Мальчик голубых кровей. Испытание верой

Размер шрифта: - +

Глава 4. Ещё раз о совести...

В тихой комнате я одна,
И силы только это спеть.
И мне больше не задеть тебя.
В тихом омуте по одному
расстрелял всех моих чертей.
Раз так хочется, то добей меня.

Между строчек флирт так во мне горит,
Если просто рядом быть.
Так болит тебя любить внутри.
Ты дотронешься — умом тронусь я,
Ведь тебе меня не жаль.
За мою всю боль медаль, бери…

И мы с тобою никому не скажем,
Что я дура-дура со стажем!
Я люблю тебя сколько не живут,
И мои раны вряд ли уже заживут.
А мы с тобою никому не скажем,
Что я дура-дура со стажем!
В твою жизнь, мой кончился абонемент,
Ты просто будь там, где меня нет.
(К. Хвойницкая)

После разговора с Лоей, Минерве становится чуть легче. Всё-таки, девочка она на самом деле неглупая, и, учитывая тот факт, что МакГонагалл, вроде бы, не заставляла её, а лишь подтолкнула в правильное русло, Дамблдору можно смело сказать, что Кроткотт сама изъявила желание стать участницей. Размышляя над тем, как именно всё это озвучить директору, Минерва останавливается напротив расписания, и едва не подпрыгивает, когда обнаруживает, что у неё сегодня стоит аж три консультации: у Пуффендуйцев, Когтевранцев и Слизеринцев. Минерва понимает, что отдохнуть не получится. Так уж заведено в практике СОВ, что преподавателям-деканам не полагается давать консультации по предмету своим подопечным. То есть, перед зельеварением Снегг консультирует все факультеты, кроме Слизерина. А она, МакГонагалл, обязана проинструктировать всех, кроме своих Гриффиндорцев.

Минерва радуется хотя бы тому, что скоро в замке станет намного тише и спокойнее — младшие курсы, кроме пятых и седьмых, уедут домой на каникулы. Уроки, запланированные программой, уже выданы, и остаётся только заполнить ведомости и задать на дом литературу для тех, кто решит более углубленно изучать тот или иной предмет. Минерва слышит многоголосье, направляющееся как раз в её сторону. Она уже знает, что именно — Гриффиндорцы второго курса. Громче всех блажит Сириус Блэк. Студенты увлеченно обсуждают что-то и в споре решают, кто прав, а кто — нет.

— И что же это за делегация? — строго вопрошает Минерва, когда дети с визгом бросаются к ней и начинают наперебой спрашивать что-то про Люпина. Минерва ничего не может понять. — Мистер Блэк, давайте потише — уроки же ещё идут!

— А где Римус? — Питер Петтигрю заглядывает в лицо Минерве с какой-то подозрительной обеспокоенностью. — Почему он не пришел ночевать после отработки?

У Минервы холодеют пальцы.

— Что значит «не вернулся»?!

Минерва отводит Блэка и Петтигрю подальше от других детей — не хватало ей здесь ещё только паники. Ребятня тоже взволнована, но они не столь близки с Люпином. А потому многого могут не знать.

— Его не было в общей гостиной после ужина, профессор… но он нам говорил, что вы назначили отработку в лесу… и потом ночью, мы его ждали, а он не пришел…

— Да, и сегодня за завтраком его не было, профессор! — тараторит теперь Блэк. — Правда!

— Вы меня разыгрываете, господа хорошие? — Минерве хочется дать парнишкам по подзатыльнику — она знает, что у этих не заржавеет и напугать до полусмерти, а потом повеселиться. — Если да, то я обещаю, что одной отработкой вы у меня не отделаетесь!

— Мы хотели вас раньше найти, но профессор Снегг, когда делал обход, велел нам не высовываться из спален, иначе сказал, что скормит Бабайке!

— Кстати, а кто это, профессор? Что ещё за Бабайка?

— Это огромный и волосатый людоед! Бу! — Сириус пугает Питера, и тот едва не падает на пол.

— Годрик Гриффиндор, милостивый, дай мне сил, — стонет Минерва, закрывая лицо руками. — Значит так, мистер Блэк и мистер Петтигрю, вы сейчас идете в гостиную, забираете остальных, успокаиваетесь и сидите до прихода старосты. А я найду мистера Люпина.

— Но мы тоже хотим его найти!

— Я сказала, чтобы все немедленно возвращались в гостиную! — Минерва повышает голос, и дети слушаются.

МакГонагалл не на шутку напугана — такие новости с самого утра кого угодно выведут из колеи. Она даже не знает, куда бежать — в Запретный лес, в больничное крыло, к Дамблдору с повинной, сразу в Азкабан…

— Профессор МакГонагалл, миленькая! — спасительным становится голос мисс Шелли, хогвартского завхоза. — Я как раз по вашу душу!

— Мне сейчас не до пустяков, у меня второкурсник с отработки не вернулся!

— Не Люпин, часом? — женщина, вся запыхавшаяся, поправляет свой халат, весь испачканный, словно она только из шахты вернулась. — А то сейчас приволокли к Итан одного мальчонку… оборотень укусил…

— Что?! — Минерва не может поверить в то, что слышит. — Какой ещё оборотень? Вы с ума сошли?!

Миссис Итан Смит, грузная женщина невысокого роста, с редкими черными волосами, в еле сходящемся на ней костюме с нашивкой, обозначающей знак первой помощи, раскладывает на стерильной салфетке инструменты и необходимые предметы для переливания крови. МакГонагалл и Шелли влетают в больничное крыло. Минерве сразу в глаза бросается изорванная и заляпанная глиной, кровью, мхом и, Мерлин знает, чем ещё, форма факультета Гриффиндор, валяющаяся на полу возле койки, где за ширмой извивается и кричит от боли мальчишка. Судя по всему, это на самом деле Римус Люпин.

— Как… как это… могло… случиться? — задыхаясь, спрашивает Минерва, у которой вот-вот ноги подкосятся от подступающей тошноты и осознания того, что же на самом деле происходит. — Кто был с ним на отработке?!



Cool blue lady

Отредактировано: 27.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться