Маленькая сказка

15.4

Настя с огромным любопытством осмотрелась по сторонам.  Комната была довольно просторной, с небольшими, слегка покосившимися окнами, а стены были сложены из брёвен. Напротив стены с окнами стояла широкая массивная скамья, а посередине стоял такой же массивный большой стол. С потолка комнаты свисали пучки высушенных трав, кореньев, различных цветов и ещё что-то, пока неизвестное нашей девочке. В одном из углов дома стояла огромная старая печь. Всё прям как в сказке или историческом фильме, такого уже нигде не встретишь. По разные стороны комнаты стояли всевозможные шкафы, а на стенах закреплены полки, заставленные различной посудой, многую из которой Настенька и на картинках не видела, а описания и в помине нигде не встречала.

- Вот, мы и на месте, - сказала Яга.

- А это то, что я думаю? - спросила Настенька.

- Я не знаю, что ты думаешь, но могу сказать, что мы переместились в мой родной дом, где я прожила очень долгое время, и стоит он в овраге. Да, да, это та самая избушка, - продолжила Яга, увидев удивление на лице девочки, - эх, сколько же я здесь не была.

- Это уж точно, - сказала девочка, сдувая толстый слой пыли с небольшой лавки, стоящей у стола.

            Пыль покрывала всё, что находилось в комнате. Слой пыли был таким, что возникало чувство, будто в этой комнате не были примерно лет сто. Хотя, всё может быть.

- А почему вы тут не живете? - спросила девочка.

- Да как-то скучно стало. Столько лет одна да одна. Одиночество - страшная штука, хотя его иногда и хочется. Вот решила пожить с людьми и, скажу я тебе, жить в мире добра лучше, чем в мире зла. Творить добро гораздо приятнее, чем зло. Конечно, и люди бываю разные, как добрые, так и злые. Всё зависит от тебя самого. Вот, к примеру, Кикимора болотная ушла в люди. Злобное существо,  таким там и осталось. Видела недавно ее. Смотришь, как бы и человеком стала, а увы, Кикимора из неё так и не ушла.

- А какая она, эта Кикимора?

- Невысокого роста, худая, волосы белые, висят клоками, неопрятно одета и всегда найдет повод поругаться. Люди думают, она немного не в себе, но мы-то с тобой уже знаем, что Кикимора болотная, она везде и всегда Кикимора болотная. Так что, как-то так. Но, не будем милочка моя о грустном и приступим, наверное, к уборке.

- Ого, сколько нам мыть и убирать! Я, естественно, работы не боюсь, но на несколько дней здесь точно придётся остаться, - немного растеряно сказала Настенька.

- Дорогая моя, мы ведь волшебницы и можем переложить это всё на волшебство, но без мужской силы нам всё же не обойтись. Но, правда, они не совсем мужчины, то есть вообще не мужчины, но мужского рода. И очеловечиваться категорически отказались.

- А это кто? Мы позовем кого-то к нам в подмогу.

- Конечно, - засмеялась Яга, - уже зовем, вода ведь чистая нужна, метелки веники тоже. Где Леший бродит с Водяным, с русалками танцуют в хороводе, а ну бегом, а ну сюда, зовет вас бабушка Яга.

            И вправду через несколько секунд в окошко избушки настойчиво постучались. А почему в окошко? А сейчас узнаем.

- Вот елки палки, - сказала Яга, - избушку-то развернуть забыла. Как к проходам поставила, так и оставила. - И, став посреди комнаты, произнесла, - Ты, избушка, повернись, в мир людей крыльцом вернись.

            Избушка слегка качнулась, встряхнулась, немного приподнялась на своих куриных ножках прямиком из сказок, и медленно, с противным протяжным скрипом начала поворачиваться дверью к началу оврага и колодцу. По мере её поворота входная дверь, которая, казалось, была отлита из металла с большими засовами, медленно превращалась в старую, рассохшуюся и покосившуюся дверцу, ведь со стороны оврага ей некого было бояться в отличии от стороны с проходами в другие миры.

- Ох и медленно, как же медленно ты поворачиваешься, - охала Яга, - застоялась, моя хорошая, застоялась, моя родимая.

            Настенька смотрела на это всё с большим волнением и восхищением. Сколько волшебства в этот момент происходило на её глазах.

            Наконец-то избушка остановилась, и Настенька с Ягой вышли на улицу. Ярко светило солнышко, пели птицы и шумела трава. Всё утопало в цвету и зелени, и девочка узнала это место. Да, да, именно здесь они с Савой встретились с Бабой Ягой, но только тогда оно не казалось таким дружелюбным и приветливым, как сейчас.

- Эх, - вздохнула она, - жаль, что Савушка этого не видит, - неприятная тень грусти и горечи разлуки мелькнула на её лице.

- Ну, и что мы стоим? - услышала Настенька направленный куда-то в сторону голос Яги, который вырвал её из задумчивого состояния.

- А фто, фто, я нисего? – услышала она немного шепелявый старческий голос. Девочка увидела перед собой невысокого старичка с длинной серо-седой бородой, часть которой покрывал мох, а кое-где торчали шапочки грибов. Во что он был одет описать практически невозможно, так как валенки, в которые он, к примеру, был обут, были больше похожи на обёрнутые корой березы и мхом старые заплесневелые поленья. Вся его верхняя одежда поросла травой и иной мелкой порослью. Единственное, что на нём было надето и имело вид человеческой одежды, так это шапка-ушанка с одним подвязанным ухом, которую он не снимал даже в летнюю жару, и то на ней было птичье гнездо. Старичок стоял перед Ягой с виновато опущенной головой и кивал после каждого слова, звучавшего в его адрес.



Павел Залесский

Отредактировано: 03.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться