Маленькое чудо

Размер шрифта: - +

Маленькое чудо

Вот и закончился последний день рабочей недели. Как всегда пролетел, да и работы много было. Сергей раньше очень любил эти свои короткие пятницы. Всего-то три часа, а ты свободен. Всегда что-то планировал на этот день. Встречи с друзьями или любимыми женщинами, поездки на дачу. Дачу он оставил жене, с которой пару лет назад мирно разошлись. С друзьями, к счастью, всё в порядке, а вот с женщинами – совсем наоборот. И виноват он сам. Слишком многого хочет: всё ещё надеется встретить ту, которая разглядит в нём что-то, если не особенное, то хотя бы интересное, чего он сам в себе давно не находит.
Ту, с которой после ночных объятий не захочется побыстрее распрощаться, но которой по утрам будешь удивляться и не верить, что эта женщина с тобой, задорно чирикать и улыбаться до ушей, и ходить вприпрыжку, потому что летать всё-таки не дано. (Как когда-то с женой). И хотеть сделать что-нибудь невероятное для неё, а пока «сгонять» за её любимыми конфетами и сварить кофе, как она любит. А потом завтракать и строить планы на день. И подтрунивать друг над другом. (Как Антон с Тамарой).
Которой столько всего захочется рассказать и показать: и свой старый дом, и школу, и любимую улочку. Любимые картины в музее и даже свои.
Благодаря которой (а вдруг) опять потянет взять в руки карандаш, а то и кисточки.
Тогда наверняка будешь с нетерпением ждать конца рабочего дня и этих самых пятниц, которые в последнее время даже стали тяготить, как впрочем, и праздники с выходными. Да и вообще радостей с каждым годом становилось всё меньше. Всё реже удавалось получать настоящее удовольствие от работы, а дома… дома не ждал никто: сын жил с подругой, а дочка у мужа, и появлялись они, в основном, когда были нужны деньги. У него не было радостей, как у его друга Антона. Тот сам пару дней назад сказал, что у него их две: ужин с женой (Тамара и, правда, потрясающе готовит), и главная: внучка, которую им каждую субботу привозят. Но это он лукавил: Антон ещё любит возиться на даче, которую сам строит и достраивает уже лет десять. А вот у Сергея, если честно признаться, радость осталась одна-единственная. Ну, кроме чтения, конечно. Стыдно признаться, но вот такая она: зайти после работы в кафешку, выпить сто пятьдесят, а потом гулять в парке и украдкой поглядывать на играющих малышей.
Последнее развлекало его, поднимало настроение, но и вызывало постоянную досаду: дети никак не хотели родить ему внука (лучше внучку), несмотря даже на обещанное им солидное вознаграждение.
Сегодня Сергею захотелось не в «гадюшник», а в приличное кафе, заодно и поесть по-человечески, чтобы дома не возиться. Готовить для себя одного – это было одной из тех вещей, которые он терпеть не мог. В приличное он собрался ещё и потому, что получил сегодня неожиданную и немалую премию. Эта радость, тоже не была чужда ему, и, когда он получал «неплохие» деньги, его мрачность и недовольство собственной жизнью, пусть ненадолго, но отступали. Так что в кафе он вошёл в приподнятом настроении и твёрдой походкой.
Да шут с ними, с деньгами, он никогда не мечтал быть богатым (лишь бы не бедным, и никому в рот не смотреть), хотя были и такие моменты в его жизни. Но он не хотел бы вернуться в те периоды: они не были счастливыми. Вот вернуть бы время, когда он женщинам нравился, вот это да….
Не просто так он об этом подумал: едва войдя в кафе, сразу увидел за одним из столиков симпатичную женщину. Выбрав столик и место, чтобы видеть незнакомку, Сергей осмотрелся. Людей в кафе было немного: четыре пары, три девушки и смешанная компания человек из восьми, скорее всего сотрудники. Одна из пар сразу привлекла внимание: дядька его возраста с женщиной лет на двадцать моложе. Сергей ещё раз убедился, как это «не смотрится». Что бы ни говорили о духовной близости и общих интересах, а контраст неприятен. «Впрочем, каждому своё, ведь у каждого своя история». У него хватало своих, самых разных, и с большой разницей тоже была. «Интересно, а сколько лет этой женщине? Наверное, лет на пять моложе», - ну, не получалось у него думать ни о чём другом.
Подошла официантка и подала меню. Он надел очки, раскрыл папку, но взглянул сначала совсем не в ту сторону, и вздохнул: женщина оказалась чересчур красивой («всяк сверчок знай свой шесток»), и потом у неё было очень строгое выражение лица. Он и так сомневался, что попытается познакомиться с ней, а теперь и вовсе…. «Да и решаться надо было сразу, как только вошёл. Просто подойти и спросить:
- У Вас свободно?
Правда, она бы наверняка ответила:
- Мужчина, в зале полно свободных столиков.
После таких слов, а, главное, после её равнодушного взгляда, который сопровождал бы эти слова (у него давно не было иллюзий насчёт собственной внешности), осталось бы только извиниться и убраться восвояси.
Конечно, ещё можно было сказать, что он привык сидеть за этим столиком, но тогда можно было получить в ответ:
- Пожалуйста, если Вы очень хотите, я могу пересесть за другой….
Обидевшись, можно было бы ляпнуть, что в Голландии, если женщина приходит в кафе одна – это означает, что она ищет знакомства с мужчиной.
Тогда она скорей всего бы ответила:
- Во-первых, мы – не в Голландии, а во-вторых, может, я и не против познакомиться, но уж точно - не с вами.
Грубовато, но каков привет, такой и ответ….»
Сергей ничего не мог поделать с этой своей неистребимой привычкой: всё и всегда просчитывать или скорее предугадывать наперёд. «Не надо ничего придумывать, - в молодости говорил ему Антон, - какая разница, что сказать женщине, если ты понравишься, любые слова сойдут, а если нет – хоть стихами говори…»
«Так всё, проехали», - сказал он себе и погрузился в названия салатов и мясных блюд.

Когда он вошёл в кафе, Юлия подумала: «Интересный мужчина. Конечно, и лысоват, и пивное брюшко, но как без этого в пятьдесят, а то и больше. А так ничего. И надо же: один». И тут же: «Вряд ли, наверняка с кем-то назначил встречу. А любопытно, какая она будет….»
Она не сомневалась, что женщина эта будет наверняка лет на десять, а то и на пятнадцать моложе его, а значит и почти на столько же – её. Подумала, что это неправильно и даже несправедливо, что большинство мужчин в возрасте не ищут встреч со своими сверстницами, просто игнорируют их…. Правда, бывает и наоборот. Вспомнила о романе подруги с двадцатишестилетним мальчишкой…. Она бы не смогла…. Наверняка постеснялась бы сына, даже в мыслях. Речи о том, чтобы Димка узнал о таком, у неё и не возникало, она и о своём последнем друге особо не рассказывала, хотя сын всегда говорил, что очень хочет, чтобы она встретила кого-то. И всегда добавлял: «Ты ведь у меня такая красавица». «Нет, сына, видно, давно уже никакая не красавица, раз он даже взгляд не задержал. Ни на секунду. Скользнул, как по пустому месту»….

К Сергею подошла официантка, он заказал мясо по-французски, греческий салат, сто пятьдесят водки и бокал пива. Делая заказ, он скосил глаза в сторону незнакомки и порадовался, что она не ушла. Взгляд её показался ему уже скорее грустным, чем строгим. Ему вдруг показалось, что он где-то видел эту женщину.
«Вот был бы Антон на его месте, подошёл бы и просто сказал, что они где-то встречались…. нет, он такое точно не скажет – уж слишком банально…. Но ведь он и, правда, где-то видел эту женщину. Точно видел». Увы, не вспоминалось…. Сергей вдруг заметил, что от столика с девушками ему помахали рукой. Надев очки, узнал девушек: они оказались из его фирмы, из планового отдела.
- Что празднуем? – спросил он, подойдя.
- Я замуж выхожу, - сказала Лена.
- За Андрея?
- Конечно.
- А почему его с собой не взяли?
- У нас девичник.
Сергей знал эту симпатичную пару ещё и потому, что в прошлом году случайно оказался с ними в турпоездке по Чехии. Они даже гуляли один раз втроём по ночной Праге, и в одном ресторанчике он нарисовал портрет Лены.
Сергей отошёл к бару и вернулся с бутылкой шампанского.

«А дяденька – не промах: девушкам и тридцати нет», - подумала Юлия, увидев, Сергея за столиком с девушками.
Она вдруг поймала себя на том, что расстроилась, ей не удалось обмануть себя: она таки хотела, чтобы этот мужчина подошёл к ней. Другое дело, что она не знала, как поведёт себя, скорей всего она бы избежала знакомства. Ни разу, ни с кем не познакомилась ни в кафе, ни на улице, хотя были случаи, о которых она потом жалела. А сейчас её взяло зло. Не на него: на себя, конечно. Пробурчала себе под нос: «Ишь размечталась, бабушка» и пообещала себе больше не смотреть в его сторону. Сделала хороший глоток вина и с удовольствием принялась за любимую рыбу. А мысли ушли к завтрашней работе. Честно говоря, не хотелось ей завтра работать. Хотелось побыть с внуками, но…чего не сделаешь ради сына и тех же внуков. Да и заказ интересный: особняк построен по оригинальному и толковому проекту, а значит, есть надежда, что ей доверятся и дадут оформить, как надо (чтоб было светло, ярко, но и немного сдержанно), а не придётся потакать бестолковым, а то и бредовым идеям…. А с внуками она сегодня нагуляется…

Сергей недолго посидел с девушками. Поболтал, сказал тост с пожеланиями, которые вычитал в рассказе одной писательницы и вдруг вспомнил, где он видел эту женщину, вернее, её фотографию.
«Как это я сразу не вспомнил?» - подумал он.
Подозвал официантку, заказал для девушек фирменный торт с фруктами и со словами: «Ну, девочки, не буду вам мешать. Хорошо погуляйте!» - поднялся из-за стола.

Мысли Юлии уже целиком принадлежали внукам. Она взглянула на часы. «Вот-вот приедут» и… вдруг увидела, что возмутитель её покоя опять сидит за своим столиком. Как раз в этот момент он подносил рюмку ко рту.
«Будь здоров, дядя!» - про себя пожелала она и улыбнулась.
Как не хотела, а опять стала думать о нём, ну, не то, чтобы думать, но…
«С девушками, видно, не сложилось, теперь вот водочкой запиваем…. О-о, да ещё и пивком. Нет, нам пьяницы не нужны….»

Хотя мясо и салат были отменными, Сергей поел без всякого удовольствия. Он решился подойти к этой женщине, и из-за этого никак не мог справиться с волнением. «Совсем, как мальчишка, даже сердце колотится….», - ворчал он на самого себя, и опять сомневался, стоит ли подходить, и всё оттягивал этот момент…

«Новости дня», - промелькнуло у Юлии, когда она увидела Сергея, направляющегося к её столику.
Он подошёл и молча уселся напротив.
- Вам никогда не говорили…., - едва взглянув на него, начала она.
- Я знаю, - сказал он, - что, прежде чем сесть, надо было спросить разрешения…
Сергей увидел, как к безразличному взгляду добавляется раздражение.
- И почему…
- Я не спросил, - он опять не дал ей договорить, - потому что знал, что Вы на это ответите…. И про то, что Вы не знакомитесь в кафе, ведь правда?….
- Правда. Тем более с….
- Нахалами? – подсказал он.
- Именно.
- Спасибо. Но я….
- Только не говорите, - теперь уже она перебила его, - что мы где-то встречались.
- Не скажу, - выпалил Сергей, - потому что мы, к сожалению, не встречались, но, - тут он сделал небольшую паузу, - я Вас очень хорошо знаю, Юлия.
Произнеся её имя, он увидел, как выражение её лица из недовольного стало удивлённым.
- Но откуда? – спросила она.
- Я читал Ваши замечательные рассказы, - сказал Сергей.
А она вдруг рассмеялась. Он ждал улыбки, радости (ведь любому человеку приятно, когда хорошо отзываются о его работе), но никак не смеха.
- Почему Вы смеётесь?
- Потому что я никогда не писала ни рассказов, ни романов.
- Но ведь Вы – Юлия?!
- Разве мало Юль на свете?! А ещё я потому смеюсь, что меня вечно за кого-то принимают: то за свою одноклассницу, то за актрису, то за бухгалтера.
- Простите, - пробормотал Сергей, он растерялся и не знал, что сказать.
- Да не за что….
- А может, Вам про похожесть просто так говорили… ну, чтобы познакомиться….
- И Вы тоже?
- Что я? А-а... Я – нет. Ну, в смысле да. Ну, если честно, я хотел познакомиться, но не решился бы, а потом вспомнил, что видел Вас, ну, не Вас… Короче, я запутался.
- А писательница хорошая? – спросила Юлия.
- Да, очень. Я её на литературном сайте читаю. Правда, очень похожа на Вас.
- А кто-то из девушек тоже похож на писательницу? – улыбаясь, спросила Юлия.
- Какие девушки?! – удивился Сергей, и тут же - А-а, Вы подумали.… Нет, ну, что Вы?! Это мои сотрудницы…. Они же дети, у меня дочь старше.
Он ещё не закончил говорить, а уже успел подумать о том, что совсем не знает, о чём говорить с этой женщиной. С той бы они поговорили о её рассказах, а потом, наверняка, и о жизни вообще. Сергей не был молчуном и обычно за словом в карман не лез, тем более с женщинами, но сейчас оказался в полном ступоре, возникшем от уверенности, что совсем неинтересен ей….
Он уже хотел извиниться и удалиться, но…
В кафе вошёл парень с двумя малышами. Они сразу побежали: один к их столику, а другой к аквариуму. Первый, подбежав, обнял засиявшую Юлию и залез к ней на колени. Парень поздоровался, сказал: «Мы опаздываем» и исчез. Малыш на предложение бабушки поздороваться с дядей, отвернулся и прижался к ней.
«Смущается», - сказала Юлия.
- Ты тей? – перед Сергеем как-то вдруг возникло светловолосое, голубоглазое чудо.
- Не ты, а Вы, - поправила чудо Юлия и укорила, - как не стыдно: с дядей не поздоровалась, бабушку не поцеловала.
Последовало: «Какой зи это дядя?! Это – дедуска. А тебя я утром тиловала.
Сергей заулыбался, ещё и потому, что его впервые назвали дедом. Бабушку чмокнули в щёку, а ему повторили вопрос:
- Ну, тей?
- Я не знаю, - замялся Сергей, - наверное, ничей.
Чудо звонко рассмеялось:
- Как это нитей? Нитьих не бывает. Вот я – мамина, папина, немноско бабина…. Сто ли у тебя внуков нету?
- Нету.
- А патиму?
- Ну, так получилось….
- А патиму? Сто ли купить не мозес?!
- Отстань от дяди, - сказала Юлия, она всё это время внимательно слушала, что ей рассказывал внук.
Сергей никак не мог придумать, что же ответить малышке, но, оказалось, что эта тема исчерпана.
- А ты на масынках умеис?
- Умею.
- А баба не умеет, всё время влизаиса. А на голках ты не боися? На вот таких, - чудо показало ручкой на каких, - баба боиса.
- Не боюсь, - ответил Сергей, хотя, честно говоря, не жаловал он эти горки.
- Баба, ты чего сидис, мы на голки опоздаем?
Сергей подумал, что с удовольствием пошёл бы с ними в парк, но его желания, собственно, никто и не спрашивал. Его крепко взяли за руку и потянули к выходу.



Александр

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться