Маленькая сказка

5.2

- Да, ты прав, Савушка, книга не старая, ей только тридцать лет. Может, всё-таки почитаем?

- Давай почитаем, но я уверен, что ничегошеньки мы там не увидим. Я даже думаю, что некоторые сказки из неё ты знаешь наизусть.

- Но попробовать всё же стоит.

            И начали читать книгу вдвоем. Они читали вслух, читали каждый про себя, читали вдоль и поперек, даже пытались читать слова в обратном порядке. Но абсолютно ничего у них не получалось. Книга, как была со сказками, так со сказками и оставалась. Настенька даже пыталась проверить книжку через свой новый мобильный телефон, наведя на нее камеру и сделав несколько фотографий. Но, увы, результат остался прежним.

- Ну, вот что с ней делать? - спросил с досадой домовой.

- Савушка, может ты книжки перепутал? Не ту взял?

- Нет. Не мог я перепутать. Какую Митрофан Кузьмич мне книжку дал, такую я и принес. Да и нет у меня книг, кроме этой. Отродясь не было.

            Кот Матвей, лёжа на кровати и убедившись, что уже ничего нового и интересного не произойдет, злорадно хмыкнул и повернулся на другой бок. Услышав звук, изданный котом, и, оценив его смысловое значение, Настя с домовым молниеносно уселись на кровать к Матвею таким образом, что перекрыли ему все пути к отступлению.

- Ну-с, усатый-полосатый комок шерсти, что ты нам поведаешь? - сказал Савушка и, прищурив глаза, подозрительно посмотрел на кота.

- Да-да-да. Мы так понимаем, ты что-то знаешь, но не хочешь с нами делиться, - сказала Настенька.

            Кот поднял голову, быстренько осмотрелся по сторонам, понял, что отступать некуда, и с удивленным выражением глаз промямлил:

- А что я такого знаю. Я ничего не знаю. Книга как книга она.

- Э не-е-т. Не хитри, мой пушистый половичёк, - сказал Савушка, - я вижу, ты точно что-то знаешь, но опять лукавишь.

- Так, спокойствие. Мне до половичка еще далеко и шерсть у меня не такая уж пушистая и мягкая. Я могу сказать только то, что это именно та книга.

- Откуда знаешь? – резко спросила Настенька.

- Ну, допустим, я неоднократно видел, как Митрофан Кузьмич, одев свои очки, длинными зимними вечерами читал ее. Мы же, коты, всегда везде бродим и многое видим. Вот и это я видел, чисто случайно несколько раз, вот и всё.

- Повезло тебе, меховая варежка. А то я из тебя душу бы вынул.

- Не, ну сколько можно-то?! - возмущенно сказал кот, - Одни угрозы! Я кот нормальный, домашний, веду себя хорошо. А они то то, то это. Всё! Ни слова больше не скажу.

- А ты больше и не знаешь, - сказал, как отрезал Савушка, - так что лежи и сопи.

- Я не соплю, я мурлычу и мяукаю.

- Ну-ну, Матвеюшка, успокойся, - погладила кота Настенька, - будут сегодня тебе вкусности и сладости.

            Кот довольно потянулся, замурлыкал, посмотрел злорадно на домового и с ехидной улыбкой произнес:

- Если вы, Савелий Петрович, ничего прочитать не можете и не видите ничего, так возьмите очки, в них лучше видно-то.

- А и правда, - сказала Настенька, - действительно, может взять очки и через них почитать? Так мы еще не пробовали, вдруг получится?

            Конечно, наша девочка знала, что читать в очках, если у тебя хорошее зрение очень вредно, и к хорошему это не приведёт. Но, если немного, один разочек посмотреть, то всё будет хорошо. И отправилась в комнату бабушки с дедушкой, где всегда можно было найти очки. Они лежали на прикроватной тумбочке и, взяв их, она сразу же вернулась в комнату, где ее с нетерпением ждал Сава. Одев очки, она посмотрела на книгу, но, увы, ничего не изменилось, книга осталась прежней, только немного размытой. Следующим очки взял Сава, но результат оказался таким же точно. Оба расстроились и молча сели на кровать. Кот Матвей, лёжа рядом с ними, обречённо вздохнул и язвительно улыбаясь, произнес:

- Ну ладно Настенька, дитё малое, десяти годков от роду, ничегошеньки не знает и не понимает в волшебном мире. Но ты, Савелий Петрович, потомственный балбес сто двадцатилетний, о чем думал-то!? Я же сказал не об очках бабушки или дедушки, я сказал об очках Митрофана Кузьмича. У него-то зрение было ого-го, не чета вам, но очки он брал только, когда читал книгу. Скажи-ка нам, что он тебе с книгой передал?

            Лицо домового прояснилось, он заулыбался и моментально пропал. В это время Настенька схватила Матвея на руки и начала обнимать и целовать с такой силой, что кот еле-еле переводил дыхание.

 - Ну-ну, поосторожнее, - мурлыкал он довольно, - я ведь ещё та персона. Если меня любить и лелеять, я и не такое могу.

- Да ты у меня лучший кот во всем мире, - говорила Настенька. - Я тебя люблю, обожаю и лелею.

- Это хорошо, конечно, - сказал Матвей, - но про вкусности и сладости не забуду напомнить. Как там насчёт сливок со сметаной и курятинки с колбаской?

- Всё будет, всё будет, - не унималась радостная Настенька.

- Будет-будет! Шашлык из тебя будет, если опять ничего не получится, - сказал, появившийся из ниоткуда домовой, и положил на стол небольшие очки с круглыми линзами в металлической, потемневшей от времени, оправе.



Павел Залесский

Отредактировано: 03.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться