Майзэн

Размер шрифта: - +

Глава 4. Чудные дела Кута Сероока

Рейн пришла в себя еще через сутки. Выдернула из вены иглу капельницы с каким-то мутным раствором и со стоном села. Ощущения были такие, словно ее пропустили через прессовочный аппарат для мусора. Впрочем, боль была просто ноющей и неприятной, а не острой и лишающей создания, как раньше. Почти смирившись с потерей второй ноги, девушка с удивлением обнаружила ее на месте, закрепленную в какой-то жуткий агрегат, составленный из металлического лома и мусора. Шевелиться в нем было решительно невозможно.

- Принести еды? – голос ашарата звучал так обыденно, словно и не было перед этим утомительных дней путешествия и долгих часов операций. Желудок девушки громко заурчал.

- Да, и пить – слова получились едва понятные, во рту пересохло, а челюсть жутко занемела. Хорошо бы сказать, чтобы ашарат поискал что-то жидкое, типа супа или похлебки, другое ее желудок сейчас вряд ли выдержит. Но говорить было слишком сложно.

Мужчина, все еще с закрытым шлемом лицом, тихо исчез за куском ткани, прикрывавшем вход. Борясь с головокружением, девушка медленно огляделась. Она находилась в небольшой комнатке, стены которой были вылеплены их затвердевшего песка, смешанного с некрупными серыми валунами. Через многочисленные маленькие окошки, налепленные вразнобой и очень хаотично, внутрь проникал свет. Крышу будто создавали из всего, что подвернется под руку – из ржавых листов железа, крупных кусков пластика, сухих кустов, прочего мусора. Рейн даже показалось, что она заметила фрагмент шлюза человеческого транспортного корабля, с затертой, исцарапанной маркировкой. Р-21-86.

В комнате отсутствовала мебель, за исключением липкого, с разводами крови и чего-то еще более отвратительного, металлического стола. В одном из углов сгрудились тряпки. Под потолком весела старинная электрическая лампочка. Единственным украшением помещения выступала ткань, закрывавшая вход – плотная, тяжелая, она была вышита разноцветными нитками и, если присмотреться, на ней проступали довольно сложные узоры. Неожиданно она дернулась в сторону, впуская внутрь странное существо.

Крупное и округлое, оно едва доходило ростом до груди девушки, но зато прилично возвышалось над операционным столом. Больше всего незнакомец (или незнакомка?) походил на пустынный валун – те же очертания, тот же серый цвет и шероховатая структура, те же разводы породы на поверхности того, что должно было бы быть кожей. Толстой короткой шеей мощная голова соединялась с телом, ее венчала сверкающая лысина и безносое лицо с четырьмя глазами и уродливой широкой щелью клыкастого рта. У существа было четыре мощные руки с шестью пальцами на каждой, покрытые странными узорами. О том, что оно разумное, свидетельствовало некое подобие одежды, если можно было так назвать разноцветные куски ткани, кое-как намотанные на крупный торс и скрывавшие ноги (лапы?), и разноцветные бусы на шее (может быть, ошейник?).

- Ты еще живая? – на ломанном английском просило существо, посвистывая сквозь пугающий набор клыков, и в его голосе, кажется, сквозило недоумение и разочарование.

- Да, - с опаской ответила Рейн, пытаясь сдвинуться и с досадой осознавая, что громоздкое сооружение на ноге буквально приковало ее к столу. – Меня нельзя есть…

- Можно подумать, я бы тянул в рот всякий мусор, - хохотнуло существо уже на своем языке, и механический голос из коммуникатора уже был более понятным и приятным для слуха. Но не успела девушка выразить сомнения на этот счет, как ткань снова была потревожена – в комнату вернулся ашарат. В его руках была миска, исходящая паром и источающая специфический аромат, который проще было бы назвать вонью. Но, вопреки ожиданиям, ее желудок снова требовательно заурчал.

Естественно, никакой ложки не полагалось, но вещество было жидковатым, поэтому его можно было пить. Приняв миску, Рейн растерянно взглянула на ашарата. То, что он ей принес, не только источало жуткое амбре, но и выглядело соответствующе – будто его до нее уже кто-то съел и все вышло обратно естественным путем.

- Это съедобно?

- Это готовил не я, - спокойно ответил ее спутник. И больше не добавил ничего. Можешь понимать, как хочешь. «Это готовил не я, так что съедобно» или «это готовил не я, так что кто его знает, что это вообще за жижа».

Четырехрукий обменялся с ашаратом репликами, которые коммуникатор не перевел. Рейн решилась рискнуть – сложно было поверить, что тебя хотят отравить после того, как позаботились о лечении ран. Первый глоток обжег нёбо и горло, поэтому вкус остался незамеченным. Девушка откашлялась и в этот раз подула, прежде чем сделать вторую попытку. То, что оказалось в ее рту, больше напоминало смесь из яиц с очень странным привкусом, пропущенного через соковыжималку мяса, каких-то корешков и щедрой приправы из песка. Блюдо, скрипевшее на зубах, оказалось неприятное, но вполне съедобное, особенно если не принюхиваться. Жадно допив содержимое миски, Рейн откинулась назад, на стол. Сидеть было пока сложно, да еще и наполнившийся желудок стал неприятно давить. Резко нахлынувшее чувство сытости принесло тошноту, которую ей удалось подавить.

Ашарат забрал из ее слабых рук миску и решил, очевидно, соблюсти правила приличия.

- Это лекарь чоу. Он исцелил тебя. Я отдал ему за это запчасти с твоего летающего аппарата, - сухо прокомментировал он.

Чоу? Это название расы, народа или его собственное имя? Ничего знакомого в голове не всплывало, поэтому девушка просто поблагодарила за свое спасение.



Black Jackal

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: