Маленсаж. Бесценный олим

Размер шрифта: - +

Глава десятая. Новая жизнь (часть 1)

Это была пустота.

Холодная, жуткая, темная пустота, где ощущались и бесконечное одиночество, и собственная никчёмность. Где не было ни солнышка, ни жизни, где отсутствовала радость и изобилие природных звуков. Глушь и тишина, что пугали и сводили с ума.

Я стояла в растерянности, пытаясь вспомнить, как попала в такое ужасное место, но у меня не получалось. Я знала, кто я такая, но ничего о себе не помнила. От окутывающей холодной темноты мне становилось всё страшнее и страшнее...

Я пыталась понять, как я здесь оказалась и по какой причине...

Холод мешал думать. Мысли улетали как в пропасть, и я не могла уловить ни одну из них. Я просто не понимала их, словно они были чужеродными, вовсе не на моем родном языке. Я мучилась в бесконечных попытках хоть что-то вспомнить, но не могла...

Наконец до меня дошло, что я обязана найти выход, разглядеть дорогу назад и вспомнить: где мое место, где мой дом.

Дом – какое красивое теплое слово!

Дом...

Слово согревает, но ни о чем мне не говорит.

Я шла в черную даль, не ощущая под ногами тверди. «Куда я иду? Зачем? Что я хочу найти?», – думала я, но не могла понять, лишь чувство, давящее грудь… щемящее внутри... Что-то заставляет меня идти, что-то тянет меня...

Холодно. Темно...

Я задыхаюсь от бесконечной ночи.

И тут меня осенило – свет! Мне нужен свет!

Мысль прояснилась. Я вспомнила: голубое небо, траву и бабочек, летающих над полевыми цветами, и запах мяты с чабрецом...

– Ты не можешь оставить меня... Ты мне нужна, Дарьяна.

Голос. Знакомый голос и... боль, такая боль, что я готова умереть....

И я поняла, что уже мертва… мне от этой мысли стало еще больней, казалось, что душа сейчас разорвется на части...

– Его отец умер, потому что был без оружия, – услышала я голос тетушки Крис.

– Без оружия титаны не имеют полной силы, – послышался голос Фила.

– Его убьют, как и отца... – снова добавила Крис.

Голоса мучили меня, я понимала, что не могу... Не хочу оставлять его... Моего титана! Я хочу умереть вместе с ним. Только с ним я по-настоящему счастлива.

Моя душа каждым лучиком, каждым атомом устремилась к нему. Я услышала песнь, что вещала мне сама матушка-природа...

И тогда я сама стала лучиком. И уже танцевала свою песнь. Танцевала о своих чувствах.

«Обещай мне, что никогда не откажешься от любви...», ...— голос... Душа рвалась на части. Это Алиса перед своей смертью мне сказала. Тогда я ее не услышала, не поняла ее слов. Я не желала такие слова слушать, а теперь ее просьба ранила меня.

Ведь я отказалась... А сейчас? Сейчас страдала...

Как можно оставить человека, которого любишь всем своим существом?

Без него, без этих чувств – ад. Здесь настоящие страдания. Одиночество и пустота не меньше убивают душу.

Кто-то сказал: «Страх сильнее любых чувств...», – в этом есть что-то звериное. Нужно иметь большое мужество, чтобы закрыть глаза на собственные страхи и идти вперед, стать достойной своего мужчины.

Алиса была мужественной, а я оказалась трусливой, как ее Гордан. Я убила себя, чтобы не стать его оружием. Я не захотела участи Алисы. Я побоялась верить.

Сейчас?..

Сейчас мне все равно...

Я не смогу без него. Я хочу быть рядом с Сэмом, и если вдруг он не захочет быть со мной рядом, то порошу его убить меня – я добровольно уйду в «Фонтан».

Так, наверное, любят олимы...

 

* * *

 

Яркий свет слепил глаза. В комнате стоял сладкий запах лилий. А у меня даже не хватало сил, чтобы посмотреть на них. Веки были тяжёлые, и, казалось, раньше они никогда не открывались.

– Ты мстил мне! – рычал Сэм. – Не говори, что она меня сама хотела убить – не поверю!

– А надо бы! – огрызался Фил. – Напрасно думаешь, что все олимы одинаковые, и им можно любовью голову морочить до смерти. Они – разные!

– Она не способна убить!

– Способна! Вспомни...

Мне удалось приоткрыть глаза, и сквозь слепящие лучи я увидела, как Сэм зажал Филу горло и отчеканил:

– Ломать ее ради мести... – он фыркнул. – Еще Полярным зовешься?

– Он – зверь, как и ты. Все вы звери... Теперь ты видишь, ей оставаться в этом мире опасно, – этот голос уже принадлежал Вите.

Я не могла полностью раскрыть глаз, но точно знала, что он находился вблизи меня.

– Тебя не спрашивают! – рыкнул в ответ Сэм. – Сам в зеркало посмотри, а потом о нас суди.



Маргарита Смирновская

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться