Мама, я вернулся

Размер шрифта: - +

Мама, я вернулся

Маленький семилетний мальчик бежит по зеленому лугу к дому на окраине деревни, на пороге его ждет молодая женщина с полотенцем в руках и улыбается.

Беги на дорогу, дядька Олег идет, – кричит она, и мальчик, подпрыгивая на ходу от нетерпения, несется к дороге.

Теплое, летнее солнце согревает спину, воздух вырывается изо рта, босые ноги шлепают по нагретой земле. Над дорогой стоит вечное облако пыли, сначала даже не видно, идет ли по ней кто-нибудь, но вот посреди облака вырисовывается высокая фигура. Мальчишка бросается к ней.

Дядька Олег! Дядька Олег пришел!

Он со счастливым визгом влетает в раскрытые руки воина и обхватывает могучую шею. Мужчина смеется, обнажая в оскале белые зубы, подбрасывает мальца над головой и ставит на землю.

Подрос, богатырь, как узнал, что я иду?

Мама сказала, велела бежать встречать.

Бывалый воин усмехается.

Мама значит. А что же ты сам, не ждал, значит?

Мальчик обиженно хмурится.

Почему не ждал? Я тебя, дядька, еще с начала весны ждал, а ты все не шел и не шел.

Олег запрокидывает голову и хохочет во всю богатырскую стать, затем кивает на поле.

Ну, веди к дому, Славка. Рассказывай, как вы тут живете, чему за год научился?

Они идут неспешно, навстречу попадаются люди, кивают головами, улыбаются, бросают приветственные фразы. Здесь всегда все спокойно и неторопливо, время застывает, позволяя людям свободно распоряжаться собой. За разговором они подходят к дому...

Олег останавливается как вкопанный, щурится, кладет тяжелую руку на плечо мальчишке.

Постой-ка, богатырь, не так тут что-то. Подожди меня.

Дверь дома распахнута настежь, но никто не спешит навстречу. Весь двор истоптан лошадьми, будто вот только выехали за ворота, пыль осесть не успела. Олег медленно обводит взглядом пространство, за меч уже не хватается, бесполезно, заходит в дом, через мгновение из него раздается полузвериный рев. Славка не выдерживает, бежит следом, влетает в дом, огибает застывшего воина...

На полу, в луже собственной крови лежит мужчина с рассеченным горлом, остекленевшие глаза смотрят в потолок, правая рука еще сжимает топор...

 

***

 

– Скажи, зачем мы идем умирать? Этот город пытались взять тысячи людей до нас, и после нас я думаю, будет не меньше. Для чего все это? Ты – наш командир, и мы все естественно пойдем за тобой и в огонь и в воду, но может хоть за какую-то идею, а не просто так? Я понимаю, Владимир, тот идеалист, романтик, на голову больной одним словом, за мир во всем мире ратует. С Олегом тоже все понятно, он, куда ты скажешь, туда и пойдет, всю жизнь с тобой провел, не бросит. Ирина, так там тоже все ясно как белый день, влюблена в тебя как кошка. Но у остальных-то столь неоспоримых доводов нет, может, подкинешь?

Командир молча выслушал обвинительную речь, отложил в сторону меч, который чистил, и поднялся на ноги. Взглядом обвел сидящих за соседними кострами воинов, все они смотрели на него, в ожидании ответа. Каждый готов отдать жизнь, но должен знать ради чего. Ближе всех сидели перечисленные Тавром друзья. Олег, равнодушный ко всему земному, чистил секиру, Ирина бледная как смерть смотрела огромными глазами в костер и молчала, Владимир оторвался от копания в сумке и поднял голову, тоже ждет.

– Мы все прошли вместе через многие испытания, но завтра я не подвергну ваши жизни опасности. Я вовсе не собираюсь осаждать город или брать его штурмом, вы все будете лишь свидетелями, – он помолчал, смотря вдаль. – У меня личное дело к кесарю Венезийскому.

Он пошел прочь от костра, к вершине холма, за которым раскинулся лагерь, под раздавшийся шепот и восклицания. На вершине командир застыл, как каменное изваяние, смотря на город, который ненавидел всем сердцем.

– Завтра все решится... Завтра. Сегодня последняя твоя ночь, кесарь, наслаждайся. Завтра будешь спать уже в другой постели.

 

***

 

Палящее, жаркое солнце, давящее на плечи и голову, хочется упасть и никогда больше не подниматься, но надо идти. Стены города вырастают из ниоткуда прямо перед носом.

Иди, иди, богатырь, не падай. В городе отдохнешь.

Сильная рука подгоняет шлепком по затылку, заставляя рывком пробежать несколько метров. Мальчик идет, не падает, хотя сил уже и нет. Долго они шли с дядькой Олегом, очень долго. Давно осталась позади родная деревня и опустевший дом, соседские мальчишки и могила отца, безоблачное детство... Тихий и спокойный мир рухнул в минуту, когда глаза семилетнего мальчика увидели бездыханное тело отца.

С тех пор Славка не знал ни покоя, ни отдыха. Дядька Олег молча собрал кой-какие вещи из дома, о чем-то переговорил со старостой, взял мальца за руку и повел прочь. В пути говорили мало, да и сил на это после дневного перехода уже не оставалось, а воин все подгонял, будто опоздать боялся.



Дайре Грей

Отредактировано: 08.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться