Мама для Жеки

Размер шрифта: - +

Глава 2

***

«Еще совсем малюсенькие ножки,

Еще совсем не ходит по дорожке,

И все друзья, увидев, замечают:

«Глаза похожи на папу».»

Противная попсячина заела в голове. И все из-за Вальки, это он после выписки Милы из роддома напел эту дебильную песенку. И слова осели в голове. Потер лицо ладонями. День какой-то дурацкий. Машина с утра не завелась, пришлось просить друга одолжить машину, а тот в итоге сам увязался. Передернул плечами, вспоминая, как вспыхнули глаза Милы, когда увидела шикарный «порше» возле крыльца с шариками и наклейками. Валька не пожалел свою машину. И как же быстро потускнели голубые глаза, когда она поняла, кому принадлежит внедорожник. Еще скривилась, когда увидела Костика, тот позже подъехал, притащил фотографа, большой букет розовых роз, правда, мой букет, слава богу, не переплюнул. Подружки Милки «пожирали» глазами моих лучших друзей, а те играли роль крутых парней. На самом деле они и были «крутыми». Это я все работал в подчинении, а Костик открыл свое рекламное агентство еще когда учился в университете, влез в кредит, пахал, как каторжный, но упорно добивался успеха в своей сфере. Валька был просто «наследником» своего папочки, владельцем сети известных аптек. Но друзья со школы не задирали нос, никогда не обращали внимания на то, что я был такой, как все, средний класс, без высоких амбиций.

В комнате захныкал ребенок. Вздрогнул от непривычного звука. Дочь… Я не испытал трепет, когда медсестра вынесла мне кулек. Мне даже было стыдно смотреть на Милу, показывать ей, что никаких чувств к этому крошечному созданию не испытываю. Осторожно заглянул под вуаль, там было что-то маленькое, спящее и непонятное. Инопланетянин. Человек из другого мира, которого я не знал и не понимал. У меня и руки дрожали от волнения, как бы не уронить этот груз. Еще страшно было то, что Мила тоже особо не сияла от радости. Она смотрела на меня прищурившись, слегка иронично, с насмешкой на губах. Мне казалось, что девушки, ставшие матерями, должны излучать какой-то свет изнутри, орлицей кружиться над ребенком. Нет, жена даже бровью не повела, когда дочка на моих руках закряхтела.

Плач вновь повторился, только в этот раз громче и настойчивее. И с каждой секундой дочь повышала свой звонкий голос. Я не выдержал и вернулся в зал, замирая на пороге. Мила спала, даже не шелохнулась. Мягкий свет от ночника падал на ее безмятежное лицо. Как она может спать??? Подошел к кроватке. Ребенок поджимал ножки к животику, сморщился от плача, показывая свои беззубые десна. Чего она орет? Вроде только недавно покормили и поменяли памперс. Спала бы себе, да все.

-Мила! – потряс жену за плечо. Мила медленно приоткрыла глаза, потянулась и взглянула на меня.

-Что?

-Чего она плачет? – в подтверждение моих слов дочка вновь повысила свой голос.

-Откуда я знаю! Подойди и спроси у нее, чего она орет!

-Ну, ты с ней в роддоме была, должна знать, отчего дети плачут!

-Я с ней не лежала! Мне ее приносили каждые три часа, но так как я не кормила грудью, она всегда спала! Поэтому я не знаю, чего она хочет сейчас!

-Ты же мать!!!

-А ты отец!

Мы зло уставились друг на друга, каждый считал, что он прав. А тем временем маленький человечек в кроватке надрывался жалобным плачем. Я не выдержал первым, отвел от Милы глаза, подошел к дочери и взял ее неумело на руки, придерживая за голову.

-Жек, ну чего ты! – зашептал на ушко плачущему ребенку, прижимая к груди. – Я еще не понимаю твоего языка, поэтому давай успокоимся и ляжем спать. Папе утром бежать на работу, а вы с мамой будете до обеда нежиться в кроватке! - чувствовал себя идиотом, разговаривая с младенцем, но, как ни странно, Жека затихла, вскоре даже уснула на руках. Выдохнув с облегчением, положил ребенка в кроватку и только повернулся в сторону дивана, где все это время молчаливо сидела и наблюдала за нами Мила, как комнату опять огласил недовольный крик. Я обернулся и вопросительно посмотрел на кричащее создание. Жека опять поджала ноги к животу и махала в разные стороны ручками.

-Я не понимаю! – с чувством воскликнул, устремляя на Милу полные отчаянья глаза. Она неохотно встала с дивана, схватила теплую пеленку, разложила ее на пеленальном комоде, взяла дочку. Я завороженно наблюдал, как ее руки проворно спеленали ребенка, и крик сразу же смолк, дали соску, и послышалось довольное сопение.

-А нельзя было этого раньше сделать? – спросил, когда мы вернулись на диван. Мила недовольно посмотрела на меня и не ответила. – И все же!

-Вадим, если я буду ее пеленать, она будет долго пугаться своих рук, потом хрен научишь ее засыпать без пеленки.

-Но если ей так спокойнее, почему не пеленать хотя бы месяц?

- Мне лень! – с этими словами жена отвернулась к стенке. Я вздохнул и лег, устремляя глаза к потолку. Ремонт так и не был сделан. А надо было б хотя бы освежить, думал, рассматривая в углу мелкие трещинки. Потом, как только получу место начальника, возьму ипотеку, и купим большую квартиру, где у Жеки будет своя комната, а у нас спальня, а для гостей будет большая гостиная, совмещенная с кухней.

 

***

Рабочий день подошел к концу. Сотрудники торопливо покидали свои места, весело обмениваясь планами на выходные. Я лишь с улыбкой провожал своих коллег, кивал на пожелания хороших выходных, сам не стремился покидать свое место. На мне еще висело два «хвоста», и нужно было их закрыть. Дабы с новой неделей получить новые задания от Кирилла Андреевича. Конкуренция за место начальника была жесткой, и меня этот факт бесил, заставлял двигаться вперед, мне было жизненно необходимо это место, а не просто желание сменить должность, как у остальных. Ну, это я так думал, понятное дело, что у каждого была своя причина стать начальником нового отдела. Моя причина носила красивое имя – Мила. И Жека. Но Жека – это уже как дополнение.



Валентина Кострова

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться