Мама поневоле, или Два папы для подкидыша

Глава 2

- Так, так, надо успокоиться. Надо мыслить трезво, - бормочу я под нос, но прийти в себя это точно не помогает. Меня трясет, я раз за разом перечитываю свидетельство о рождении и окончательно перестаю что-либо понимать. Если это розыгрыш, то слишком дурацкий и жестокий!

Малыш засыпает и только сейчас я обращаю внимание, что у меня в руке из-за свидетельства торчит краешек конверта. Плюхаюсь на диван рядом с переноской и без зазрения совести его распечатываю. Читать чужие письма нехорошо, но не в этой ситуации.

- «Здравствуй, Ника», - читаю первую строчку и на этом месте нервно хихикаю. Сначала совпадение кажется фантастическим, но через секунду я понимаю, что письмо, кажется, адресовано мне, - «Ты не знаешь меня, я нашла твои данные в сети случайно, в слитой базе пользователей. Надеюсь, ты поймешь меня и хорошо воспитаешь этого ребенка».

Так, стоп! Откладываю письмо и нервно шагаю по комнате, пытаясь хоть как-то успокоить сердцебиение. Это розыгрыш. Точно! Чей-то дурацкий розыгрыш! Но кто станет так рисковать своим ребенком и приносить его незнакомому человеку только ради шутки? Прежде чем снова взять в руки письмо, не выдерживаю и бегу в ванную. Несколько раз ополаскиваю лицо ледяной водой и пялюсь в свое отражение: темно-каштановые волосы еще не причесаны, а глаза горят лихорадочным блеском. Тот еще видок после таких новостей…

Только через пять минут, когда хоть немного удается успокоиться, беру снова письмо. Руки до сих пор дрожат. Но хуже, что чем больше я его читала, тем сильнее происходящее напоминало какой-то бредовый сон. Иначе и не назовешь. Наверное, я просто заболела, у меня температура за сорок и мне чудится все это.

- «Я не могла оставить его… знаю, ты подумаешь, что это глупая отговорка, но я правда не могу его оставить. И не могу просто отдать в детдом. Я сама росла там и не хочу для своего сына той же участи, чтобы он чувствовал себя брошенным и преданным, чтобы в любой женщине видел маму и надеялся, что вот сейчас она заберет его домой… Ребенок не заслужил такого. Ромка не беспризорник! Он заслужил расти у любящих родителей!

Мы с тобой полные тезки, никаких родственников у меня нет, поэтому и вопросов не возникнет. Этот ребенок, получается, по всем бумагам твой. Если ты не захочешь воспитывать его, пожалуйста, разыщи человека под фамилией Вербицкий. Он управляет банковским холдингом «ФинансГрупп». Это его ребенок и я надеюсь, что у Вербицкого хватит мужества не послать тебя, как меня в прошлый раз, когда я пришла к нему беременная, а усыновить Рому. Прости меня, за то, что я сделала. Надеюсь, Ромочка меня тоже простит, когда вырастет и поймет, что это только для его блага…»

Я отложила листок и помассировала виски. Такое ощущение, что я до сих пор сплю, потому что в реальной жизни все это просто невозможно. Это какой-то абсурд! Хватаю письмо и перечитываю еще раз. Жадно скольжу по строчкам, но они еще больше становятся похожи на бред больной сумасшедшей или розыгрыш. Как моя тезка вообще узнала, что я снимаю квартиру здесь? Неужели следила??

На всякий случай щипаю себя за руку и тут же ойкаю от боли. Какой-то чересчур реалистичный сон, раз в нем даже боль ощущается…

Хватаю в руки телефон и набираю маму, но тут же сбрасываю вызов. Что я ей скажу? «Мама, привет, мне подкинули ребенка?». Да и поверит ли она в такое? Такое только в фильмах случается, а в жизни нерадивые мамаши от детей сразу в роддоме отказываются, а не приносят малыша под дверь первой встречной. Пусть даже если ваши фамилия, имя и отчество совпадают!

От внезапной догадки меня подбрасывает. В сети! Она же написала, что нашла меня в сети! Бросаюсь к ноутбуку и тут же открываю все крупные социальные сети. Вот только мое воодушевление быстро сходит на нет – поиск не приносит особых успехов. В моем городе находится несколько сотен женщин с таким же именем и фамилией, как у меня. Как найти ту самую, что оставила под дверями ребенка, я даже не представляю.

Надо все-таки обратиться в полицию и просто заявить обо всем. Только вот… главное попросить, чтобы Ромку пока оставили со мной. В одном я была полностью солидарна с его матерью-кукушкой – не место ему ни в доме малютки, ни в детском доме. Однажды нам с сестрой пришлось жить в сиротском приюте, когда в нашей семье были совсем тяжелые времена: папа погиб, маму уволили с работы, появились огромные долги. Она не могла долго найти новую должность и денег на еду просто не было…

Помощи ждать тоже оказалось неоткуда – родственники папы от нас отвернулись, а у мамы давно никого не осталось. И чтобы просто пережить весь этот мрак и не умереть с голоду, мама отдала нас в приют. Помню, как провожала нас со слезами на глазах, хоть и пыталась держаться и уговаривала нас, чтобы мы не плакали, что нужно только немного потерпеть.

Два месяца в приюте были двумя месяцами ада, которые я не пожелаю пережить никому, тем более маленькому ребенку. Вот только нас с сестрой мама забрала, как только смогла найти работу и расплатилась с долгами, а Ромку неизвестно, возьмет ли кто-нибудь в семью или он так и будет всю жизнь ждать, что мама вот-вот придет и заберет его домой.

Нет уж. Про то, чтобы отнести ребенка и просто отдать органам опеки не шло и речи! Так что я быстро собралась, надела на спящего Ромку назад шапочку, взяла документы, подхватила переноску и бодро направилась в полицию. Хорошо, что ближайшее отделение находилось не очень далеко, ведь там мне точно должны помочь.



Виктория Вестич

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться