Мальчик-красавчик

Размер шрифта: - +

Глава 3.

- Почему бы вам уже не заткнуться? – еле сдерживая себя, сквозь зубы процедил Лекс. Его кулаки непроизвольно сжались, когда тяжелый басистый смех Мити и заливистое хихиканье Ви снова сотрясли воздух в его гостиной. Что за друзья? Больше часа плачут от хохота, покрываясь багровым румянцем, вместо того, чтобы просто посочувствовать.

- Ты б видел себя со стороны, - пытаясь отдышаться, произнес Витя, вытирая выступившие на глазах слезы. Лекс сверкнул в его сторону злобным взглядом.

- Она серьезно надела ему на голову тарелку? – Не замечая недовольство друга, переспросил, наверное, уже в тысячный раз Митя. Ви часто закивал, снова разражаясь приступом хохота. Эти два болвана окончательно довели Резкого.

- Так, все, пошли вон, - он встал и схватил под руки своих, теперь уже бывших, друзей. Подталкивая их к выходу, он пропускал мимо ушей их, не внушающие доверия, извинения, а потом, захлопнув входную дверь, обессиленно облокотился на нее. Приглушенный смех еще доносился до его ушей, пока друзья спускались по лестнице, но уже через пару минут вокруг наступила полная тишина.

- Так-то лучше, - в пустоту произнес парень и, оттолкнувшись спиной от двери, прошел вглубь дома.

***

После скандала, произошедшего вчера вечером в доме Лыковых, родители Лекса устроили ему настоящую взбучку. Многочасовая нравоучительная беседа отца довела его до белого коленья, а содрогания матери по поводу возможной отмены свадьбы (о да, хоть какой-то плюс от всей этой истории!) только подлили масло в огонь. И вот, надеясь хоть немного отойти от потрясений, он пригласил двух лучших друзей посидеть за кружечкой пива у себя дома, пожаловаться на свою жизнь, опуская конечно некоторые моменты, а что получил в ответ? Смех в лицо и ни капли сожаления! Лекс рухнул в кровать, подмяв под себя подушку. Ну, ничего, он этого так не оставит. Эта девчонка еще отведает леденящее блюдо от Александра Резкого, с лихвой приправленного соусом насмешек. Только пускай попадется ему на пути, уж он-то своего не упустит. Он отомстит, он обязательно отомстит этой наглой официантке! Повернувшись на спину, парень уткнул взгляд в глянцевый потолок. В его голове бурно развивался мыслительный процесс, не сулящий никому ничего хорошего.

***

Настя Ситникова - горе-официантка, разбившая на приеме Лыковых поднос с фужерами - тряслась в автобусе рядом со своей защитницей. Защитница сейчас мирно посапывала, уронив голову к ней на плечо, а потому не видела напряженного взгляда Насти. Девушка думала. Думала, что же такого хорошего она сделала в своей жизни, что ей повстречалась такая замечательная подруга. Ситникова, конечно, не имела понятия, что наговорила Лыковым Стеша, но… Но те не только не уволили ее, а даже принесли свои извинения за неподобающее поведение своих гостей. Настя вздохнула. Нет, она упорно ничего не понимала.

- Ты чего так вздыхаешь? – Зевая и сонно промаргиваясь, подала голос Стефания. Подняв голову, она огляделась по сторонам и с удовольствием заметила, что автобус почти пустой: толчеи она не любила. Потянувшись и выглянув в окно, девушка снова посмотрела на подругу. Настя замялась.

- Если честно, мне неудобно. Ты пострадала за меня, нарвалась на этого типа, так еще и с хозяевами поговорила. Я даже не знаю, как тебя благодарить, - девушка поджала губы, с щенячьей преданностью смотря на Стешу. Лицо девушки засияло добродушной улыбкой.

- Глупышка, я не сделала ничего сверхъестественного. Тот парень сам нарвался, а Лыковы… Тут вообще не беспокойся. Они адекватные ребята, сами понимают, что отпрысков «золотого поколения» иногда заносит. Так что давай просто забудем эту историю? Идет? – Ситникова кивнула, словно маленький ребенок, и посмотрела перед собой. Стеша еще раз окинула ее добрым взглядом, после чего засмотрелась на пейзаж за окном. Ей казалось, что сейчас они проезжают не просто зеленеющие парки и скверы, пыльные тротуары и пустые остановки, а оставляют позади себя последние летние деньки. Август заканчивался, и впереди ждет холодная осень. Агентство будет набирать новых работников, выполнять план по сокращению старых, и ей, как главному по кадрам, придется кого-то увольнять.  Делать людям больно Стеша не любила, если только те, конечно, не заслуживали, а потому наступающих холодов она ждала с еще большей неохотой.

Родители Лекса вернулись с неформальной встречи в приподнятом настроении. С Лыковыми все улажено, дата помолвки не изменена (к большому сожалению Саши), а это значит, что для фирмы скоро наступят хорошие времена. Вадим Резкий зашел в комнату к сыну.

- Твоя теща - золотая женщина, должен тебе сказать, - он еще был в верхней одежде, поэтом, присев на подлокотник дивана, стал медленно стягивать с себя шарф. Лекс, оторвав взгляд от экрана ноутбука, скептически глянул на отца.

- И тесть отличный мужик оказался. Конечно, стресс они вчера пережили еще тот, но... Но обиды на тебя не держат, - Вадим добродушно хмыкнул.

- А что с прислугой? Их тоже простили?

- Ой, да я не спрашивал, мы говорили только о свадьбе, о будущей помолвке. Их дочь... - Лекс перебил отца, громко закрыв ноутбук. Затем, поднявшись, он поставил его на письменный стол.

- То есть, виноватым выставили меня?

- Да нет же, я думаю, их наверняка уволили, содрав кучу штрафов. Ты что, не хочешь послушать про свою будущую супругу? Она, между прочим, только недавно вернулась из Франции и…

- Я каждый день слушаю, как кто-то приезжает из Франции, Италии, Швейцарии… Меня этими ряжеными куклами не удивишь. Их шопинг-туры не отличаются один от другого, никакого разнообразия. Да и мое мнение насчет свадьбы вообще не учитывается, так что кто там и где моя «будущая жена», - он сделал в воздухе кавычки. - Меня абсолютно не волнует. Знакомьтесь, обхаживайте вашу будущую сноху, но меня освободите от подробностей, - раздраженно выпалил Лекс. Вадим сурово свел густые брови, открыл было рот, чтобы что-то сказать, но подумав, решил просто оставить сына одного.



AnitOva

Отредактировано: 21.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться