Мама для дракошечки.

Размер шрифта: - +

129. Где наша не пропадала.

 

… Вероника…

Я в шоке рассматривала сюрреалистичную картину. Посреди хаоса, дыма, копоти и разрушений стоял совершенно чистый и целый Тибр. Его идеальная белая одежда просто сияла на фоне черно-бурых разрушений, там-сям подсвеченных язычками пламени.

Нили также сияла чистеньким беленьким тельцем на плече у брата.

Тибр же стоял неподвижно и невозмутимо. Словно скульптура самому себе. Только яркие злые глаза выдавали, что это он и есть.

- Объясните мне, что здесь творится? – первой затянувшуюся тишину прервала я, так как ни Тибр с Нили, ни милейки, скопом схоронившиеся в завалах баррикад, явно не собирались начинать первыми.

- Тити не может, - загадочно ответила дочка, продолжая восседать на плече у брата.

У меня скептично взлетела бровь. Это как понимать?

Но Нили не дала мне додумать, как тут же завопила:

- Мама! Злёй дядя!

И я с испугом обернулась, следуя направлению ее пальчика.

Но за мной стоял только Оликусь-яко, который и привел меня сюда. Бедный милейка выглядел потрясенным. Казалось еще чуть-чуть и он свалится в обморок.

Укоризненно обернулась к паникерше

- Хороший дядя, Нили. Он привел меня к тебе, - не согласилась я с дочкой.

У Нили в ответ округлились глаза, выдавая полную растерянность.

А я же вздохнула и еще раз обвела взглядом поле боя. Там сям выглядывали головы милеек, но они продолжали упорно молчать, также как и Тибр.

«Ула, ты хоть что-то понимаешь?» - решила спросить свою хранительницу. Уж она уже наверняка хоть какую-то информацию от своих энергий получила.

Ула в ответ хмыкнула.

«Тибра обездвижили милейки. Это безопасно. Придет в себя только через пару часов. Нили в отместку развела военные действия», - кратко поведала Ула, но в голосе явно проскальзывало веселье.

Ну, а мне совсем весело не было. Какая-то экскурсия у нас странная вышла. А теперь я вдобавок перед Тибром чувствовала себя виноватой.

Вот доверила бы ему выбор, чем нам заниматься эти три дня, глядишь, и проблем меньше было бы. А так, начиная с самого начала полета в этом мир, мы из одной проблемы моментально перескакивали в другую. Жуть какая-то!

Но разруливать проблемы надо было. И если Тибр был не в состоянии это сделать, то приходилось мне брать все в свои руки.

- Оликусь-яко, - обернулась я к милейке, с которым мы хорошо поладили, пока он меня сюда сопровождал. – Пожалуйста, попросите своих, чтобы они перестали стрелять в мою дочку. Она защищена антимагией. Минимум – это бесполезно. Неужели ваши не в состоянии решать проблемы переговорами? Особенно с маленьким ребенком? - задавая в конце вопросы, я не удержалась от укоризненного тона.

- Простите, эсса Вероника, - жалобно пропищал Оликусь-яко, с трудом пытаясь взять себя в руки.

Дальше он что-то быстро затараторил своим, засевшим в засаде.

А я, по совету Улы, двинулась к Тибру с Нили, не обращая внимания на то, что накал страстей все еще оставался в положении взведенного курка.

В этот раз Бама пошел впереди меня, движением своего хвоста отодвигая завалы с нашего пути.

«Не знала, что твой хвост магический», - мысленно пошутила я, удивляясь Баме. Я-то настраивалась уже перелазить через весь этот ужас.

«Ника, я и есть магическое существо, а не только мой хвост», - укоризненно поправил меня Бама

«Прости, - повинилась я, но не удержавшись от хихиканья. – У тебя очень полезные способности, - искренне похвалила Баму, радуясь тому, насколько мои помощники облегчают мне жизнь.

Ула сегодня уже не раз успела помочь и по крупному. Да и Бама в стороне не оставался. Насколько я поняла, ему серьезно пришлось держать оборону, пока мое тело целый час стояло истуканом. А сейчас он облегчал мне жизнь и помогал красиво выйти из некрасивой и к тому же грязной ситуации.

Просто невероятно. Им хватило минут пятнадцать, чтобы довести комнату до состояния катакомб.

Мда. То, что за разрушения нам еще придется держать ответ перед местными, в этом я не сомневалась. Но и они тоже хороши. И это я им спускать тоже не собиралась.

- Мама, - встретила меня Нили с облегчением в голосе.

- Иди ко мне, дебоширка, - в моем же голосе была укоризна, пока я протягивала к ней руки. Кажется, придется начинать воспитательный процесс. Я понимала, что так оставить все происшедшее просто нельзя. Но хоть ты тресни, даже не представляла, с чего начать, чтобы до малышки дошло, что она вела себя неправильно.

«Ты не спеши, - тут же посоветовала мне Ула. – Здесь не все так просто. Нили догадалась, что брата отравили, вот и кинулась защищать».

Я же, прижав к себе тельце Нили, почувствовала, как она крупно дрожит. И меня начала накрывать самая настоящая ярость. Даже не ожидала, что на такое способна.

- У вас совесть есть?! – Развернулась я к милейкам, утешающе при этом наглаживая сотрясавшуюся крупной дрожью спинку моей доченьки. – У вас принято драться с малышами?! – мой голос уже просто звенел от возмущения.

Чумазые мордочки милеек, которых успел выманить  Оликусь-яко, растеряно повытягивались.

- Я это так не оставлю! – я и не заметила, как мой голос взял такие ноты, что милейки с жалобным писком схватились за свои уши.

«Требуй магуда, - тут же посоветовала Ула. – Это их законник, стоящий на страже закона».

- Я требую магуда! – завершила я свой пронзительный спич.

И милейки, все до единого, сдулись. Даже те, кто пытался хорохориться.

 

Тиберлиан

Мне ничего не оставалось, как быть истуканом. Даже зубами от злости скрипеть не мог.

Это я должен был защищать своих женщин. А получается, они защищали меня. И какой я после этого мужчина?! Защитник?! Дракон?!



Нита Тьен

Отредактировано: 29.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться