Мама поневоле, или Два папы для подкидыша

Глава 9

Когда Вербицкий выходит из подъезда, я облегченно выдыхаю. Только сейчас понимаю, в каком же напряжении я ждала его возвращения, боясь, что он натворит что-нибудь. Да и сама Надежда Степановна могла наговорить ему всяких сплетен обо мне. Поэтому не свожу с мужчины глаз. Но Богдан кажется абсолютно спокойным. Останавливается напротив и протягивает мне что-то.

- Твоя квартирная хозяйка сказала, что ты забыла вот это.

- Что это? – спрашиваю удивленно и тут же ахаю, когда Богдан насильно вкладывает мне в руку внушительную пачку банкнот. Обескураженно хлопаю глазами и испуганно мямлю, - Эт-то не мое, она ошиблась наверное.

- Она очень настаивала, что твое. Мое дело передать, - равнодушно пожимает плечами Вербицкий, засовывая руки в карманы, и произносит как бы между прочим, - Такая интересная дама эта Надежда Степановна... Давно ее наверное налоговая не проверяла за незаконную сдачу квартиры?

Я сталкиваюсь с темным взглядом Богдана и каким-то шестым чувством понимаю, что Надежда Степановна теперь точно не рада будет, что я у нее квартиру снимала. До конца жизни станет недобрым словом поминать, учитывая ее злопамятность.

- С-спасибо, - благодарю неуверенно и убираю деньги в сумочку. Они мне точно пригодятся, чтобы новую квартиру или комнату хотя бы на время снять.

- Почему ты не отдала ребенка в приют? – резко меняет Богдан тему.

- Это вас не касается, - отрезаю я, меняясь в лице.

- Это логично, если, как ты говоришь, ребенок не твой.

- Я его не рожала, если вы опять намекаете, что я вас обманываю! Но Ромку я в детский дом не отдам. А теперь будьте добры – уйдите подальше от моей скамейки, вы нервируете малыша! – отчеканиваю я.

Богдан смотрит на меня долго, с прищуром, и мне почему-то становится неловко. Я прижимаю к себе крепче Ромку, ерзаю на месте, и не решаюсь даже встать, чтобы уйти. Взгляд Вербицкого слишком смущает – никто и никогда еще не смотрел на меня так, словно насквозь видит.

- Пошли, - наконец говорит он, подхватывает стоящую рядом переноску и направляется к машине.

От неожиданности я даже реагирую не сразу, только спустя несколько секунд возмущенно повышаю голос:

- Эй! Ты куда?! Верни переноску!

- Не я куда, а мы. Мы с тобой и ребенком едем ко мне домой, - отрезает Богдан.

На мгновение даже теряюсь от такой наглости.

- Никуда я с тобой не поеду! – вскакиваю со скамейки и быстро догоняю мужчину.

Вцепляюсь свободной рукой в переноску и пытаюсь выдернуть. Богдан иронично вздергивает бровь, следя за моими потугами вырвать люльку. Он не прикладывает почти никаких усилий, чтобы ее удержать и моя беспомощность нервирует меня еще больше.

- Серьезно, Ника? Так и останешься сидеть всю ночь с ребенком на скамейке? – хмыкает он.

- У меня деньги есть, я в отель пойду!

- До него еще нужно добраться, а у тебя ребенок голодный и спать хочет.

Словно в подтверждение его слов Ромка утыкается мне лобиком в плечо. Он так тяжело и устало дышит, что мне становится страшно. Не дай Боже из-за того, что он целый день на улице, Рома заболеет. Неизвестно же, сколько и как ко мне его настоящая мать везла… Я встречаюсь потерянным взглядом с Вербицким. Он делает шаг ко мне и на секунду мне кажется, что сейчас он просто сцапает меня и ребенка в охапку и силком затолкает в машину.

Богдан словно подтверждает мои мысли – смотрит серьезно и говорит:

- Я не собираюсь отпускать тебя в не пойми какой отель или бросать возможно своего ребенка на улице. И не пытайся со мной спорить. Либо садишься сама, либо я посажу тебя в машину силой.

- Это незаконно, - лепечу я, возражая больше на автомате.

В ответ Вербицкий только с ухмылкой закатывает глаза:

- Почему-то этого ты не сказала хозяйке квартиры, когда она тебя выгоняла.

Я от возмущения даже поперхнулась!

- Знаешь, что?! Легко судить, если у тебя нет на руках ребенка, куча денег и работа с зарплатой в миллион! А когда ты одна и… - отбриваю я, но горло сдавливает от подкативших слез. Я отмахиваюсь и поспешно отворачиваюсь, чтобы не показать, как задрожал подбородок. Чертовы нервы…

- Послушай, тебе и ребенку нужен отдых, - говорит Богдан уже мягко, - Сегодня ты просто переночуешь у меня, а завтра… посмотрим.

Я уже не спорю. Мне просто хочется накормить Ромку и уложить его спать. И упасть на что-нибудь мягкое самой, чтобы уснуть и навсегда стереть из памяти этот бесконечный тяжелый день. А еще хочется, чтобы кто-то большой и всесильный по щелчку пальцев решил мои проблемы…

Жаль, в жизни такого волшебства не бывает.

- Я только соберу вещи, - киваю я в сторону валяющейся на земле одежды, но Богдан качает головой:

- Забудь. Тряпки купишь себе другие, твои книги и что там еще более-менее ценное привезут ко мне.

- Ноутбук мой разбили, так что все самое ценное я ношу с собой, - неловко шучу я, чуть приподнимая Ромку и целуя его в макушку.

Богдан усмехается как-то невесело, задерживая на ребенке взгляд дольше обычного, а потом кивает в сторону черного джипа:

- Садись. Доставлю оба ценных груза домой в целости и сохранности.



Виктория Вестич

Отредактировано: 25.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться