Мальвина, ведьма… и Новый год

Размер шрифта: - +

Глава 1

Раиса Борисовна Николаева

 

 Мальвина, ведьма… и Новый год

 

 

  Глава 1

 


      Тоска. Безнадежность. Одиночество.
      Почему-то перед самыми радостными и веселыми праздниками эти разъедающие душу чувства обостряются, как никогда. Живешь, живешь весь год (за исключением недели, предшествующей дню рожденья) совершенно спокойно, ежедневно заполняя минуты своего бытия тысячью мелких и крупных дел: то зубы почистить, то кровать заправить, кофе сварить, попугая покормить, на работу сходить, с работы в магазин забежать, что-то съесть на ужин, потом снова расстелить кровать, и снова почистить зубы. Чем не жизнь?
      Возможно, немного скучна и монотонна, но в другие дни это не особенно заметно, а вот в предновогодние...
      Рина раздраженно дернула плечом, заставляя саму себя избавиться от депрессивных мыслей и перейти на другие, позитивные, которые она бубнила, бывало, словно мантру: «У меня все хорошо. Я живу так, как я хочу. Я счастлива и самодостаточна. Я красива и умна. Я достигла в жизни всего, чего хотела!», – она всегда старалась не вздыхать тяжело после этих жизнеутверждающих слов. 
      А ведь формально или со стороны все так и выглядело. 
      Рина, Ирина, Ирэн – ее называли по-разному – была красива. Вот только красота эта не сразу бросалась в глаза, она не была яркой, вызывающей, притягивающей взгляд. Красота становилась заметна только при близком общении с Ирэн, и была нежной, какой-то прохладно-прозрачной. Словно робкие рассветные лучи, от которых радостно становилось на душе.

А еще Рина была умна и интеллигентна. Высшее образование, а, кроме него – музыкальная и художественная школы. Ирина обожала классическую музыку, глубоко ее чувствовала и понимала. Еженедельной потребностью давно стало посещение филармонии, где она наслаждалась каждым аккордом, игрой каждого инструмента.
      Рину всегда тянуло к прекрасному. Даже дома она часто делала что-то своими руками, какие-нибудь маленькие вещички. Вязала, лепила из каолина забавные фигурки, а потом раскрашивала их самым невероятным образом. И все это под чарующую музыку.
      Одевалась она изысканно и стильно, хорошие вещи подчёркивали великолепную фигуру. Причёска, макияж – всё выглядело безукоризненно.
      И при всем, при этом она была одна. Синий чулок! Впрочем, совсем уже скоро «синий чулок» сменится на «старую деву». Хотя… в физиологическом смысле девой она не была. В ее жизни случилась грязная, мерзкая, отвратительная история, и случилась она еще в школе в старших классах.

Она тогда влюбилась. Влюбилась в первый раз в жизни. Так, как влюбляются подростки – безоглядно, не думая ни о выгоде, ни о последствиях, ни о чем. А он… он поспорил, что сможет затащить в постель новенькую, что только пришла в их класс, и держалась недотрогой.
      До сих пор больно вспоминать, как на другой день она никак не могла понять, почему он так к ней переменился. Еще вчера был таким внимательным, таким хорошим, а теперь избегал ее, шарахаясь, словно она была заразной. Девочки потом ей рассказали. Об этом знал весь класс, а потом и вся школа. Хорошо, что родители поняли ее состояние и перевели в другую. С тех пор она ненавидела розыгрыши, шутки, а о спорах, ставках, вообще не могла слышать.
      Больше в ее жизни ни разу никто не встретился, в кого бы она могла влюбиться. В университете, в группе были одни девочки, и теперь работала в женском коллективе. 
      Когда ее пытались с кем-то познакомить, она всегда категорически отказывалась, полагая, что таким способом сбывают только залежалый товар. Знакомство по интернету отметала напрочь. Так и жила одна, с грустью осознавая, что все радости жизни проходят мимо. Но она обычно старалась об этом не задумываться, только перед праздниками на нее накатывала тоска
        Все вокруг какие-то радостные, на лицах большинства людей просто написано ожидание чего-то хорошего, чего-то чудесного.
      Иногда, кроме тоски, появлялась злость, вызываемая неясным чувством зависти, и тогда она цинично думала, провожая взглядом особенно жизнерадостных мужчин: «Наверное, не можешь дождаться, когда плюхнешься лицом в салат!" О женщинах тоже думала ничуть не лучше: «Весь год ходила чувырла чувырлой, а тут принарядилась и ждешь не дождешься, когда муж заметит твою неземную красоту!», – к счастью, такое озлобленное состояние ее посещало крайне редко.

      Глава 2
 
 
      – Максимилиан Андреевич, – голос женщины был тверд и настойчив, – Ирина хорошо разбирается в музыке, и если...
      – Уверяю вас, я тоже хорошо разбираюсь в классической музыке, – перебил ее собеседник. – Я окончил консерваторию по классу виолончели, и если бы не сломанная кисть руки, то сейчас бы играл в симфоническом оркестре. Моему вкусу и суждениям доверяют, иначе бы не пригласили писать критические статьи для трех журналов! – Макс явно гордился своими достижениями.
      Собеседница же его думала иначе. Она уже жалела, что связалась с этим Максом. Насколько она знала свою сестру, Ирен на дух не переносила таких напыщенных и самодовольных мужчин. Но... дороги назад уже не было.
Ей до слез было жалко свою умную, красивую, утонченную, добрую, искреннюю и такую несчастную двоюродную сестренку, которая тихо плыла по жизни, даже не пытаясь найти или урвать себе кусочек счастья. Хоть они были двоюродными, но были близки настолько, что такой близостью не каждые родные могут похвастаться.
      Были… близки… пока она не встретила мужчину и не влюбилась в него без памяти. Он ответил на ее необузданные чувства, женился на ней и увез очень далеко, обеспечив материальное благополучие, о котором она и не мечтала. Потом родилось двое мальчишек, вот теперь она ждала третью девочку. Какое счастье, что есть УЗИ, знать, что мечта мужа скоро исполниться, и он получит крошечную спокойную дочурку. О ней он мечтает с тех пор, как мальчишки начали ходить, вернее, ураганом носится по дому, уничтожая все на своем пути.
      Лиза с нежностью погладила живот. Может, это беременность на нее повлияла, и она стала такой жалостливой, плаксивой, сентиментальной – всем желает счастья, а уж близким тем более. Мысль о том, что Риночка будет встречать Новый Год одна в пустой квартире, была для нее невыносима. Она бы пригласила ее к себе. Но Рина точно откажется. Она чутка и деликатна, и всегда ощущает, если она лишняя.
      Лиза не знала, что делать, и горько сетовала на это мужу. Йорген удивился ее проблемам и посоветовал заказать на Новогоднюю ночь для сестры так называемое эскорт-сопровождение. Лиза жадно ухватилась за эту мысль. А поскольку Новогодняя ночь заранее настраивает всех на чудеса, немного усложнила задачу мужчине, который будет выполнять за деньги эту роль.
      – Вы должны познакомиться с ней на улице, в кафе или магазине. И так расположить ее к себе, заинтересовать, чтобы она согласилась встречать с вами праздник, – объясняла Лиза задачу нанятому мужчине. – Домой она к вам вряд ли пойдет, и к себе тоже не пригласит, поэтому надо заранее забронировать столик в ресторане и пригласить Ирен на встречу Нового года. Все расходы я беру на себя. В тратах можете не стесняться, я только хочу, чтобы этот новогодний вечер запомнился моей сестре.



Раиса Борисовна Николаева

Отредактировано: 21.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться