Маленькая сказка

22.2

Сделав несколько шагов, Алевтина остановилась как вкопанная. Она не могла понять кто это сказал, ведь рядом никого не было. По её телу пробежал страх, она давно не испытывала такого чувства. Что-то внутри заставляло её повиноваться этому голосу, как и тогда, когда она услышала слабые нотки призыва. Услышав его, она решила поехать посмотреть, кто же смог её вызвать. И вот сейчас она медленно развернулась, но опять вокруг никого не было, только маленькая девочка стояла возле скамейки, на которой лежал пакет с продуктами.

«Мне показалось», - подумала Алевтина, но дрожь от страха быть наказанной обладательницей этого голоса не девала ей вернуться к машине, а наоборот заставляла сделать шаг к девочке.

А девочка внимательно смотрела на неё.

Ещё шаг.

- Этого не может быть! -  говорила себе под нос кикимора. Какая-то древняя сила, о которой Алефтина забыла уже много лет назад, заставляла её преклонить перед мирно тихо стоящей девочкой колено. Перед кем? Перед какой-то сопливой девчонкой!? Этого не может быть! Но сделать увы она ничего не могла. Сила заставила её преклонить колено и как рабыню опустить голову, и слушать, не подымая взгляда.

Мы может и понимаем её в какой-то степени. Ведь столько лет прожить, командуя людьми, делая им пакости, сметая всё и всех на своём пути для достижения своих целей просто потому, что человек ей не понравился или у неё плохое настроение. И вот сейчас, униженная и взбешённая от собственного бессилия, она стояла на коленях перед маленькой девочкой в своих дорогущих шмотках, и была готова покорно слушать указания. Но они пока не поступали. Настенька думала, как её наказать, что такого придумать, чтобы она, эта мерзкая, высокомерная кикимора знала своё место. Она вспомнила слова Яги, на которую продолжала злиться и обижаться, о том, что не нужно уподобляться злым людям и делать так, как они бы поступили с тобой. Это шаг в сторону тьмы, а она ведь не хотела этого.

- Что-то не так? - властно спросила девочка.

- Что вы, моя повелительница, всё так, - испугано ответила Алефтина. Она всё больше и больше погружалась в своё прошлое, где она была никем и всё время прислуживала более сильным мира сего. Это безумно грызло её изнутри. Столько лет быть хозяйкой, отдавать приказания, и тут в один миг всё вернулось на круги своя.

- Чем-то расстроена? - спросила девочка. - Ты, наверное, думала увидеть здесь кого-то другого? К примеру Ягу?

- Нет, моя хозяйка, её я не ожидала увидеть. Она давно отошла от тёмной стороны, а у светлой с такими как мы дел нет. Приказывайте, всё будет исполнено.

- Для начала встань с колен, а то прохожие могут неизвестно что подумать. И что же ты можешь мне предложить?

- Всё, что угодно. Хотите машину? Может денег? - Алевтина не знала, что и предложить, ведь перед ней стоял хоть и могущественный, но ребёнок, и что этому ребёнку было нужно от неё она не могла даже представить, но отказывать не могла. Века́ми прислуживающие своим господам создания не могли не повиноваться. Их даже не нужно было наказывать, они сами потом мучились, их выворачивал страх перед повелителем, они не могли снять с себя незримые оковы, так как родились вместе с ними. Такова была их природа, природа низших созданий тёмной стороны – прислуживать и пресмыкаться. Но если они чувствовали хоть на секунду своё превосходство, их тяжело было остановить. Они были готовы всячески навредить, сломить, уничтожить. Алефтина не могла позволить себе таких мыслей. С каждой минутой чувство того, что эта маленькая хрупкая девочка может раздавить её как букашку росло словно снежный ком. И она уже миллион раз пожалела о том, что вела себя так при их встрече. За тем, что произошло, должно было последовать наказание, и, если ей не изменяла память, оно всегда было очень жестоким.

- Мне не нужны твои машины и твои деньги, а о твоём поведении мы поговорим потом.

- Так что же нужно госпоже? - спросила растеряно кикимора.

- Мне нужно, чтобы ты побыла мной несколько дней, - ответила девочка и внимательно посмотрела на Алевтину.

Настенька увидела, как на лице кикиморы слабо промелькнуло облегчение. А так как девочка не доверяла ей, то решила воспользоваться её страхом.

- Я знаю, что ты можешь принимать обличья других существ и людей, но учитывая то, что ты долгое время не использовала свои возможности, я сама наложу заклинание Двойника.

- Но я справлюсь, - заверяла Алевтина. - Я смогу сама облачиться в вашу личину.

- Нет! Это сделаю я! - твёрдо сказала девочка.

Тёмная сторона, которая всё чаще просыпалась в девочке говорила, что никому нельзя доверять, особенно таким существам как кикимора, и всегда нужно иметь маленькую, тоненькую ниточку, за которую можно будет дёрнуть, чтобы поставить на место.

- Я наложу заклятие сама, - продолжала Настя, - а ты проследишь, чтобы всё было хорошо, иначе останешься мной навсегда, и не будет ни машин, ни денег, ни власти, которые ты так любишь. Будешь жить в семье, где царит любовь и доброта очень и очень долго. До конца своих дней.

Настенька видела, как Алевтине становилось плохо от её слов, и осознания того, что произойдёт, если что-то пойдёт не так. Существовать в мире и добре, это одно из самых страшных наказаний для кикиморы. Прочитав немое выражение лица Алевтины, Настенька поняла, что сделала всё верно.



Павел Залесский

Отредактировано: 03.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться