Мальгато

Мальгато

            – Пять!

            – Вставай!

Как странно, голос кажется мне знакомым. Я пытаюсь вспомнить, но не получается.

– Шесть!

Яркий свет софитов бьёт по глазам. Может, стоит закрыть их? Тем более левый глаз уже и так не открывается – заплыл.

– Семь!

– Вставай, Алекс.

Меня зовут по имени. Пытаюсь вспомнить, где же я слышал голос. Вместо этого в голове всплывают обрывки фраз про гравитацию и характер. Чёрт бы тебя побрал, Майк. Какой нахрен характер? Отстаньте от меня.

– Восемь!

Ладно, уговорили. Поворачиваюсь на бок. Какое же оно тяжелое – моё тело. Без малого двести фунтов. Да, без домкрата не справиться. Приподнимаюсь на локтях. Посмотрите, вот он я – во всей красе. Голова кружится, словно мчусь на карусели. Руки подгибаются, и я вновь распластался по настилу.

– Девять!

Из угла рта бежит струйка крови. Ощущаю себя бифштексом. Знаете, таким, легкой прожарки, с кровью, как любят у нас в Хьюстоне. Чёрт, Хьюстон, у нас проблемы.

– Десять.

Темнота.

 

***

 

– Тебе пора завязывать с этим! – Химена была непреклонна.

Угораздило же мне попасть в её смену: матери нажалуется, а выслушивать причитания матушки Рамос – то ещё удовольствие.

– Завязывать? – спросил я, стараясь сохранять спокойствие. – Или ты забыла, чьим потом и кровью оплачен твой колледж?

– Алехандро, – в голосе сестры зазвучали стальные нотки. – Тебя уже третий раз за полгода привозят. Ты больше не Санчо-панчер, ты – груша для битья.

Химена посмотрела на меня, покачала головой и вышла из палаты.

Задумавшись о том, что неплохо было бы сводить сестрёнку в ресторан на следующих выходных, я не сразу заметил, как в палату ввалились несколько громил из Ла Примера. Только их мне не хватало: латиносов в белых худи, найках Кортез и левайсах с  длинным белыми поясами. Они заняли всю палату. Вот ведь зараза! Неужто сам Костыль Сапато пожаловал?

– Санчо, Санчо, – сказал Костыль, качая головой. – Ты опять проиграл. А мы вот с братишками на тебя поставили. А ты нас подвёл.

– Ну так, Анхель, я не просил об этом, – съязвил я, зная, что Сапато не любит, когда его зовут по имени.

Костыль был гвоздём в заднице со времен школы. В старших классах он доставал всех, кроме нас с Хименой. Говорили, что Анхель был влюблён в мою сестру. Всё это враки. Просто его папаша был не раз обязан жизнью нашей матери.  Она, пока артрит не скрючил пальцы, умело доставала пули и шила раны у всех гангстеров района.

Сейчас наш фамильный бизнес должна была продолжить Химена, но она не торопилась. Я не виню её за это. Жизнь в вечном страхе, что тебя заметут копы, или пристрелят заказчики, если кто не выживет на столе, то ещё удовольствие. Именно поэтому я выходил на ринг раньше, чтобы не брать в долг на колледж для сестры у банды. Именно поэтому я падал на ринге сейчас, чтобы накопить денег на жизнь подальше от этой дыры. Ещё пара поединков – и денег хватит не только на билет до Гонолулу, но и на домик в тихом районе, подальше от туристов и любопытных глаз.

 – Санчо, ты мне как родной. Но ты это… бросай свои фокусы, ­– Костыль не шутил, походу кто-то меня слил. – Выпишешься, зайдёшь ко мне. Кое-что перетрём. 

И вот что это было? Разве стоило приходить к давнему приятелю ради парочки нелепых фраз? Особенно если он полупрофессионал в тяжелом весе и, в прошлом, чемпион сводного контингента НАТО в Афганистане. Именно после возвращения оттуда у меня появилось непреодолимое желание свалить из Хьюстона и забрать мать и сестру с собой. Это если не считать ночных кошмаров и паранойи. Ох, не к добру Костыль заявился, совсем не к добру.

 

***

 

Выписали меня на следующий день. Наверное, Химена что-то наобещала дежурному хирургу. Они так мило чирикали в холле на посту, когда думали, что все пациенты спят. Надо будет разузнать об этом докторе.

Мне предстоял визит в родительский дом. Не то чтобы я сам решил навестить мать. Химена просто не оставила выбора, заявившись в палату уже переодетая после смены и сказав:

– Мы обедаем с мамой. Она ждёт.

Деваться было некуда. Да и от матери было проще добраться до логова Костыля. Откладывать встречу с Анхелем не стоило: мало ли что на уме у одного из главарей Ла Примеры.

Добрались быстро и в полной тишине. Химена даже музыку не разрешила включить, чему я был рад: Луис Фонси на всех станциях уже несколько достал. Сестра вцепилась в руль «Тауруса» и строила из себя обиженную. Ещё бы – старший брат не слушает советов.



Ларго фон Деккен

Отредактировано: 30.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться