Мама поневоле, или Два папы для подкидыша

Глава 8

Богдан

Жизнь становится куда легче, если у тебя есть определенные связи с нужными людьми. Например, такими, что в два счета раскопают нужные данные на человека. Богдан подцепил лежащую перед ним на столе тоненькую папку и развернул. Всего один листок, и тот заполнен информацией только до середины – негусто. Родилась, училась, окончила колледж по специальности «повар-кондитер» с красным дипломом. Самая обычная хорошая девочка.

С виду. Журналисты вполне могут подослать такую – репутация безупречная, чистые невинные глаза, смазливая до трогательности. Чтобы любой скептик поверил, какая она милая и с самыми добрыми намерениями.

- Адрес нашел? – поинтересовался Богдан по телефону у Фомы – человека, который помогал раскапывать компромат и на людей посерьезнее.

- Только прописка. Если и снимает в этом городе квартиру, то неофициально.

- И как ее найти?

- Время нужно. Мы прошерстим весь город, максимум за неделю найдем.

- Два дня тебе срок.

Человек на том конце провода спорить не стал. Знал, что за срочность и доплатят хорошо, да и лучше Вербицких иметь в друзьях. На всякий случай.

Богдан устало откинулся на спинку кресла и потер шею, бросил хмурый взгляд на листок. Даже странно, что так мало данных про эту Веронику. Впрочем, ей на вид можно было лет восемнадцать дать, тогда неудивительно, что еще не успела нигде особо засветиться. От размышлений отвлек телефонный звонок.

- Шеф, девочку нашли, - без всяких приветствий отрапортовал Фома.

- Уже? – удивленно хмыкнул Богдан, взглянув на часы. Десять минут. Так быстро можно найти только того, кому это на руку. Значит, не все в этом деле чисто. – Уверен, что это она?

- Да, уверен. Внешность с фоткой, что я раскопал, совпадает. Она еще с ребенком в переноске такой потрепанной. Сейчас в магазине у Пал Палыча ходит, в том, что на Ленинской – ее мой человек сразу засек. Задержать ее?

- Нет. Я сам. Скинь адрес, когда ее до квартиры проводят.

Богдан выехал сразу. Адрес супермаркета ему известен и он готов был дать сто очков вперед, что девчонка живет где-то поблизости. Так и оказывается, когда спустя десять минут ему скидывают адрес. Буквально метров двести от того самого магазина, как раз в районе домов старой застройки.

Вербицкий припарковал джип неподалеку у нужного подъезда, вышел из машины и тут же внутри что-то неприятно дернулось, стоило услышать плач. Ревел ребенок. Или сразу два? Голос точно был не один. Сделав несколько шагов по направлению к нужному подъезду, Богдан споткнулся на ровном месте – на лавочке в окружении какого-то мусора, крепко обнявшись, ревели Ника с ребенком.

На секунду Вербицкий даже засомневался, что не спит, слишком уж странной была картина. Повсюду на ветках какие-то вещи, ветер гоняет листы бумаги. Что вообще случилось, ему же всего минут пять назад адрес Вероники сбросили! Не женщина, а беда…

 

*******

Ника

- Чего ревешь?

Мне кажется, что этот голос я уже где-то слышала. Открываю глаза, задираю голову – и точно. Надо же, кто пожаловал! Добить что ли меня пришел?

- Ничего. Вам-то какое дело, - огрызаюсь я, всхлипываю и пытаюсь укачать Ромку. – Идите лучше, куда шли.

Вот только Вербицкий меня полностью игнорирует. Засовывает руки в карманы, становясь в расслабленную позу и неторопливо скользит взглядом по моей одежде, разбросанной по земле и кустам.

- Что здесь за Ледовое побоище произошло? – иронизирует он, но сталкивается с моим уничтожающим взглядом и тут же хмурится. – Ника, отвечай, когда я спрашиваю.

- Ничего особенного. Просто меня так хозяйка из квартиры выгнала, - нервный смешок сам собой слетает с губ.

- Выбросив вещи из окна?

- Откуда вы знаете? – удивленно таращусь на него.

Брови Вербицкого взлетают вверх, а вот взгляд становится холодным, даже выражение лица меняется на каменно-ледяную маску. И чем больше он осматривает бедлам вокруг, тем мрачнее становится. Когда снова мы встречаемся глазами, я поневоле ежусь от грозного вида Богдана.

- Она выбросила абсолютно все через окно? – сухо уточняет он.

Растерянно хлопаю глазами и объясняю, запинаясь:

- Д-да, вроде бы. Даже пюрешки Ромке. А что?

- Ничего. Поднимусь к ней, мне кажется, кое-что она все-таки забыла тебе отдать. Третий этаж? – интересуется сурово.

Я только потрясенно киваю и провожаю его широкую спину взглядом. Вербицкий рывком распахивает металлическую дверь, без всяких ключей, и скрывается в подъезде. Через пять минут мне уже удается успокоить Ромку, но я по инерции продолжаю его укачивать. А еще постоянно замираю и прислушиваюсь к происходящему. Почему-то мне кажется, что сейчас с третьего этажа вылетит сама Надежда Степановна. Просто у Богдана был такой вид, что я поневоле жду именно этого.



Виктория Вестич

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться