Мамочка из 21-го бокса

Размер шрифта: - +

Глава VII. «Amore dei», или Чудеса случаются!

Тот гончар, что слепил чаши наших голов,

Превзошёл в своём деле любых мастеров.

Над столом бытия опрокинул он чашу

И страстями наполнил её до краёв.

Омар Хайям.

 

***

«Ты где шлялась?» - спрашивал меня муж, стоявший на пороге квартиры. «Работала,- ответила я, подзывая к себе Варюшу.- Иди, милая, иди…»

Малышка подбежала ко мне и обняла своими маленькими ручками. «Ма-ма»,- протянула она.

«Любимая моя», - гладила я её по голове.

«Где ты шлялась, я повторяю, - смотрел он с высоты своего роста на меня, стоя у кухонного стола. - Никак у Женечки в больнице была? Всё-т флиртуешь!» «О чём ты?» - вопросительно смотрела я на него. Он кинул меня на маленький угловой диван и сорвал с ног босоножки. «Вот что я с тобой сейчас сделаю», - разъярённый муж разорвал обувь на две части.

- Что ты делаешь? - испуганно спросила я.

- У меня голова скоро взорвётся от ревности! Ходишь, крутишь своим задом везде! - размахивал он своими длинными и большими руками.

- Где кручу? Перед кем? Перед маленькими детьми что ли? - пыталась я вступиться за себя.

- Не оправдывайся,- он подошёл ко мне поближе и, схватив одной рукой за голову, другой ударил по щеке.

Кожа под  правым глазом тут же загорела красным жаром и от боли и обиды у меня хлынули слезы. Он сел мне на грудь, зажав мои руки своими коленями, и продолжал хлестать. Варя заплакала и прыгнула мне на лицо, чтобы тот не смог больше ударить. «Ма-ма!» – кричала она в то время, как он отдирал её от меня. «Варечка, мы играем… Мы просто играем! – сквозь слёзы улыбалась я, делая вид, что мне весело, чтобы не напугать ребенка.

Он же продолжал наносить мне удары, схватив за волосы и держа мою голову навесу. «Остановись, - шёпотом молила я. - Не при Варе. Пожалуйста, не при Варе». Но мои слова только раззадоривали его, и он отвешивал мне сильные шлепки по всему телу. Потом схватил за бок и повернул кожу так сильно, что казалось, она сейчас лопнет. Я закричала и укусила его за пах.

Пока он прыгал, схватила ребенка и, в чём была, выбежала на улицу.

Мои ноги ощущали каждый камень. Босиком я добежала до мамы, которая в растерянности не знала, что со мной делать дальше.

- В полицию иди! Заявление пиши! Не для того я тебя растила, чтоб какой-то урод руки об тебя свои разминал! Не для того! - расходилась она.- Вот я ему задам! Вот он получит у меня!

 - Ма-ам! - плакала я навзрыд на её плече. - Ну за что мне это? За что?

 - Не знаю, милая моя, не знаю… - гладила она меня по голове. - Ну неужели тебе ещё чего-то не ясно? Неужели тебе ещё чего-то не понятно?

 - Мам, я к нему больше не вернусь…

- И не надо. Я вас к нему и не пущу. Здесь поживёте.

Из комнаты на моё жалобное всхлипывание выбежали Танька с Юлькой: «Чего опять? В пожаре что ли кто-то сгорел вчера?»

- Нет, слава Богу! Нет! – отвечала я.

- А чего тогда плачешь?

Я подняла свое иссиня-красное лицо и посмотрела на сестру.

- Это кто тебя так? – закричала она.

- Не важно.

- Козёл твой? Убить его мало! Скотину этакую! Я тебя больше никуда не пущу – у нас жить будете.

Она взяла Варюшку на руки и отвела на кухню: «Чаю?»

 Пока Танька разливала горячий напиток, я мыла в ванной ноги. Своего синего тазика я не нашла и, не придумав ничего другого, запихала ногу в раковину и вымыла её прямо там. Также поступила и со второй ступней.

Красная и опухшая я сидела на табуретке и смотрела, как Варенька пьёт из блюдечка чай. «Мам, поплобуй!» - просила она меня, протягивая маленькую тарелочку. Она вытягивала губы трубочкой и дула на чай: «Я остудила тебе…»

***

Некоторое время мы жили у мамы. Кстати сказать, Николаевна ночевала у нас три дня, за которые успела с ней сдружиться, а потом, когда Женьке стало легче, она забрала его из больницы и они уехали к себе.

О случае в детском доме вспоминали часто, но работать я там больше не смогла. Маленького Серёжку было жаль лишь первую неделю, потому как выяснилось, что из далёкого посёлка Хелюля, что в самой Карелии, за ним приехала родная тётка, такая же белобрысенькая, как он, и с голубыми глазами. У самой у неё детей нет, а про этого малыша лишь недавно узнала. Забрала его. Знаю только, что её Аллой, вроде, зовут и работает в сельском ДК директором. Владлена сказала, что тётка она по виду добрая. Ну, номерами на всякий случай обменялись, если что, можно будет позвонить…



Мария Хаустова

Отредактировано: 09.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться