Мальчик голубых кровей. Испытание алчностью

Размер шрифта: - +

Глава 2. В буре летних будней

Боль - это порождение пустоты. 
(Э. Хайне)

- Позвольте выпустить сову! – Гарри в очередной раз обращается к Вернону. – Она же не виновата. Я вообще не знаю, чья она и откуда… она же умрёт здесь…

 

- Ну и славно, – цедит Вернон Дурсль, стоя на высоченной стремянке перед окном и приготавливая дрель. Вернон сообщает, что отныне эта комната станет его племянничку «могилой», то есть, тем самым местом, где мальчишка теперь будет жить. – Сдохнет она – тебе будет, чем питаться.

 

Гарри отходит от окна и садится на кровать. Птица уже посажена в клетку. Когда она, пытаясь вырваться, кусает Вернона за палец, то Гарри и правда думает, что дядька убьет её, но нет – толстяк-маггл только матерится на весь дом. Петунья тем временем приносит в комнату две маленькие кошачьи миски. Гарри Поттер мстительно кривится, глядя на то, как женщина при этом улыбается и произносит, что с едой станет туго, поскольку Гарри не будет работать на благо дома и сада, а тот, кто не работает «не должен есть».

 

- Если ты будешь пытаться выбраться, Поттер, – проговаривает Вернон прежде, чем слезть. – То будешь иметь дело с моим ремнём. Я изобью тебя до полусмерти и тогда даже естественную нужду будешь справлять под себя!

 

- Между прочим, если хочешь в туалет, то идём сейчас – ты будешь заперт.

 

- Не хочу, дорогая тётя Петунья, – Гарри плотнее сжимает зубы.

 

- Смотри, не обмочи чистое белье! – Вернон хохочет.

 

- И не шуметь мне, – подхватывает женщина. – Дадлику нужно хорошенько выспаться, а завтра заниматься с репетиром. Понял?

 

- Да, я понял, дорогая тётя Петунья, – снова на автомате выдаёт Гарри. – Я понял…

 

Когда решётка на окне приделана, а дверь хорошо заперта, Дурсли со спокойной душой ложатся спать. Гарри смотрит на сову, которая пытается развернуться в маленькой клетке, совершенно неподходящей ей по размеру. И ничего не получается. Сова отчаянно вертится, расправляет крылья, но они упираются в прутья, и птица жалуется мальчику, снова громко ухая.

 

- Тише, – шепчет Гарри, подходя к клетке и протягивая руку, не боясь, что сова тяпнет и его. – Услышат и всё… несдобровать обоим. Кстати, чего ты не улетела, когда была возможность?

 

Птица смотрит на мальчика умными большими глазами.

 

- Ты письмо, случаем, не принесла?

 

Гарри знает, что всё это лишь пустые надежды.

 

- Хотя, от кого? – он вздыхает с сожалением. – Рон сказал, что на лето они отпускают свою фамильную сову в леса за добычей, а Гермиона… не знает номера телефона Дурслей. Да и к тому же, разве я смог бы написать им ответ? Нет. А всё из-за них! – Гарри возмущенно указывает на двери. – Теперь ещё и ты попалась. Эх…

 

 

Ранним утром Гарри просыпается от того, что Петунья с грохотом вваливается к нему и ставит на стол большой горшок. Мальчик недоумевающе смотрит на растение. Петунья ставит рядом ещё и бутылку с водой, по цвету явно застоявшейся. Гарри морщится, представляя, что именно сейчас она скажет ему.

 

- Будешь ухаживать за папоротником. Чтоб хоть какой-то толк был, – женщина откупоривает крышку бутылки. – Поливай каждые четыре часа. Он погибает. И да, если захочешь пить – то здесь удобрение намешано. Понял?

 

- Да, я понял.

 

- Неверно, – глаза у неё сверкают. – Как я тебя учила?!

 

- Простите, – облизывает пересохшие губы мальчик. – Я всё понял, дорогая тётя Петунья…

 

- То-то же.

 

- Нужна поилка для птицы, – Гарри смотрит на сову, которая сидит в углу клетки и почти не шевелится. За два дня в комнате, где не открывается (теперь уже) окно, становится невыносимо жарко. – Небольшая. Дайте мне пустую бутылку из-под минералки и крепкую верёвку – я сам сделаю.

 

- Чего?! – задыхается Петунья. – Вернон! Он снова наглеет!

 

- Здесь очень жарко.

 

- И что же? – тётка встаёт в позу.

 

- У неё начнётся обезвоживание…

 

- Молись, чтоб у тебя не началось.

 

- Можно хотя бы окно приоткрыть? – спрашивает Гарри, всё же надеясь, что если Петунья отопрёт замок на раме, то он сможет как-нибудь протолкнуть руку к решётке и попробует отпереть наружный навесной замок. – Ненадолго…

 

- Может, кондиционер закажешь? – издевается женщина. Она разворачивается и уходит. – Если твоя новая пернатая подружка будет мешать Дадли заниматься музыкой, то я её лично напою отравой из этой бутылки!

 

Гарри Поттер плюхается на кровать. Сова перебирает свои перья. Она уже не ухает и старается почти не двигаться, переходя в так называемый «энергосберегающий режим существования» – Гарри прочитывает об этом в одной познавательной книге про организмы в природе. Впереди у новых товарищей по несчастью очень долгий день. Если учесть, что в воскресенье у Дадли полдня гостит репетитор по музыке (которая доводит не только ближайших соседей, но и даже тех, кто живёт за три дома), то можно смело затыкать уши и в деталях выстраивать план о попадании в Ад.

 

К полудню солнце, ещё больше измываясь, становится над самым окном Гарри. Мальчик залезает под кровать и переносит клетку с совой ближе к шкафу – туда почти не доходят лучи, жарящие как в духовке. Птица благодарно моргает. Гарри снимает со стены все старые рисунки Дадли и рвёт их на мелкие кусочки. Рвёт и рвёт, пока у его ног не образуется целая гора бумаги. Мальчишка подходит к клетке с птицей и просовывает ей кусочки бумаги.



Cool blue lady

Отредактировано: 09.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться