Мама поневоле, или Два папы для подкидыша

Глава 3

За всеми этими переживаниями и попытками поисков даже не заметила, как время подошло к обеду. Поэтому когда вошла в местное отделение полиции, удивилась, что в прохладном холле вообще никого не было. Только за стеклом скучающе зевал дежурный.

- Что вам, девушка? – увидев, как я нерешительно мнусь у входа, крикнул мужчина.

- Здравствуйте, - делаю несколько шагов, замираю у окошка и удобнее перехватываю переноску, - тут такое дело…

- Девушка, быстрее, - торопит меня дежурный, - заявление хотите оставить?

- Нет, я спросить хочу. – решаюсь, - Скажите, а вы можете найти человека?

- Пропал?

- Кто?

- Человек этот пропал? – терпеливо переспрашивает мужчина.

- Я… эм… не то чтобы… - дежурный смотрит на меня сурово, хмуро сведя брови у переносицы и я торопливо киваю, - да, пропал.

- Вы кем приходитесь пропавшему?

- Никем, – хлопаю я глазами.

Дежурный недовольно цокает, но все же кивает:

- Если вы не родственница, то откуда знаете, что он пропал? Вы соседка?

- Ну… не совсем, но…

- Сможете описать, как выглядел пропавший, во что был одет?

- Это девушка, - выдавливаю я.

- Так, - что-то черкает дежурный на листочке и вопросительно смотрит на меня, ожидая продолжения.

- И все, - пищу я.

- Так, девушка, не морочьте мне голову!

- Но я правда не знаю! Она оставила мне ребенка и исчезла! Я ее не видела даже, только в свидетельстве о рождении ее данные.

- Ребенка? – заинтересованно вскидывает брови дежурный.

- Ну да! Я выхожу на лестничную клетку – а там он! – поднимаю чуть выше переноску, чтобы продемонстрировать, что я не вру и малыш действительно есть.

- Дайте свидетельство. И ваш паспорт, пожалуйста. Вот сюда кладите, - указывает он на выемку под окошком.

- Да-да, сейчас!

Ненадолго ставлю переноску на пол, торопливо достаю из сумочки нужные документы и передаю их дежурному. Мужчина изучает свидетельство скурпулезно, хмурит брови, щурится, а после берет в руки мой паспорт и за секунду буквально меняется в лице. Бросает на меня такой взгляд, что по спине от напряжения скатывается капелька пота – словно я виновата в чем-то.

- Девушка, здесь ваши данные, - осторожно говорит дежурный.

- Да, мои, но на самом деле не мои. Оказалось, что мы с той девушкой полные тезки, поэтому она и подкинула мне ребенка. Чтобы его в детский дом не забрали, а я была его мамой!

Дежурный смотрит на меня остекленевшим взглядом и приторно-сладкая улыбочка выглядит на его губах неестественно, как приклеенная. Сердце неприятно екает от плохого предчувствия.

- Да-да, я все понял, - ласковым голосом воркует он, кивая, как китайский болванчик. – Сейчас мы со всем разберемся. Присаживайтесь вот здесь на скамеечку, сейчас я вызову… э-э-э… бригаду помощи.

Сжимаю до побелевших костяшек ручку переноски. Несмотря на духоту в помещении, на секунду меня бросает в холод до продирающего кожу озноба. Он принял меня за сумасшедшую! А хуже всего, что врачи даже разбираться особо не станут – запихнут меня в больницу для умалишенных и попробуй докажи, что я говорю правду, если все документы на меня!

- У меня п-письмо от нее еще было.

- Можно взглянуть?

- Д-да, конечно, - запинаюсь я и снова начинаю торопливо копаться в сумочке. Вот только с ужасом понимаю, что его я, скорее всего, просто-напросто забыла дома! Поднимаю глаза и сталкиваюсь с холодным колючим взглядом дежурного.

- Извините, дома забыла, наверное.

- Конечно, бывает, - улыбается он все так же приторно.

- Я схожу сейчас и принесу, ладно? - стараюсь вести себя естественно и спокойно киваю на документы у дежурного в руках, - а можно паспорт и свидетельство?

- Пусть побудут у меня, все равно ведь вы вернетесь.

- Нет, мне нужно! – добавляю в голос истеричные нотки и мужчина тут же протягивает мне бумаги. Наверное просто не хочет связываться с помешанной и просто решил дождаться приезда скорой.

- Давайте я позову сотрудника, он проводит вас, заодно поможет с ребенком, - добродушно предлагает дежурный.

- Было бы здорово! – улыбаюсь ему в ответ и отхожу в сторону, к сиденьям, чтобы поставить переноску и убрать документы в сумку. Но на самом деле внимательно слежу за мужчиной. И как только он поднимает трубку и отвлекается на секунду, крепко хватаю люльку и бросаюсь вон из отделения.

В спину доносятся крики, но их уже не разобрать – я бегу изо всех сил. Заворачиваю в небольшие улочки и переулки, чтобы даже если за мной была погоня, то преследователь быстро потерял меня и отстал. Лишь через десять минут без сил падаю на лавку в сквере и пытаюсь перевести дух. В боку колет, а легкие горят огнем после такого сумасшедшего забега. Черта с два со мной вообще кто-то куда-то пойдет! Упекут в сумасшедший дом и разбираться особо не станут!

Только сейчас замечаю, что злополучное письмо лежит в кармашке переноски. Наверное, запихнула его на автомате и сама не поняла, как. Вот же черт! Со стоном откидываюсь на спинку скамьи и бросаю взгляд на ребенка. Ромка уже проснулся и ему, в отличие от меня, этот сумасшедший забег понравился – улыбается мне, карие глазки сияют. Ну как его можно было бросить?! Да, не в детдоме, а на лестничной клетке, но суть-то все равно одна.

- Ладно, Ромка, не переживай, - поневоле улыбаюсь в ответ и наклоняюсь над ним, поправляя съехавшую на бок легкую шапочку, - Сейчас сходим к твоему папе, он тебе так обрадуется!

Другого выхода, кроме как отыскать того самого Вербицкого, у меня не оставалось. И я очень надеялась, что от него не придется бежать с переноской так же, как недавно от полиции.



Виктория Вестич

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться