Маленсаж. Бесценный олим

Размер шрифта: - +

Глава девятая. Свидание (часть 3)

* * *

 

Вернувшись в кабинет, я увидела только Олю с Виктором.

Оля с болью смотрела на знахаря. В ее глазах я заметила столько теплоты по отношении к нему...

Сколько же времени они знают друг друга?

– Ты представляешь, что такое настоящая любовь? Ты хотя бы знаешь, как она выглядит? Ты даже не знаешь, с чем ты связываешься? – спрашивала Оля.

– Все будет хорошо, – заверял он с улыбкой, держа ее за плечо. – Я – знахарь...

– Сначала полюби... Как олим...

Он хотел ей что-то ответить, но, заметив меня, сразу отошел от Оли и направился ко мне.

– Тебя что, уже завербовали?

– Нет, – твёрдо ответила я. – Помогите мне выбраться из замка Далосов.

Я решила бежать. Бежать пока не поздно. Пока не погиб во мне олим из клана Айдака, и я не предала свою семью, служа Далосам.

Витя довольно улыбнулся, а Оля тихо спросила:

– А как же Фил? Вы ещё не исцелили его.

– Я – не Сакри. У Далосов не бывает Сакри. – напомнила ей я.

– Ты спешишь, ты с ним даже толком не поговорила...

– Я не могу с ним говорить, и ты сама это знаешь! – разозлилась я.

– Просто уходить нет смысла. Я могу тебе помочь избавиться от привязанности к нему, – вкрадчиво говорил мне Виктор.

– О чем вы говорите! Витя, нет! Она – олим... – Оля почти плакала. – Ты загубишь всё!

– Я знаю, чего я говорю и что могу, – заткнул он подругу.

– Ты хочешь все разрушить. Мы договаривались... – лепетала она.

– Здесь и без нас скоро камня на камне не останется...

– Я бы не стал делать такие резкие заключения... – внезапно раздался голос Сэма.

Я кожей почувствовала его присутствие. От него шло такое приятное тепло. Я снова слышала музыку и зацветала, как бутон пиона. Лучи... Золотые волны... Я словно слышала шум побережья. С ним весна ворвалась в кабинет. Аромат трав...

Я старалась не дышать, чтобы опять не потерять голову.

– Как раз мы сейчас решали судьбу Дарьяны, – вступил в разговор Виктор.

– А разве она уже не сделала свой выбор? – Сэм как бы невзначай бросил на меня свой взгляд, и меня снова словно пламенем обожгло.

Как я могла думать, что смогу быть вдали от него? Покинуть его дом...

Куда я уйду?

Это предательство. Предательство! А я – олим. Олимы не предают титанов.

– Нет, – Виктор, наверное, из всех Далосов только с ним держался на равных. – Она хочет покинуть замок. С нами.

Сэм подарил мне долгий взгляд.

Я не могла даже близко догадаться, о чем он сейчас думал, но от стыда я готова была тут же умереть. Я хотела закричать, что не хочу с ним расставаться, что я не в силах этого сделать...

– Пусть она мне это скажет сама, – не сводя с меня глаз, сказал он. – Вечером.

– Это невозможно, – противостоял Виктор. – Нам надо уйти до наступления темноты.

– Вы пришли сюда ночью, – напомнил Сэм. – В любом случае, сейчас не время для спешки. Если она сама захочет, то утром вы покинете мой дом. А тебя, Кейн... – он тоже назвал Виктора этим именем. – Уже родня оплакивает и венки похоронные плетет. Им будет приятно узнать, что такой талантливый знахарь остался в живых, несмотря на наглое поведение в доме главных титанов.

Перед тем как выйти из кабинета, Сэм снова долго смотрел на меня, словно пытался что-то понять.

Я же горела и от стыда, и от осознания того, что если бы не присутствие Виктора и Ольги, то я бы повисла у него на шее и не смогла себя вести достойно.

– Ты не должна с ним говорить, – убеждал меня Витя, а Оля стояла бледная и шептала:

– Он все слышал... Тебе надо с ним объясниться.

– Какие объяснения? Ей надо срочно уходить, и я могу помочь...

– Нет, – я вспомнила, что сама могу перемещаться по Миру без особого разрешения. У меня есть дар. Как я могла забыть об этой возможности? – Я сама... – мне было горько от всего. – Оля права: я должна попробовать с ним поговорить. В случае чего... Я покину его замок и без вашего участия, что бы он ни думал... Что я его променяла... Далосы такое не простят.

– Световик сам себя за такое не простит, – напомнила Оля, она снова смотрела на Виктора с укоризной. – Тебе лучше согласиться с решением Дарьяны.

– Послушай, – было видно, как Витя нервничал. Он взял мои руки и шмыгнул носом. – Обещай мне, что позовешь меня, если он тебе сделает больно. Я смогу помочь... Я знаю...



Маргарита Смирновская

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться