Маленькая сказка

5.3

Лицо домового прояснилось, он заулыбался и моментально пропал. В это время Настенька схватила Матвея на руки и начала обнимать и целовать с такой силой, что кот еле-еле переводил дыхание.

 - Ну-ну, поосторожнее, - мурлыкал он довольно, - я ведь ещё та персона. Если меня любить и лелеять, я и не такое могу.

- Да ты у меня лучший кот во всем мире, - говорила Настенька. - Я тебя люблю, обожаю и лелею.

- Это хорошо, конечно, - сказал Матвей, - но про вкусности и сладости не забуду напомнить. Как там насчёт сливок со сметаной и курятинки с колбаской?

- Всё будет, всё будет, - не унималась радостная Настенька.

- Будет-будет! Шашлык из тебя будет, если опять ничего не получится, - сказал, появившийся из ниоткуда домовой, и положил на стол небольшие очки с круглыми линзами в металлической, потемневшей от времени, оправе.

Когда наша девочка вместе с домовым начала их разглядывать, то на дужках очков они увидели непонятные им знаки и рисунки, которые были вырезаны очень искусно, и переплетались друг с другом. Даже невооруженным взглядом было видно, что это не простые очки. Хотя, по правде сказать, обычный человек не обратил бы на них никакого внимания. Очки как очки. Да старые, да с рифлёными дужками, но и всего-то.

            Настенька взяла очки и одела их, внимательно смотря при этом на книгу. Как только её взгляд прошел сквозь них, книга моментально изменилась: вместо обычной, средней толщины книги, на столе лежала огромная, толстая и очень древняя, в черном кожаном переплёте, с несколькими золотыми пряжками, на которые она закрывалась. Никаких надписей на книге не просматривалось. Книга была действительно огромной, и для того, чтобы ее открыть, Настеньке потребовалось использовать обе руки и приложить достаточно усилий. Внутри книги были пожелтевшие от времени страницы, исписанные чернилами на неизвестном ей языке. Настя с первого класса изучала несколько языков: украинский, русский, немецкий и английский. Но такого она ни разу не видела. Он не был похож ни на один язык, который она знала и изучала. Сняв очки, она посмотрела на стол, и увидела, что перед ней снова всё та же средней толщины книга, с названием «Сказки народов мира».

- Даа, вот это чудеса! Волшебство какое-то! – протянула Настенька.

- А что вы хотели, - сказал кот. - Волшебство - оно и в Африке волшебство.

- Настенька, можно я посмотрю? – нетерпеливо спросил домовой.

- Конечно, Савушка, это ведь твоя книга.

            Домовой надел очки и замер от удивления. Он увидел то же самое, что и Настенька. Та же огромная книга с исписанными на непонятном языке пожелтевшими страницами.

- И что будем делать? - спросил домовой, сняв очки. - Я такого языка не знаю, я только недавно по-человечески научился читать. Книга обрастает всё новыми и новыми загадками.

- А можно я взгляну? -  спросил кот Матвей. - Мне тоже интересно.

- Взгляни, - сказала Настенька.

- Ого, ничего себе, - воскликнул кот, – это Морок, нет, ну точно Морок. А как её читать-то?

- А что такое Морок? - спросила Настенька.

- Морок – это волшебство, которое накладывается на различные предметы и места, а также на живых существ, вплоть до людей. В результате этого заклинания все люди, животные, или ещё кто-либо, видят не то, что есть на самом деле, - пояснил кот.

            Настенька и Савелий уставились на Матвея, от удивления открыв рты. Они были поражены познаниями кота, и не знали, что сказать. А Матвей, довольный результатом своего ответа, возлежал как сфинкс возле Египетских пирамид, с очень довольной мордочкой. Первым из оцепенения вышел домовой:

- А откуда, я осмелюсь узнать, такие широкие знания в сфере магии, уважаемый? Насколько я помню, вы магических наук не изучали и магические школы не заканчивали.

- Откуда – откуда. Телевизор смотрю часто, вот и насмотрелся там всякого, – начал отговариваться Матвей. - А вообще я кот, у которого предки всегда служили каким-нибудь колдунам и колдуньям, вот так вот.

- Да ладно, - не унимался домовой, - и что же нам прикажешь с тобой делать?

- А что со мной делать? - важничал кот. – Поощрить, конечно, сметанки насыпать, сливок налить, колбаски там разной подрезать. Заслужил ведь.

- Получишь всё, я ведь пообещала, - сказала Настенька. - Но книга-то всё  равно не читается. Я таких языков не знаю. И что делать, понятие не имею. Савушка, ты со мной согласен?

- Что верно - то верно, - потирая в задумчивости подбородок, согласился домовой.

- Давайте разберёмся по порядку, - сказал кот Матвей, и деловито начал расхаживать по краю кровати. - Вы книгу нашли и открыли? Да. Морок с помощью очков сняли? Снова да. А вот читать вы ведь не пробовали.

- А как пробовать? - сказал домовой. - Я таких слов отродясь не видал. И Настенька, зная намного больше меня - тоже.

- Морок на что наложен? Верно, на книгу, - не унимался кот. – А для чего? Чтобы её никто ни нашёл. А если не хотели, чтобы нашли, то, наверное, и не хотели, чтобы прочитали? Это ведь логично, ребята. Очки помогли нам книгу увидеть, очки помогли увидеть и текст. Митрофан Кузьмич что сказал? Что ты прочитаешь. Значит нужно читать!



Павел Залесский

Отредактировано: 03.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться