Малыш

Малыш

Будущее не определено. Мы сами творим его, от нас зависит, каким оно, это самое будущее, будет. Так говорил один из персонажей фантастического боевика про роботов. Правда, я задавался вопросом – почему же тогда у них, в фильмах, все равно в итоге все было хреново? Ну ладно, я не кинокритик и не про фильмы хотел сказать. Так, к слову пришлось. А в жизни… В жизни действительно все становится так, как мы делаем. И будет идти так, как мы сами – специально или неосознанно – поступаем, определяя будущее. Не только свое, но и будущее других людей. Мне до сих пор не дает покоя один случай, как-то случившийся со мной. Вот уже несколько лет прошло, а я все помню так, словно это произошло буквально вчера. И, что самое обидное, я тогда не стал ни во что вмешиваться, пустил все на самотек, оставил так, как все было. Сейчас, конечно, я бы не стал поступать так, придумал бы что-нибудь, но тогда…

 

…Несколько дней выходных. Никто меня не ждет. В пустой квартире нет даже кошки, способной скрасить одиночество своим мурлыканием. Что делать пусть не молодому, но еще не старому мужчине? Конечно, вспомнить молодость, пропустить кружку-другую пива. Возможно, познакомиться с не менее одинокой в этот вечер женщиной. Так все и произошло... Началось все с небольшого кафе, где под ароматный, вкусный и хорошо прожаренный шашлык я проглотил несколько порций холодного пива. Опьянения не было, лишь в голове слегка шумело, в теле появилась легкость, а душа требовала продолжения. Махнув рукой практически на все, я пошел на поводу у души – направился на поиски небольших уютных заведений, где можно отвлечься от всего. Следуя зову души, я набрел на бар - небольших размеров, но вполне уютный. В котором, кстати, стояло несколько бильярдных столов. Помимо пенного, в ассортименте бара были и более крепкие напитки, а на закусь предлагалось даже довольно приличное меню.

В общем, после пива я зачем-то заказал более крепкий алкоголь. В итоге неплохо набрался. Как-то познакомился с девушкой. Продолжили «отдыхать» и поглощать спиртное уже вместе. В итоге – оба надрались до чертиков. И, в результате, я оказался у нее дома. Почему у нее, почему не поехали ко мне – не знаю… Квартира у нее была двухкомнатной, маленького метража, в доме старой постройки, почти на окраине города. В принципе, оказавшись у нее дома, я не стал заниматься рассматриванием жилища. Я занялся самой хозяйкой. Уснули мы уже под утро…

…Утром я проснулся от дикого сушняка и стояка. Во рту было так погано, словно стадо кошек, пробегая мимо, насрала в тридцать три кучи. Казалось, что язык невероятно распух и царапал небо. Слюней не было, чтобы даже сглотнуть. Голова трещала, в виски словно били кузнецы огромными молотами. Живот от дикого желания опустошить мочевой пузырь вздулся. Я поспешил в туалет, даже не подумав прикрыть свою наготу.

Санузел оказался совмещенным с ванной, и был совсем небольших размеров. Опустошив мочевой пузырь, я вымыл руки под краном ванны и умылся. Потом сунул под воду голову, чувствуя, как холодная вода успокаивает головную боль. Из-под крана же и напился…

Найдя в комнате в куче сваленного прямо на пол белья свои трусы, надел их. Из кармана брюк достал сигареты и зажигалку. Прошел на крохотную кухоньку, открыл окно и закурил. После холодной воды, вылитой на голову и двух выкуренных сигарет, как ни странно, стало чуть полегче. Нашел на столе чистую чашку, набрал из-под крана воды и снова влил в себя. Начал крутить в руках сигарету, раздумывая, не закурить ли снова. Или же сходить в магазин? Пива взять для опохмелки, закуси легкой…

Я вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Повернулся к двери спальни – никого. Моя пассия – блин, не помню, как зовут! – спала. Перевел взгляд на дверь сторой комнаты и увидел того, кто смотрел на меня. Дверь была чуть приоткрыта, а в проеме стоял… ребенок. Года полтора, в чужой линялой выцветшей футболке, в переполненном памперсе, провисшем почти до пола. Худой, с осунувшимся, но миловидным лицом. Светлые волосы, слегка вьющиеся; чуть курносый носик; большие голубые глаза; лицо бледноватое, хотя, по идее, должно быть розовым…

- Мама!

Я не знал, как поступить и что сделать. Не придумав ничего лучше, я присел и сказал ребенку:

- Привет!

- Мама!

- Ты откуда такой взялся? Ты чей такой? – и сам чуть не выругал себя за такие глупые вопросы. Конечно же из соседней комнаты он взялся. А чей, это понятно – его мама спит в соседней комнате. Правда, я не знал, что у нее – Маши? Даши? Наташи? – есть маленький ребенок.

Ребенок протопал к столу на кухне, остановился. Подняв руки, зацепился ими за край стола. Футболка, явно не детская, просто обрезанная по длине, задралась, на руках малыша виднелись свежие синяки. Такие синяки появляются, если с силой хватать за предплечья. Держась одной рукой, другой начал шарить по столу. Зацепив сухую корку хлеба, отпустил стол и, сунув сухарь в рот, принялся с аппетитом мусолить его. Сам же поглядывал на меня, на незнакомого для него дядю.

«Скольких же таких дядей ты уже видел здесь за свою еще короткую жизнь?» - неожиданно мелькнула у меня мысль. И лишь спустя секунду я понял, что так оно, скорее всего, и было. Ребенок же подошел к маленькому настенному шкафчику, стоящему почему-то на полу, подергал дверцу, не выпуская сухарь изо рта. Неожиданно дверца отвалилась, чуть не ударив ребенка по ногам. Из шкафчика вывалилась жестяная банка из-под дешевого кофе, покатилась по полу. Бледное лицо малыша тронула едва заметная улыбка. Он поковылял за банкой – видимо, принял ее за какую-то игрушку. Я, глядя на него, почему-то испытал нечто что-то вроде шока. Хотя впечатлительным человеком меня назвать вряд ли можно. Сунул сигарету в рот, прикурил. Малыш, тем временем, догнав остановившуюся банку, принялся похлапывать по ней тонкой ручонкой. У банки отвалилась крышка, наружу высыпалось что-то белое, вроде как мука.



Андрей Рачковский

Отредактировано: 08.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться