Маленькие саги

Размер шрифта: - +

Простые желания

Хорошо гулять в дождь! В непромокаемой куртке с капюшоном, таких же штанах и резиновых сапогах. Видок, конечно, как у рыболова-спортсмена. Но кто тебя видит здесь, в парке, на умытых дождем аллеях? Лавки мокрые, аттракционы закрыты. Никого вокруг не наблюдается. Бредешь себе, хлюпаешь сапогами по лужам. Деревья еще стоят с голыми ветвями. Весь пейзаж будто черным грифелем на белом листе прорисован. Хотя кое-где зеленая трава на газонах уже занимает свои законные владения, вытесняя грязно-белые пятна снега. Сейчас пройдет дождь и смоет остатки последних снежных островков. И в небе свинцово-сером, сплошь облаками закрытом, глядишь, и проглянет лучик солнышка. Но прогулка все равно доставляет удовольствие.

Вот Вальтер – истинный джентльмен и представитель породы «московская сторожевая», – он такие прогулки не любит. Домой бы на теплый половик, поближе к миске с наваристым супчиком. Но и у него есть собственное мнение об этом променаде. Это не его выгуливают, а он охраняет.

А в наушниках гремит «Квин», и Фредди Меркьюри убеждает всех, что шоу должно продолжаться. И оно продолжается, когда Вальтер, чинный, степенный пес, видит бездомную кошку и несется за ней как последний дурашливый щенок. Приходится бежать следом через все газоны и аллеи. Прогулка мигом теряет очарование, потому что сапоги в грязи, штаны тоже. А Вальтер – этот прекрасный образчик ухоженного собачьего экстерьера – превращается в грязного кудлатого кобеля. Погуляли, нечего сказать. Show must go on!

– Вот что на тебя нашло, Валек? Что за поведение? Никакой солидности! – Выговаривала запыхавшаяся худенькая девушка огромному псу.

Из-под капюшона выбились рыжие пряди, щеки горели румянцем, а мелкие яркие веснушки, рассыпавшиеся по переносице, придавали лицу немножко наивный вид. И только большие зеленые глаза не скрывали негодования.

Ну, что за глупый пес!

Он шел рядом, понурив голову, понимая каждое слово. Приходилось терпеть. Во-первых, повел себя действительно как щенок, а во-вторых, слушать нотации оставалось недолго. Вон уже калитка во двор видна. А там быстренько на лифте на четвертый этаж. И каждый к себе домой. Александра к своему бойфренду Сергею, а он, Вальтер, – в квартиру напротив, к милейшей Ираиде Васильевне, которая болеет и в дождь гулять не выходит.

Так было не всегда. Лет пять назад его малым щенком взяла в дом пожилая пара: Петр Иванович и Ираида Васильевна. Дети выросли и разъехались, внуков не было. От всяких бед и невзгод сердечная мышца ослабла и уже не справлялась как раньше, и врачи рекомендовали хозяину гулять в парке. Вот и купили собаку. Да что они понимают эти врачи?! Если менее чем через год прямо в парке на скамейке и умер его хозяин. Сердце не выдержало. Раз, и остановилось. Вальтер сразу заметил неестественный взгляд, странно опущенную голову – ошибиться было невозможно. И завыл. Набежали люди, приехала машина с красными крестами и увезла куда-то его хозяина. Вальтер бежал за машиной несколько кварталов, пока не выбился из сил. Молодой еще был, на слабых лапах. И тогда понял, что потерялся. Около недели бегал по незнакомым улицам, пугая прохожих, и даже есть ничего не мог от отчаяния. Тогда самым большим желанием было отыскать свой дом, вернуться к Ираиде, уткнуться мордой в ее теплые и мягкие ладони. Но с каждым днем надежда найти дорогу обратно таяла и таяла. Потом он столкнулся со стаей местных бездомных собак. Не дал себя в обиду, но и его потрепали знатно. Бок кровоточил несколько дней, потом стал нагнаиваться. Рана болела страшно. Вот тогда-то его и заприметила рыжая девчонка, худая и длинноногая. Или он ее заприметил. Позволил к себе подойти, обработать рану и покормить. Несколько дней он жил у нее в сарае. И каждый день слышал, как она ругается с матерью из-за него. Из открытой в дом двери до него долетали слова «одноклассники», «интернет», «объявление». Но и без того Вальтер понял, что Шура – так девчонку называла мать – ищет его семью. Но проходили дни один за другим. Бок начал подживать, и мать Шуры уже смирилась с его присутствием, и даже пару раз покормила, пока Шура была на работе, хотя и называла оглоедом.

Но в один из вечеров около дома затормозила машина, и из нее вышел высокий человек с коротким ежиком черных волос. Вальтер узнал его сразу. Сергей Рубакин. Из той, прошлой жизни. Молодой сосед Ираиды Васильевны. Казалось, Шура его и ждала. Вальтер помнил, как вскачь помчался к Сергею, размахивая хвостом из стороны в сторону, как чуть не повалил на землю, а Рубакин обнимал его за шею, трепал холку и уши и только радостно повторял:

– Ну, что же ты, Вальтер?! Сукин ты сын! Как же долго я искал тебя!

Шура стояла рядом, и из глаз ее катились слезы: радости, потому что нашелся хозяин собаки; и безутешного горя из-за потери пса, к которому уже успела привязаться.

Сергей повернулся к ней и спросил смущаясь:

– А можно, мы пригласим вас на прогулку? Я и Вальтер.

Шура закивала, улыбаясь сквозь слезы.

А Сергей протянул ладонь к ее лицу и аккуратно вытер слезинки, катившиеся по щекам.

Вальтер помнил ту прогулку, и последовавших за ней еще десяток других. Сначала гуляли с ним, потом без него. И через месяц– другой Санечка, так звал ее Рубакин, уже выходила утром из соседней квартиры, поначалу сильно смущаясь Ираиды Васильевны.

Вальтер отвлекся от грустных воспоминаний и прислушался к Александре, которая продолжала его воспитывать.



Виктория Волкова

Отредактировано: 23.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться