Мама на заказ

Размер шрифта: - +

Глава 6

И почему все будущие мамочки развели кипиш вокруг беременности, якобы это так сложно, трудно и вообще им за это должны памятники возводить? У меня уже почти пять недель, но я до сих пор не ощущаю себя беременной, хотя иногда у меня появляются рвотные позывы, да и только.

Хмыкнув, я быстро пробежалась по лестнице вниз, а затем прошла на кухню, слыша возгласы и ругань: там стояла Амелия и Глория, что буквально на днях устроилась на работу и пока не совсем суть всех своих обязанностей, а также какой-то юноша из доставки. Он, смотря в пол, предстал перед Амелией, что громко на него кричала и швыряла полотенце на стол, хватая его и бросая вновь.

-Я же просила листы для лазаньи, болван, а ты умудрился забыть положить их в пакет! И что мне теперь делать?! Я уже все приготовила!

Она с грохотом ударила по столу, что все на нем подпрыгнуло, да и я сама тоже, пустив смешок и наблюдая за картиной.

-Вы столько всего заказали…, - хотел было сказать парень.

-Нет! – вскричала Амелия. – С меня хватит!

Она кинула полотенце в багрового от всего происходящего парня, сорвала с себя фартук и бросилась вон из кухни.

-Мда, - поджала губы я.

-Мисс Брукс! – воскликнула Глория, у которой дыхание перехватило от моего появления. – Вам что-то нужно?

-Что здесь случилось?

Она замялась, смотря на меня во все глаза, и я подбадривающе ей улыбнулась, кивнув головой, на что та рассказала, как все было. Я внимательно слушала, с интересом разглядывая молодого парня, который переминался с ноги на ногу, а затем отпустив его, сказала Глории, что она свободна.

Порывшись в шкафчиках, я нашла муку, соль, яйца, сахар, дрожжи и оливковое масло высшего сорта. Насвистывая песню, я начала делать тесто для пиццы, в которое превратиться мясо, что было в сковороде на плите. Амелия, видимо, тщательно следит за пищей и не допускает какого-либо запаха на кухне после ее приготовления, поэтому окно на данный момент было открыто, впуская в помещение уже вечернюю прохладу.

Я с любовью раскатывала тесто, вспоминая, как готовила его с мамой, которая научила меня делать его. Я вообще любила готовить, потому что мне нравилось экспериментировать с едой, сочетая несколько разных кухонь сразу, или же менять ингредиенты на те, что больше приходились мне по душе. Но особое удовольствие мне приносило печь всякие сладкие пироги, а особенно штрудели, так как я была неравнодушна к сочетанию свежих фруктов или ягод с орехами, которые могла поедать в любое время суток в огромном количестве.

-Привет, - уселся на барный стул Николас, сажая на колени Хоуп.

Та положила на столешницу магнитный лабиринт и стала играть с ним, пытаясь преодолеть препятствия, что мешали шарику прийти к финишу.

-Привет!

-Что делаешь?

-Пиццу, - ответила я. – Вы же не против, если я приготовлю это на ужин?

-Мы нет, а вот папа – не знаю, - ухмыльнулся Ник. – Просто он может сказать, что для тебя это слишком жирная еда.

-Ну значит я закажу себе тайком из какой-нибудь пиццерии, когда он будет спать, и буду с превеликим удовольствием наслаждаться ею одна, - Ник рассмеялся. – Как дела в школе?

-Ну, - замялся мальчик. – так себе.

-Почему?

Я нахмурилась, раскатывая тесто, и смотрела на Ника, который, зардевшись румянцем, ответил:

-У меня проблемы с литературой, так как я совершенно не люблю книги.

-Что?! – в ужасе воскликнула я. –Ты не любишь читать?

-Боже, Эмма, я сказал, что не люблю книги, а не то, что мне не нравится читать, просто меня больше интересует научная литература. Особенно химия и биология.

Я выпятила губу и потрепала рукой волосы Ника, на что тот вскричал, громко негодуя на меня из-за моей испачканной тестом ладони.

-Может, из тебя получиться замечательный медик? – предположила я.

-На самом деле, я уже рассматриваю такой вариант. Меня привлекает хирургия, но я не могу объяснить почему. Просто, когда я смотрю какие-то научные телепередачи или видео про это, то чувствую, что я хочу делать то же самое: помогать людям, лечить болезни, требующие хирургического вмешательства, спасать жизни.

-Папа тебя поддерживает?

-Да, - улыбнулся Ник, загоревшись. – Он говорит, что это благородная работа, требующая много времени, внимания и мозгов.

Над последним я хохотнула.

-Это замечательно, что тебя поддерживает, мистер Олдридж, - с улыбкой сказала я, но последние два слова выплюнула.

Ник хохотнул, и тут Хоуп посмотрела на меня, сказав:

-Хочу пиццу.

-Ты когда-нибудь ее ела?

Она отрицательно покачала головой.

-Папа не дает ей пока это есть. Типа не полезная еда для ребенка.

-Твой папа, - открыв крышку сковороды, где было мясо с соусом, произнесла я, еле сдерживая порывы злости. – крайне…заботливый человек.

Эти слова дались мне с таким трудом, что я почувствовала, как тошноту жуткую тошноту, а затем и вовсе, как все в моем желудке сжимается и поднимается вверх. Вот какое воздействие на меня оказывает одно упоминание в речах «мистер Олдридж».

Перемешав мясо, я покачнулась, чувствуя, рвоту на языке и с грохотом уронила крышку, схватившись за духовку.

-Ник, - прошептала я.

Я ощутила дикую слабость в теле, особенно в ногах, отчего сползла на пол, еле сдерживая свой желудок, а затем провела ладонью по лбу, покрывшемуся испариной. Ник с Хоуп бросились прочь, и я попыталась глубоко вдохнуть воздух, но он, переполненный тошнотворным запахом мяса и соуса, лишь усугубил дело, отчего мне пришлось приложиться к холодной плитке, чтобы хоть как отсудить свое тело, которое словно горело.

Перед глазами вдруг замаячил мистер Олдридж, громко звавший меня по имени, а затем взял меня на руки и понес в гостиную. Положив меня на огромный серо-черный диван с орнаментом, он поднес к моим губам стакан воды, и я стала жадно глотать воду, чувствуя, как тошнота медленно отходит.



PrettyMaryKate

Отредактировано: 28.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться