Маленькая победоносная война

Размер шрифта: - +

Глава 9

Логан предложил Марго «потренироваться» перед первым свиданием и по-дружески посидеть в пиццерии. Ну, раз «по-дружески», то Марго решила захватить с собой Джеки и Лу. Джареда Логан позвал скорее из вежливости (друг все-таки, не хорек какой), но тот неожиданно согласился.

Теперь вся компания наслаждалась жизнью под красно-белым полосатым тентом, со всех сторон обложившись «Маргаритой», «Кваттро формаджи» и «Маринарой». Лу оказалась малоежкой и, быстро справившись с двумя кусками, принялась что-то чиркать тонким фломастером на бумажных салфетках. Джаред давно заметил ее привычку рисовать на любом клочке, попавшем под руку, не говоря уже о школьных тетрадях – те были сплошь исчерканы профилями, силуэтами, изображениями рук и лиц.

Острый кончик рвал мягкую бумагу, и, разочарованно вздохнув, Лу скомкала салфетку. Джаред тут же протянул ей ладонь.

- Нарисуй мне мотоцикл. – Он добродушно улыбнулся и добавил: - Пожалуйста.

Лу потешно сморщила нос и, ухватившись за большой палец, подтянула его руку ближе к себе.

- Где?

Как раз под большим пальцем место было самое подходящее.

- Это Венерин холм, - хихикнула Марго. – Символичненько, не находишь?

Джаред пожал плечами. Он как раз не видел в этом ничего удивительного. Гораздо интереснее сейчас было смотреть на Лу: прямые темные брови, короткий прямой нос, четкий рисунок губ. Она время от времени сдувала непослушную прядку волос и щурилась, чуть поднимая голову.

- Тебе плохо видно? – Тихо спросил Джаред.

Трудно было понять, услышала ли она его. Вместо Лу ответил Джеки. Он покосился на Марго с Логаном, ворковавших над общим куском шоколадного торта и произнес так же тихо:

- Она тебя не слышит. Когда рисует, вообще ничего вокруг не замечает. Просто уходит ото всех. В последнее время с ней такое все чаще и чаще.

Уходит? Кажется, Джаред понимал, о чем говорит Джеки. Он никогда не забудет, как мать лежала на диване лицом к стене. Она уже дважды пыталась слезть с антидепрессантов, но без них становилось только хуже.

- Не хочу видеть эту скотскую жизнь, - сказала она, прежде чем замолчать на несколько дней.

Она не была такой. Не была… До того позднего вечера, когда после работы на автостоянке ее подстерегли двое подонков. Джареду было девять лет, и он хорошо помнил то свое состояние беспомощности и потерянности, бессильной злобы и ярости. Тогда он впервые сам позвонил отцу, а отец привез доктора Миносяна.

Доктор окинул взглядом батарею оранжевых пузырьков в кухонном шкафу, открыл крышки некоторых из них и решительно высыпал таблетки в мусорное ведро.

- Этим и слона можно в гроб загнать, - пояснил он. – Человеческий организм плохо реагирует на такое грубое вмешательство. Твоей маме нужен якорь, чтобы удержаться в этой жизни, понимаешь меня, парень? Я могу на тебя рассчитывать?

Джаред не подвел ни доктора ни маму. Каждое утро к ним приходила Фрида (ее нанял отец). Она готовила обед и ужин, кормила и мыла маму, убирала дом. Следила, чтобы мать вовремя приняла гомеопатические лекарства: россыпь крошечных, как дробинки, таблеток и жидкость в стеклянных ампулах. Вечером Джаред сидел на полу или на уголке маминой кровати и читал ей вслух то, что задали в школе. Каждый день он вешал на стену новую фотографию из их семейного альбома, где мама смеялась, прижимая к себе измазанного кашей упрямого мальчишку, танцевала в коротеньком платье, больше похожем на длинную майку, лежала на песке в венке из водорослей, а капли воды стекали ей на щеки и падали с кончика носа. Еще были картинки из журналов и рекламных проспектов – парк в Орландо, песчаные белые пляжи с пальмами, ламы в нарядной сбруе с разноцветными помпонами, и наконец пришел день, когда мама повернулась к нему и сказала:

- Что-то я совсем заспалась, сынок. Пора вставать, да?

Сейчас мама вместе с Мейсоном, ее мужем, жила во Флориде и работала в больнице ортопедом. Они не вспоминали те дни, но забыть их было невозможно.

- Готово, - Лу завинтила колпачок фломастера.

Маленький байкер, отважный и стремительный мчался вверх по крутому склону Венерина холма.

- Похож на тебя, - Марго улыбнулась Логану. – Мне всегда нравилось смотреть, как ты подъезжаешь к школе на своем байке.

- И при этом ты всегда отказывалась пойти со мной на свидание. - Это противоречие явно не укладывалось у Логана в голове. – Марго, я могу подумать, что ты…

- Ошибаешься.

- Или…

- Тоже нет.

- Ну тогда почему?!

Этот крик души мог растрогать даже самое каменное сердце. Марго кусала губы, глядя на Логана из-под насупленных бровей. Джеки всем своим видом показывал, что, конечно, знает, но ни за что не скажет. Первой сжалилась Лу:

- Да ладно. Рассказывай уже. – Подбодрила она подругу.

- Мне было четырнадцать лет, когда я в первый раз танцевала с тобой на вечеринке у Лолы Донован. Помнишь?

- Еще бы я не помнил?! – Взорвался Логан. – Ты тогда позволила себя поцеловать. На тебе была короткая джинсовая юбка с Микки Маусом на заднем кармане, розовый топ и розовая лента в косе. От тебя пахло ванильным печеньем, и ты потихоньку от взрослых успела выпить апельсинового ликера, я его вкус на твоих губах до сих пор забыть не могу. А потом все! Игнор на два года! Что я сделал не так?

Джеки прикрыл глаза ладонью и беспомощно покачал головой, демонстрируя бессилие разума перед молодой дурью.

- Спокойствие, только спокойствие, - пролепетала Лу, давясь от смеха.

- А потом мы включили мой телефон в режим входящего звонка и из спальни Лолы, слушали, о чем говорят мальчики около бассейна. И ты, Логан Лоусон, - обвиняющий палец был направлен прямо ему между глаз, - сказал Бену Кроссу, о котором тогда мечтали все девочки нашего класса, что он будет полным лохом, если пригласит меня на свидание. Ты сказал… - наверное, Логан и сам все вспомнил, потому что слегка побледнел, - что не стоит тратить время на малолеток, у который еще не выросла грудь!



Гордиенко Екатерина

Отредактировано: 24.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться