Малиганы. Дикий Талант

Font size: - +

Глава 12. Хантеры (Генри)

Глава 12

ХАНТЕРЫ

(Генри)

 

Из окна комнаты виден парк с аккуратно подстриженными деревьями. Утреннее солнце лежит на листьях кипарисов и акаций, сверкает на посыпанных коричневым песком дорожках. Алебастровая статуя козлоногого мальчика уставила меловые глаза в небо. За фигурной решеткой, ограждающей парк, раздаются голоса, но слов не разобрать. Тихо. Еще не жарко, но уже парит. Створки окна растворены, легкий ветерок раздувает белые занавеси, как паруса пиратской фелюги...

Я отвернулся от окна. На столе передо мной – хрустальный графин с вином. Рядом с графином – два бокала тиврельского стекла и серебряный колокольчик.

Я вынул пистолет из-за пояса и положил на столешницу. На отполированном дереве – длинная уродливая царапина.

Сел на стул и закрыл глаза.

Ветерок приятно холодил вспотевшую спину.

...Как просто решить всё одним выстрелом! Взять пистолет, ощутить его тяжесть и прохладу рукояти. Потом взвести курок. Подойти к окну, чувствуя, как пистолет оттягивает руку...

И как она дрожит.

Внутри меня – поле после извержения. С черными глыбами остывающей лавы – перепаханное, изрытое, с оранжевыми трещинами, откуда поднимается раскаленный воздух – и перед глазами всё изгибается, плывет; меняет очертания, словно я смотрю сквозь пляшущий огонь. Я слышу гул запертого колючего пламени. Земля под ногами вздрагивает. Будто обожженный до красноты великан уперся выей своей в каменный свод – и вот-вот проломит. Я поднимаю голову. Вдали чернеют жерла вулканов. Над полем – марево, и марево это пахнет горелым порохом и кровью...

Словно я уже спустил курок.

Заикание. Дакота. Слова Элжерона. Перестрелка. Яким. Мои проблемы в порядке возрастания.

Лота.

Когда я увидел ее на перроне. Когда увидел...

Словно и не было четырех лет разлуки.

У меня нет Таланта, Лота. Забыла?

И что? – она фыркнула. – У Френсиса есть Талант, у Клариссы есть Талант, даже у Джорджа есть – а чего у них нет, так это ума. Джорджи это простительно, у него разум годовалого ребенка, но остальные! Френсис – крикливый болван, а эта Кларисса – настоящая дура... Поверь, братец, Малиган и мозги – сочетание редкое. Очень редкое. Таких, как ты, надо сажать в стеклянную банку и показывать желающим за большие деньги.

А таких как ты, сестричка, подвешивать на крюк за длинный, льстивый...

Бе!

...но очень симпатичный язычок.

Чудовищная пружина, которую взвели во мне, когда я увидел сестру на вокзале, никуда не исчезла. Она здесь, я чувствую – мощная, из серого блестящего металла, тугая и сжатая до предела, упирается в грудную кость изнутри. Больно. И никак с этой пружиной не совладать.

Лота.

P.S. И только попробуй, засранец, не приехать!

 

* * *

 

Я открыл глаза. Поморгал, привыкая к свету. На противоположной стене, над этажеркой с книгами – резные солнечные пятна, похожие на детскую аппликацию. Комната обставлена дорого, но с хорошим вкусом. Уж не сама ли сестрица этим занималась? Или ее муж, меняющий учителей фехтования, как перчатки?.. Да, было бы забавно.

У меня все хорошо. Я вышла замуж и вполне счастлива. Не думай, что от нового мужа ты избавишь меня так же легко, как от прежнего.

В углу, напротив огромного шкафа из темного дерева, высится гора из сундука, нескольких дорожных сумок и желтого ружейного чемодана. Сверху небрежно наброшен васильковый камзол, похожий на трофейное знамя.

Дакота, бездельник, свалил мои вещи в угол и ушел, оставив все как есть.

Я помедлил. Затем взял со стола колокольчик и несколько раз встряхнул. Ни звука. Только слабое покалывание кожи, как если бы на металл наложили простенькое заклятие. Я перевернул колокольчик... Понятно. Щетинка, серая с подпалиной, закреплена вместо язычка – а на ней застыла капля черного воска. Заклятие «живая нить». Не удивлюсь, если сейчас в комнате слуг пронзительно верещит ручной бес. У таких тварей почему-то всегда противные голоса. Наверное, чтобы получать больше удовольствия от работы...

Через некоторое время в дверь постучали.

– В-войдите.

На пороге появилась служанка. Не та, что раньше. Эту я еще не видел. Но – тоже очень хорошенькая.

– Вы меня звали, милорд?

Небольшого роста, миниатюрная. Темные волосы собраны на затылке. Кожа смуглая – как у тех, в ком есть примесь южной солнечной крови...

«Сосуд греха», называет женщину Строгая Церковь.

– Милорд? – позвала служанка.

Я вздохнул.

– Н-налей. – я показал на графин.

– Да, милорд.

Голос у нее был высокий, не очень звучный. Она ничем не напоминала Лоту. И это было хорошо.

– К-как т-тебя з-зз..?

– Ива, милорд.

Я взял бокал, коснувшись ее запястья – словно невзначай. Пальцы дрогнули. Кожа нежная и прохладная.

У меня все хорошо. Я вышла замуж и вполне...

– Милорд?

– М-мои в-вещи.

– Вещи? – служанка оглянулась с любопытством. – Прикажете разобрать, милорд?

Как просто сказать: не надо. Позвать Дакоту. Приказать ему взвалить на плечи сундук – только сундук, хаос с ними, с остальными вещами! – добраться до вокзала и сесть на поезд в Лютецию. Или нанять карету в Ур. Просто одно слово. Нет.



Шимун Врочек

#7671 at Fantasy
#344 at Mystic / Horror

Text includes: дарк, тайны

Edited: 11.11.2015

Add to Library


Complain




Books language: