Маленькая сказка

16.2

Прошептав что-то, колдунья сделала в воздухе полукруг рукой, затем, медленно опуская её вниз, притушила огонь, который нехотя начал угасать, но всем своим неистовством показывал - не ты меня разожгла, и не тебе меня гасить. Яга с интересом и удивлением наблюдала за тем, как её сила, которой не мог сопротивляться практически никто, с трудом гасила то, что сотворила девочка. А ведь это всего лишь огонь, и она могла совладать с ним с легкостью, как гаснет спичка на ветру. «Да-а-а, - думала она, - в такой маленькой девочке дремлет такая сила, не зря книга открылась ей. А ведь книгу писали несколько волшебников, магов и чародеев, как тёмных, так и светлых, и, соответственно, вложили в неё как тёмную, так и светлую магию. Да уж, добро и зло всегда идут вместе, рука об руку, в вечном противостоянии. Девочка, ах, девочка моя, сколько тебе предстоит ещё пережить и осознать, сколько испытаний выпадет тебе в дальнейшем. Большая сила – большая ответственность…»  Она прервала поток своих мыслей и произнесла:

- Настенька, чтобы выжить в мире волшебства, нужно много знать и многое уметь, иначе…, - колдунья смотрела на девочку с любовью и тревогой одновременно, её мысли блуждали где-то далеко. Обе молчали, и в комнате повисла небольшая пауза. Первой тишину нарушила Яга:

- Но вернёмся к практике. Так, что у нас? Ага, с огнем мы справились и водичку родниковую закипятили.

- А почему только родниковую?

- А это чтобы у испытуемых потом голова не болела, - улыбнулась Яга, -  родниковая, она-то самая чистая, без примесей всяких, не то, что у нас в домах из водопровода течёт. Та-а-ак, - продолжала колдунья, и в задумчивости постукивала пальцем по подбородку, - свари-ка ты мне для начала Сонное зелье, потом зелье Забвения и-и-и, что же тебе ещё придумать то…., - но договорить не успела, в дверь кто то постучал.

- Открыто, господин Леший, - сказала Яга, - заходи, мне думу с тобой легче думать будет.

- А что тут думать, - сказал Леший, заходя в избу, - меня тут браконьеры достали, житья от них нету. Вот сегодня опять заехали, а значит костров напалят, мусору нанесут, живность побьют, природу уничтожат. Что делать-то?

- А вот тут мы используем Дурман-зелье, - хитро заулыбалась Яга, - и посмотрим, что из этого получится.

- И это всё мне нужно сделать за сегодня? - переспросила девочка, открыв рот от удивления. - Дурман-зелье, Сонное зелье, зелье Забвения…. Но по вашим книгам им вариться и настаиваться по нескольку дней.

- Настенька, - сказала Яга, посмотрев на неё, - судя по тому пламени, которое ты выбросила для розжига жаровни вместо маленького огонька, что-то мне подсказывает, что всё будет готово сразу. Я думаю, мы всё сегодня и проверим. Что-то отдадим Водяному, а что-то Лешему.

- Но…. А если они используют это против людей?

- Именно против людей они это и используют, - сказала Яга. - Один браконьеров погоняет, другой курортников, а мы посидим, послушаем потом, что и как у них вышло.

- А если люди пострадают?

- Настенька, люди могут пострадать только в том случае, если ты неправильно сваришь зелье, а именно, перепутаешь ингредиенты, которые туда нужно класть. Так что, всё в твоих руках.

- Но я не могу так рисковать! – взволновано сказала Настя.

- В том-то и дело, милая, что ты обязана всё сделать правильно. Ведь если будет нужно экстренно сварить зелье для заживления ран, к примеру, для Савушки, а ты что-то перепутаешь, кому от этого будет плохо? Молчишь? А я знаю кому - в первую очередь ему, а потом уже и тебе. Он сильно заболеет, в худшем случае погибнет, а ты будешь жить с этим всю жизнь, мучаясь от того, что не смогла ему помочь. Конечно, мы понимаем, что иногда варить зелье поздно, и предотвратить или исправить уже ничего нельзя, но когда можно, и ты что-то перепутаешь, это будет плохо, и допускать этого нельзя. Вари солнышко, вари, а там посмотрим.

И Настенька принялась за роботу. Больше всего она переживала за пропорции. «Как же это тяжело, - думала она, - ведь нужно точно знать, сколько какой травы или корней бросать, как и в какую сторону мешать, и сколько времени варить. Конечно, память у неё хорошая и она помнила всё наизусть. Но приступив к работе, девочка почуствовала, как что-то внутри неё подсказывает ей - именно щепотка этого порошка, не две или три, а именно одна щепотка будет нужна для этого зелья. И когда её пальцы набирали эту щепотку, она точно знала, что взяла именно столько, сколько нужно, и даже иногда не по книгам, а по своему внутреннему чутью и внутренней инструкции.

Прошло несколько часов, и всё было готово. Вот только было маленькое «но» - используя свои внутренние подсказки, девочка меняла рецептуру, вследствие чего на столе появились несколько флаконов с зельями не тех цветов, какие были описаны в книгах Яги. Настенька понимала это, и сев на лавку возле окна, смотрела на флаконы и думала: «Что я наделала?».

Яга подошла к столу.

- И что будем делать? - спросила она Настю с неодобрением. - Ты, я так понимаю, не совсем точно подсчитала пропорции, хотя мы с тобой это обговорили перед самым, так сказать, экзаменом.

- Я не знаю, что делать, - ответила девочка растеряно, - что-то внутри меня ясно и чётко говорило, что именно так нужно было делать, так лучше получится.

- Солнышко моё, ты уверена?

Настя утвердительно кивнула головой.



Павел Залесский

Отредактировано: 03.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться