Маленькие шаги к большим изменениям

Глава 5: Наполнение теплом

Часть 1: Школьная история

С некоторых пор я начала обращать внимание на свою конфликтность. Ради защиты своих интересов ругалась с окружающими. Все это было насыщенно неприятными больными чувствами. Мой выбор всегда был такой: либо я не конфликтую, но тогда все происходит не так как мне надо, либо я доказываю свою точку зрения, добиваюсь к себе «уважения», но это обязательно связано с руганью. Особенно я была нетерпима к отношению окружающих. В плохом настроении могла, например, поругаться в больнице с теми, кто оказывался впереди меня, но без заранее взятой очереди. Или могла сильно отреагировать, когда на меня кто-то злился (хотя, это были ощущения того, кто злился, но я их брала на себя). К конкретным действиям меня сподвигла одна школьная история, и я о ней хочу рассказать.

Мой средний сын пошел в школу, когда родилась самая младшая дочка. Мы жили в однокомнатной «хрущевке» и пытались сохранить интересы всех членов семьи в этих условиях. Конечно, это не получалось. У нашего грудного ребенка каждый вечер болел животик, и это сопровождалось 2х часовым непрерывным плачем. Потом, каждую ночь, девочке хотелось «поиграться» и «пообщаться». На ночные общения уходило часа четыре. А потом, в 7 утра пора вставать, сыну в школу. Вставали, как правило, все. А днем начиналась беготня. По причине больного животика, дочка спала плохо (почти не спала), и часто непрерывно «висела» у меня на руках. Жить в таком режиме было очень тяжело. Спасала бабушка, на субботу она забирала всех ребятишек к себе (а мы приезжали домой и сразу падали спать). Иногда, в особенно бессонные ночи, если вдруг дети не просыпались утром, я ребенка к первому уроку не будила. Это не являлось нормой, скорее, редким исключением. И я не считала, что так делать правильно. Знала, что такое положение дел временное, пока не подрастет младшая дочка.

Мы выживали, как могли в сложившихся условиях. И рассчитывать посередине недели было не на кого. По причине усталости мамы, мой сын на тот период времени был несколько «бесхозным» и вовсе не примерным учеником. Он радостно не делал должным образом уроки, сам подбирал себе «хобби» и не признавал авторитетов. Его учительница воспринимала все это как личное оскорбление. Более того, она считала, что я должна регулярно приходить к ней на встречи, дабы у нее была возможность пожаловаться мне на его плохое поведение. Изредка мне удавалось вырваться и забежать к учительнице. Она незамедлительно начинала меня стыдить, рассказывать о всех наших недочетах, о поведении сына и прочих неурядицах. Домой со встреч я шла уставшая, пристыженная, расстроенная. И каждый раз размышляла: «О чем мне это…. Чему меня учит жизнь?» Понимала, конечно, мы не идеальные. Думала, надо стремиться к лучшему, надо работать над собой…

Я ждала, что будет легче, и я буду успевать должным образом относиться к учебе детей, следить за ними, но легче не становилось. Дочка часто болела, ей необходимо было внимание. Мальчишки учились «абы как». Сами они интереса к учебе не проявляли, уроки часто не делали. Отношения с учительницей младшего сына становились все более напряженными. Я пыталась разобраться со своими домашними проблемами, к ним добавлялись новые, и не было никаких душевных сил ходить «на ковер» к учителям. Но я исправно ходила на родительские собрания. Теперь по милой традиции на родительских собраниях выделялось отдельное время для обсуждения семьи Москалевых. Мы не были самыми отрицательными героями, но и не поддакивали учителю, и не «плясали под ее дудочку». Если я принимала решения, то они были обоснованы потребностями моей семьи, а не потребностями учителя. Это добавляло недовольств по отношению к нашей семье.

До поры до времени все было терпимо…

Прошел еще год. Потихоньку со временем становилось легче. Теперь по ночам можно было поспать. Появилось время на старших мальчишек. Они успели изрядно запустить учебу. И меня вызвали к директору по поводу учебы обоих мальчишек. Они схватили по двойке, и я уже сама была не на шутку озадачена их проблемами. Правда, у меня ничего не получалось сделать. Я пыталась их мотивировать, вызвать интерес к учебе, но все было бесполезно. На встречу с директором я шла в надежде, что, возможно, мне подскажут, что делать. Я нуждалась в совете специалиста (хоть и водила детей к психологу, но психолог нам ничем не помог).

Однако, встретила совершенно обратную ситуацию. Четыре матерых тетки отчитывали меня как маленькую девочку. Им не важно, как учатся дети, им важно, чтобы требования школы полностью выполнялись, домашние работы были сделаны.

- Если ребенок не хочет сам делать домашнее задание, берете и ЕГО РУКОЙ ПИШЕТЕ ДОМАШНЮЮ РАБОТУ- уже не говорила, а кричала мне директор!

Домой я пришла в слезах, соплях и истерике. Потом, успокоившись, сделала вывод, что мои потребности: чтобы дети знали и умели, не совпадают с потребностями школы: чтобы было сделано и выполнено (неважно, кем), - главное наилучшим образом. Теперь я поставила перед собой задачу дополнительных занятий с детьми (на которых я учу их думать и к которым я их мотивирую) и выполнение домашних заданий. С младшим сыном иногда приходилось писать домашние задания своей рукой, как и «посоветовала» «мудрая» директор. Я никому не мстила, я действительно, просто не знала, КАК посадить сына за уроки, КАК сделать так, чтобы он сам захотел думать (проблеме воспитания я еще посвящу в этой книге отдельную главу). Учительница младшего сына, хоть и присутствовала на встрече с директором и все прекрасно слышала, за каждое написанное мамой домашнее задание писала замечания.

Младший сын уже не хотел ходить в школу. Он жаловался на то, что учительница на него орет. Иногда учитель ставила его в унизительные ситуации, оскорбляла при всем классе, настраивала класс против него. Я старалась воспринимать эти ситуации здраво: ведь мой сын и сам был «не подарок». Однако, отсутствие мудрости у учителя и педагогического такта все больше и больше напрягало. Однажды сын пришел домой и рассказал мне о том, что теперь учительница позволяет себе давать подзатыльники ученикам. Я, зная, что мой сын может приврать, постаралась не реагировать на его жалобы. Однако, сочла необходимым сходить на личную встречу к учителю.



Наталья Москалева

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться