Маленсаж. Бесценный олим

Размер шрифта: - +

Глава третья. Замок миражей (часть 1)

Мы не летели – мы падали вниз на бешеной скорости.

Когда все на удивление мягко приземлились, то я, отпрыгнув в сторону, увидела Олю на спине нашего – почему-то огромного! – Фила. Как он ее успел поймать, для меня так и осталось загадкой. Лена – как я поняла – была в другой лапе Фила. Я ее не сразу увидела из-за своего шокового состояния.

Вдруг лежащий на земле Фил стал мерцать и... Через некоторое время на земле лежал маленький совенок размером с городского голубя.

За всем этим, происходящим вокруг нас, никто не обратил внимания, что в этом подземелье было не так уж и темно. Просто сумрак.

– Фил! Бедняжка Фил... – Оля заплакала, как о родном котенке. Она взяла его на руки. – Зачем? Ты и без меня смог бы выжить...

– Я не понимаю... Твой филин что, волшебный? – удивилась Лена. – Что же он раньше нас не спас? И зачем он вниз полетел? Мог бы нас к солнцу вытащить...

– Он очень слаб и болен. Ему нельзя было менять форму. А вверх лететь у него не было сил. Ты разве не заметила как мы падали?

Мое сердце сжималось от жалости, но не к филину, а к Оле. Она искренне любила эту птицу.

Стерев слезы, она возилась с пузырьками и наводила в кружке какую-то смесь, что-то тихо приговаривая. Потом раскрыла клюв Фила и стала заливать ему эту жидкость. Сначала он лежал как мертвый, но потом стал чихать, ухать и даже, чуть погодя, щипать хозяйку за пальцы.

– Он ведь не просто филин, да? – допрашивали ее Лена. – Простой филин не смог бы выжидать до последней секунды и лишь под конец бросить свою жизнь на кон...

– Он – титан, – с болью для себя сказала я. – Мне это все не снилось... Я думала, что это чудной сон... А оказалось, что ... Он – титан! Ты лечишь титана.

– Он титан? – настаивала Лена.

– Да, – неохотно создалась Оля.

Она вся просияла, заметив, что мелкий совенок ожил и уже сам пил ее месиво.

– И ты от нас этот факт скрывала?! – не унималась Лена, но тут ей ответил филин:

– Нет, она должна была тебе извещение ценным письмом на почту прислать. Особенно той, дикобразной, – указал он на меня.

Как я раньше не замечала его живой человеческий взгляд, его глубокие черные глаза. А ведь мне всегда казалось, что он над нами посмеивается. И тут я вспомнила и сколько раз при нем переодевалась, и голышом ходила...

– Оля, я тебя прибью! Не сказать, что он парень!

– Я тебе говорил, что лучше сама меня убей, чем с дикаркой друзьями прикидываться! – ухал филин.

– Умолкни, Фил, – она попросила, и даже – ласково.

– Дикарка? Я – дикарка?

– Он еще маленький и неопытный, – оправдывала его Оля.

– Кто бы говорил, – ворчал Фил.

А Лена громко рассмеялась:

– Похоже, он вас обеих недолюбливает!

Вероятно, Фил и Лене хотел надерзить, но тут внезапно затряслась земля, а стены туннеля начали обваливаться.

Мы в ужасе замерли, ожидая страшного.

Из ступора нас вывел ворчун Фил.

– Что уставились? Умруны за вами лезут!

– А за тобой – прям, нет?! – выкрикнула Лена и бросилась бежать вперед.

Фил полетел за ней, но внезапно упал мне под ноги. Я его чуть не раздавила и осторожно подняла. Он казался мертвым.

И тут я даже не знаю, что со мной стало. Это было как наваждение. Руки сами схватили его за голову и туловище. Я хотела ему шею свернуть! И было ощущение, что так и надо. Необходимо. Убить.

– Нет! – Оля отобрала у меня мелкого Фила – который, наверное, скоро размером с цыпленка станет – и побежала впереди меня. Я слышала, как сзади тряслись стены, и осыпался потолок туннеля, но продолжала бежать.

Понятия не имею как, но Лена сама находила в полумраке дорогу без тупиков. У нее чутье прорезалось, словно у собаки.

Мы так быстро бежали, что не заметили, как погоня от нас отстала.

Когда мы встали на передышку, то Лена сказала:

– Хорошо, что они такие медлительные и неповоротливые...

Я оглядывалась по сторонам.

Жуткое место: стены сырые, облепленные какими-то скользкими противными насекомыми; в углах – паутины с большими пауками.

– Надо искать выход, – Оля словно сняла эти слова с моих уст.

Она остановилась и, достав из своей котомки какой-то большой лист травы, завернула в него Фила. Она все это делала с такой любовью, что меня от этого бесило. Я еле подавляла в себе желание выбить этого совенка из ее рук и раздавить ногой. Наконец она спрятала его, положив на руку под плащом.

Мы долгое время шли по тусклому туннелю, пока не поняли, что он сильно расширился, а мы попали в какую-то пещеру.

Лена на стене заметила странные рисунки. Она хотела до них дотронуться, но Оля резко убрала ее руку.

– Это символ кобольтов. Здесь начинается их территория.

– Кобольтов? – переспросила Лена.

– Разновидность гномьей расы, – поправила я и словно услышала голос учителя: «Злые карлики, вредители, златолюбцы, охотники за сокровищами. За грамм драгоценного металла душу вытащат наружу...». – У нас есть что-нибудь ценное?

Лена показала кольцо на руке и серьги.

Оля пожала плечами.

А я точно знала, что вся моя амуниция являлась ценной. Волшебный наряд олима – что может быть ценнее?

– Нам надо искать другой путь, – настаивала я из-за плохого предчувствия.

– Мы не можем идти назад – это долго, и я есть хочу! – топнула ногой Лена. – Вы забыли, что мы еще не завтракали. Рот совсем пересох. Из-за тебя у меня во рту – ни капли воды с утра!



Маргарита Смирновская

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться