Маленькие семейные сцены

Размер шрифта: - +

Всего добилась сама!

Проект «Zолушки». Найти и заарканить.

 

По законам жанра каждая сказка заканчивается словами «И жили они долго и счастливо, и умерли в один день». Невероятно! Вся жизнь умещается в одной фразе! Главное, что автор не указывает главного – вместе они жили или порознь? Так вот, я расскажу Вам настоящие истории современных Золушек. У каждой Золушки есть свой реальный прототип, у каждого прЫнца тоже. Прынц, поверил, что взяв бедную красавицу, получит море благодарности в ее лице из-за того, что вытащил ее из нищеты. А Золушка получит любовь и уважение только за то, что она есть. От Золушки не требовалось ничего особенного. Просто нужно оказаться в нужном месте в нужное время. Не нужно целовать лягушек, перевоспитывать чудовище, жить с семью мужиками гражданским браком, чтобы наконец-то встреть его! Прынца, который обязательно прискачет на машинке бизнес-класса с тонированными стеклами и скажет: «Милая! Как же я жил без тебя все эти годы! Как мне надоели красавицы – раскрасавицы, умницы-благоразумницы, искусницы – прелестницы. Хочу простую бабу, без всяких заморочек! Будь моей женой!» И Золушка, мысленно прикинув стоимость его машины и айпода, быстро вычислив бренды одежды и обуви, помножив все это на квартиру и загородный дом, тут же прыгает к нему в машину. Без опаски! Это же настоящий Прынц, а не маньяк какой-то. Маньяки, по мнению Золушек, не носят Прадо. Маньяки не водят Лексус. Маньяки не ходят с айфоном. Примерно так рассуждает Золушка, понимая, что сейчас ей придется проявить все свое обаяние, чтобы не упустить такой роскошный вариант. 

 

«Просто не дай ему уйти!»

Наташе было девятнадцать. У нее была большая задница, которую она каждое утро старательно заправляла в брендовые джинсы с молдаванской распродажи, куча «золотых» украшений, которые она купила у цыган на соседней раскладушке, двойной подбородок, который она отъела в общежитии, жаря целую сковороду картошки на замызганной плите и очень смешная манера разговаривать. С таким голосом и интонациями ей нужно было озвучивать детские мультики, но она старалась придать ему характерные эротические нотки с придыханием. Элвин и его брундуки завидовали ей страшной завистью, когда она отвечала на паре перед молодым преподавателем.

 Сокурсники ее не любили. В этой группе было строгое деление на Столичных и Понаехали. Столичные тусовались отдельно от Понаехавших, с брезгливостью рассматривая дешевые шмотки. Столичные особо не напрягались в плане учебы и практики. У них и так все было в шоколаде. Не им же придется после пятого курса валить обратно в свой Мухосранск первым поездом, чтобы потом в своем родном Волчегонске рассказывать сменщице, как училась в университете на последние родительские деньги, в перерывах между покупателями «Настойки боярышника» и «вон тех сосисок». Понаехавшие, в основной своей массе, обитали в многочисленных общагах, старательно учились, чтобы хоть как-то зацепиться в столице и найти возможность не возвращаться домой. Или проявляли смекалку.

Наташа тоже подумывала, как остаться в столице подольше, ведь в родном Мухосранске ей светила разве что должность продавщицы сигаретного ларька. Пока ее знакомые по общежитию кричали: «Свободная касса!», она сидела на своей койке и зубрила конспекты, мечтательно поглядывая на постер Димы Билана, который висел у нее над кроватью.

Умом Наташа не блистала, зато была старательной и упрямой. Ей удавалось выучить за ночь наизусть всю лекцию, чтобы потом как стишок рассказать преподавателю, боясь, что он начнет задавать дополнительные вопросы. На том и выезжала. Родители высылали ей деньги не так уж и часто, зато, когда они приходили Наташа тут же бежала на рынок за новым «Дольче Гиббоном» или «Прандо», чтобы не отставать от однокурсниц. Параллельно она покупала мешок картошки, чтобы питаться им до следующей материальной помощи.

И вот однажды, стоя на остановке трамвая, недалеко от университета Наташа почувствовала, что начинается дождик, а зонт как назло она засунула поглубже в шкаф. Проклиная погоду и природу, кутаясь в китайский пуховик, она высматривала трамвай. Дело было вечером. На такси денег у нее не было. На трамвай был проездной, а за маршрутку нужно было платить. Наташа готова была позвонить соседке по комнате, чтобы та заняла ей денег на такси, но старенькая Нокия уже разрядилась и молча лежала в на дне дерматиновой сумки вперемешку с ксерокопиями и конспектами.  Время шло, а трамвая все не было. Пешком идти домой было совсем лень. И тут рядом с ней тормознул новенький джип. Обычно, если рядом с Наташей тормозили машины, то чаще всего у них был один вопрос: «Как проехать?», но на этот раз дверь гостеприимно распахнулась: «Садитесь, подвезу!» В салоне играла Милен Фармер, пахло ванилью и дорогими духами. Водителю на вид было под тридцать пять, не меньше. Ничего особенного в нем не было. На Диму Билана он был похож разве что щетиной и белой футболкой.  Немного помятый, слегка полноватый и почему-то очень грустный Прынц по имени Сережа просто искал свободные уши. Сегодня его любовница вышла замуж и намекнула, что это – закономерный финал их пятилетней связи. Бывшая жена требует повышение алиментов и шантажирует ребенком. Но Сергей, очень добрый, поэтому готов платить ей сколько надо, лишь бы она не наяривала ему каждый полчаса  с истериками и угрозами. Официально Сергей числился безработным, при этом у него была машина, квартира в центре и бизнес, оформленный на какого-то бомжа. Наташа все внимательно слушала, периодически поддакивая и сочувственно вздыхая. Ей было все равно, что он говорит, лишь бы эта сказка никогда не заканчивалась. Он, как истинный джентльмен, не мог оставить бедную девушку на остановке под проливным дождем, поэтому решил довезти ее до дома.



Кристина Юраш

#1198 в Проза
#392 в Современная проза
#782 в Женский роман

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 22.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться