Маленькая хозяйка замка Шгрив

Размер шрифта: - +

Глава 10

Жил на свете Леон,

Малый очень был смел.

И влюбился в Жаклин,

Заболел, похудел.

 

Но веселая Мэг,

Что жила у реки,

Подсказала: "Дурак,

Познакомься, поди!"

 

Приодев "каблуки"

И поправив сюртук,

Он отправился к той,

В дверь стучался: "тук-тук".

 

Но в ответ - тишина.

Где красотка моя?

Скоро ночь на дворе,

Где же носит тебя?

 

Смех раздался вдали,

Встрепенулся Леон.

Будет милой сюрприз-

За дом спрятался он.

 

А Жаклин провожал

Отставной генерал.

Целовал, миловал

И подол задирал.

 

Бросив розы в кусты,

Пнув от злости бутон,

Леон вспомнил о Мэг-

Ну и дурень же он!

 

- Браво, Матильда! - раздались хлопки. И девушка от неожиданности ойкнула и опасно забалансировала на шаткой лесенке, на которой стояла в этот момент, расправляя портьеры в гостиной госпожи.

- Ваша светлость, вы меня напугали! - с укором ответила она Юлии. Герцогиня, привлеченная пением, доносящимся из ее покоев, завернула леди Антор, с которой направлялась на прогулку, к своим комнатам. И сейчас обе дамы стояли в дверях, смущая горничную пристальным вниманием.

- У тебя хороший голос! - похвалила смущенную Тильду Юлия. От комплимента служанка еще больше покраснела. - Что ты пела?

- Ну что вы, хозяюшка, какой там голос! Меня даже в церковный хор не взяли когда-то. Сказали, что с таким голосом только указы на площадях выкрикивать. Да и песня... так, деревенская, слышала когда-то.

- Ну, не будем тебе мешать. Идемте, Августа, - улыбнулась Лия и потянула подругу из помещения. А графиня, уже шагнув из комнаты, вдруг обернулась и с нескрываемым любопытством спросила у "певицы":

- А что там было про подол? - и, не дожидаясь ответа, поспешила за молодой девушкой, громко возмущаясь, - Нет, ну каков нахал!

По коридору разнесся заразительный смех герцогини Эррол.

 

- Вы знаете, я хотела бы вам показать одну вещицу... точнее дневник, который недавно обнаружила. Только не спрашивайте где. Мне до сих пор от воспоминаний, при каких обстоятельствах была сделана эта находка, становится дурно. Странный дневник. Старый. Непонятные то ли руны, то ли письмена и рисунки... тоже странные. Может быть, вы знаете, что это за язык, и мы вместе попробуем его прочитать?

Дамы шли по парку, наслаждаясь хорошей погодой, беседой и обществом друг друга.

- Очень интересно. Ты меня заинтриговала, - отозвалась леди Антор. Понизив голос, с заговорщическим видом она продолжила, - Это ты по адресу. Люблю совать свой нос во все необычное и таинственное.

- Я думаю, у нас будет занимательный ве... Ох! - Юлия неожиданно прервалась на полуслове и согнулась пополам, схватившись за сердце.

- Юлия! Девочка! Что? - Августа подскочила к девушке и, придерживая ее, подтащила к скамеечке. - Присядь, милая. Не шевелись, я сейчас кого-нибудь позову...

Уже готовую сорваться с места пожилую леди остановила Лия, вцепившись в рукав шубки своей собеседницы.

- Не надо никого звать, - тихим голосом попросила она женщину, - уже все прошло. Странное ощущение... как предчувствие беды. Такое острое! И сердце... будто иголку воткнули.

- Ты меня пугаешь, дорогая. Давай вернемся... Нет, все-таки надо кого-то позвать.

И, не слушая больше заверений и убеждений молодой герцогини, утверждающей, что с ней уже все в порядке, пожилая леди поспешила за помощью.

 

Кален Свонсон был потомственным лекарем, фанатически преданным своему делу. Несколько поколений мужей его рода верой и правдой служили герцогам Эрролам. Сам Кален был натурой увлекающейся, и внезапно возникший интерес к травничеству привел его к исследовательской работе. В своей небольшой лекарской он проводил эксперименты по улучшению того или иного лекарства: всегда использовал свои настои и отвары трав в сочетании с крохотной дозой магии, коей он обладал в малой степени. Ну а когда герцог обустроил в подземелье алхимическую лабораторию, счастью лекаря не было предела. Он в ультимативной форме заявил его светлости, что три ночи в неделю лаборатория просто обязана быть в его распоряжении. Эррол не возражал, но просил сохранить в тайне нахождение в его замке подобной комнаты. После этого эскулап только что не молился на Дункана.

Выслушав, простукав и ощупав внимательно молодую леди, Свонсон не нашел ничего страшного в ее состоянии. На всякий случай влил девушке в рот сердечных капель и успокоительного сбора, посмотрел язык, заглянул в глаза, оттянув веко, посчитал пульс. А затем  пожелал хорошего дня и поспешил к своим колбочкам, ступочкам, ретортам, прочей алхимической бижутерии и нерадивому Томасу, которого оставил приглядывать за лысой крысой - жертвой очередного эксперимента по выращиванию волос.



Ирина Снегирева, Жанна Долгова

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться