины, пульс той едва прощупывался, но был настойчивым и ровным.

Пожалуй, такая жажда жизни способна помочь ей пережить и лечение чоу.

 

***

Лорейн ехала домой в общественном транспорте. И, не смотря на новую систему безвоздушной амортизации, ощутимо облегчавшую передвижение по бездорожью гетто, путь домой давался ей очень тяжело.

В ее теле сейчас не было ни одной мышцы, ни одной кости, ни одного нерва, который бы не испытывал боли. Хотя, признаться, из больницы она сбегала в куда лучшем состоянии, чем попала туда. С руки уже срезали фиксатор, позволявший искусственно сращенной кости оставаться в неподвижности до окончания восстановительной процедуры, отек с лица почти сошел, оставив фиолетовые разводы гематомы и почти открывшийся левый глаз. Во рту непривычно ныли несколько новых искусственных зубов и микроскоба на челюсти.

Но хуже всего была пустота. Пустота в том самом месте, где еще несколько недель назад была жизнь. Ее единственный сын, ее любимое дитя, ее малыш уже начинал активно шевелить своими крохотными ножками и ручками, был уже близок к приходу в этот жуткий неизведанный мир. Сотни дорог, тысячи возможностей, миллионы вариантов выбора были перечеркнуты одним единственным вечером. Не пасмурным, не зловещим, а самым обыденным окончанием самого стандартного дня.

Лорейн не сразу осознала, что плачет. Вытерла украдкой слезы, стыдливо окидывая быстрым взглядом сидящих по соседству и напротив пассажиров. Но всем было наплевать. В этом гетто видеть избитую, покалеченную женщину, безмолвно плачущую в углу – совсем не редкость. Да и многие из окружающих ее людей выглядели немногим лучше. Мрачные, усталые, выглядящие в разы старше истинного возраста работяги хлебнули слишком много собственного горя, чтобы у них оставались силы на то, чтобы заметить чужое. Лорейн это понимала, но горечь в душе только нарастала. Неужели вся ее жизнь отныне будет такой же? Неужели однажды и она станет такой же, как они – усталой, истощенной, мертвой внутри?



Black Jackal

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: