Маленькое колючее счастье

Маленькое колючее счастье

Впереди раскинулся заснеженный лес. В основном он был сосновым, и лишь кое-где выглядывали голые ветви лиственных деревьев. Редкое сочетание темно-зеленого цвета и девственно белого снега радовало глаз. А когда солнышко все же являлось редким гостем, то мириады снежинок загорались словно редкостные брильянты, случайно рассыпанные по лесу каким-то чрезмерно богатым безумцем.

Стоит тишина. И лишь изредка слышится стрекотание сороки и стук дятла, который ищет себе и деткам пропитание. И вот сквозь чащу леса, то и дело проваливаясь в глубоких сугробах, пробивается тринадцатилетний парнишка, одетый в старый потертый пуховик и по уши закутанный в красный шарф. По всему видно – нелегок его путь: уж слишком велики сугробы, а он мал ростом. Да и снег постоянно заваливается за голенища видавших виды серо-черных сапог. Мальчик пытается выгрести его рукой, пока тот не растаял. Но тщетно: с каждым новым шагом такая надоедливая и утомительная процедура повторяется. А вот где-то высоко проскочила по ветвям белка, случайно сбросила снег на мальчика – и белый снаряд завалился за шиворот. Х...холодно... и мокро... Мальчуган приостановился, отдышался и вытряхнул уже подтаявший снег из-за шиворота. Потом стал греть руки дыханием.

Его зовут Тимофей. И вам интересно, наверное, зачем он притащился в загородный лес, который так далек от родного теплого и уютного дома? Если бы это был просто день, а за ним следовала ничем не примечательная ночь, – он бы ни за какие коврижки не сунулся сюда. Но увы, этот день – предновогодний, а ночь, как вы поняли, грядет новогодняя.

Вы спросите, причем тут это. Дело в том, что его восьмилетняя сестренка за столь краткий срок жизни уже так настрадалась. В один мрачный проклятый  день врачи выявили у неё ужасную болезнь: рак крови. Благо на ранней стадии, что позволило мгновенно приступить к неотложному, правда, очень дорогому лечению... Всё, что было нажито непосильным трудом, родителям пришлось истратить. И то не хватило. Спасибо отзывчивым людям, что не остались в стороне. Благодаря их пожертвованиям удалось оплатить операцию. И вот на время новогодних праздников Наденьку (так зовут его сестренку) отпустили отметить праздник дома, в кругу семьи. Несмотря на то, что папа  устроился работать на пяти работах, семье еле удалось накопить не то что на праздничный, а просто на ужин. И уж конечно, такая запредельная роскошь, как хорошая пышная елка, осталась недосягаемой мечтой. А жаль… Надюшка обожает Новый год. После непримиримой борьбы с болезнью, перед которой даже взрослые пасуют, и мучительной химиотерапии у Нади в одно утро осыпались волосы! Какие они у неё красивые и шелковистые были! И длинные – по пояс. А теперь их нет вообще. Сейчас Надя ходит в бабушкином платке с выгоревшими розочками. Надюша…

При воспоминании о сестре сердце заполнило нечто липкое и колкое, дышать стало трудно. Чтобы хоть как то порадовать сестру, Тимофей решился на запретное: поехать в лес и срубить самую красивую елочку... Честно... ему жаль растение, но ещё больше сестру. И если эта лесная красавица вызовет улыбку на бледном и измученном личике Надюши, – он готов хоть двенадцатиметровую елку в том притянуть! И что с того, что невысок ростом и некрепок телом? Зато духом... хоть весь лес целиком вали! Хотя хватит и одного, но пышного деревца.

Мальчик поправил закинутый за плечи школьный рюкзак, в котором сегодня отнюдь не учебники были, а остро наточенный топор, добротная веревка, приобретенный ещё в советское время термос с чаем и кулек с бутербродами. Предусмотрительный! А ещё фонарик есть и куча какого-то мусора, который просто было лень выкинуть из ранца.

Тим внимательно осмотрелся по сторонам. В округе не было ни души, лишь белки по ветвям скакали да снег с них сбрасывали. От дороги он уже далековато отошел, чтобы не нарваться на милиционеров или лесников, хотя последних есть риск встретить в любом уголке леса. Тяжко вздохнув, мальчуган двинулся дальше. Вот уже битый час плутал он лесом, а подходящей елки не видел. Обидно. Начал уставать и зябнуть. Пока терпимо, но что будет дальше?

И тут послышался тихий писк. Тим удивился, но решил проверить, кому он мог принадлежать, и проследовал туда, откуда шёл звук. И не поверил своим глазам, когда вскоре увидел того, кто пищал, кого видел только их на картинках в учебниках и в телепередачах о природе. А именно... тигр! Собственной персоной! Ну какой там тигр, тигренок мелкий. И вот чем мальчик был неприятно удивлен, – тем, что в маленькую пушистую лапку зверька с ненавистью впились металлические зубы капкана!

– О, ужас! Кто ж тебя так, милое создание? – обратился Тимофей больше сам к себе, чем к пленнику. К его удивлению, ответил... этот самый плененный тигренок.

– Кто, кто? Браконьеры недобитые! Понаставили тут ловушек, а честные и невинные звери, вроде меня, в них попадают! – жалобно пропищал полосатик.

Тимке стало искренне жаль зверюшку. Но, минутку, это что получается? Говорящий тигр?! Ух ты!

– Ты что же, говорящий?! – и далее всё больше изумлялся мальчик.

– Ты тоже, и что? –успокоившись и теперь уже бойко ответил тигренок,  шмыгнув носом.

– Дык  я человек. Мне и положено говорить. А ты зверь!

– Неверное утверждение! Говорить могут все разумные существа без исключения. Мы, тигры, как и многие звери этого леса, разумные. Только вы, люди, частенько об этом забываете, а посему считаете нас безмозглыми и бездушными, на которых позволено ставить эти орудия пыток – и тигрик кивнул на капкан.

– Какой ужас! А знаешь, я подозревал, что звери умеют думать, но чтобы говорить!..

– Вот-вот, любой, когда ему сделаешь больно, не то что заговорит –завизжит! Ты, кстати, что-то маловат для браконьера, – окинув Тимку придирчивым взглядом, сказал тигреныш.

– Эу! Во-первых, не маловат: тринадцать с половиной лет! А во-вторых: никакой не браконьер, всего лишь в лес за елочкой пришел.

– Хех! А говоришь не браконьер! Ты знаешь, что незаконная вырубка лесов – это уголовно наказуемое дело! – начал умничать этот хвостатый пленник.



Марго Федоренко

Отредактировано: 17.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться