Мандариновые сны

Размер шрифта: - +

12. Новый день

Просыпаться не хотелось, но в сознание неожиданно прокрались какие-то звуки, мешая наслаждаться подаренной Морфеем негой и дальше. Еще никогда утро не приходило так неожиданно. Никогда не казалось таким скорым и неуместным. Маша предпочла бы не лежать сейчас не на уютном диване незнакомого дома, не рассматривать гостеприимное убранство и не чувствовать одинокую прохладу. Ей отчаянно хотелось назад, в свой слишком явный на этот раз сон. Туда, где кроме сияния камина и снежных отблесков на стеклах не было иного света. Куда не проникал ни один посторонний звук, кроме жадных стонов и горячечного дыхания Ивана,  его всепроникающих рук и губ.

На диване, кроме нее, не было больше никого. И никаких следов присутствия того, кто всю ночь лишал ее рассудка. Или снился? 

Под ногами заскрипели половицы. Девушка прошла к окну, рассматривая залитый зимним солнцем двор. Совсем незнакомое место… Вся одежда по-прежнему была на ней, даже почти не примятая после сна. А ведь Маша хорошо помнила, как падали на пол один за другим предметы одежды, когда двое опьяневших друг от друга человека торопились избавиться от нее.

Если выскользнуть из ее сонных объятий мужчина еще мог бы, то одеть, да так, чтобы она ничего не почувствовала…

Маша осмотрела комнату, пытаясь разобраться в происходящем, и обнаружила потухший камин, идеальный порядок – и пустоту. В доме никого не было.  И не было следов их вчерашнего сумасшествия.

Сердце заныло, как всегда, когда она пробуждалась после своих фантастических мандариновых снов. Но сегодня было больнее. Намного.

Слабо различимый аромат солнечных плодов витал в комнате, но, кроме него, больше не осталось никаких запахов. Ни терпковатого мужского парфюма, ни аппетитного ужина. Даже кошки нигде не было. Как будто ее присутствие что-то значило бы! Маша заглянула в кухню, озадаченно рассматривая тщательно вымытую и расставленную по полкам посуду. А ведь вчера что-то оставалось после их пиршества, если только на самом деле не привиделось ей. Она не чувствовала голода, но причиной мог быть совсем не сытный ужин накануне: девушка довольно часто по утрам чувствовала себя так же.

Вернулась в комнату, и, присев на краешек кресла, потянулась за мандаринкой. Сладковатая свежесть мгновенно утолила жажду, но сердце заныло сильнее, напоминая о том, что пригрезилось в волшебную новогоднюю ночь.

«Домой. Я хочу домой», – пришедшая в голову мысль показалась разумной и спасительной. Вернуться туда, где все привычно и знакомо. Подальше от этого невероятного места…  

Во дворе она рассмотрела фигуру того же мужчины, что встретился ей вчера. Высокий, седой, лишенный эмоций. Равнодушный страж этого загадочного места.

– Выспалась? В холодильнике достаточно еды, можешь выбрать себе, что захочешь.

– Я хочу домой, – повторила вслух то, что настойчиво стучало в висках.

В его глазах на один миг мелькнуло недоумение, потом он пожал плечами и кивнул.

– Трасса – за деревьями. Пару минут пройти вон по той тропинке. Скоро будет автобус, так что, если хочешь, поторопись.

– Спасибо за ночлег…

Она не нашла в себе сил спросить что-то еще, и со двора выбежала так быстро, что едва не упала на заснеженной тропинке. И не останавливалась до самой трассы, где действительно вскоре подошедший автобус стал спасением. Или наказанием, унесшим ее от того места, где осталось сердце.

Собственная квартира встретила тишиной. Огоньки гирлянды медленно мерцали, как и накануне вечером, когда Маша на короткое время выскочила в магазин, намереваясь вскоре вернуться. Полунакрытый стол, яркая упаковка подарков под елкой, полный еды холодильник…  Но минувший праздник здесь не ощущался, несмотря на множество его атрибутов. Все было обыденно, безлико и скучно. Неужели это ее дом? И именно таким она представляла себе праздник совсем недавно? Вот в этой обстановке, которая хоть и не нагоняла тоску, но даже отдаленно не напоминала ту сказку, из которой Маша вернулась. Мир, где все воспринималось иначе. Где пела душа. Где она чувствовала себя сама собой и не старалась угодить тому, кто рядом.

Девушка присела на краешек кресла и задумалась. Как с ней могло случиться такое? Ведь до вчерашнего вечера, точнее, до прошлой ночи, все казалось абсолютно правильным. Ее устраивала подобная жизнь, и не возникало потребности что-то изменить. Да, были вещи, с которыми Маша в чем-то не соглашалась, существовали затаенные мечты… но они мечтами и оставались. Мало ли какой может оказаться фантазия!

Заставила себя позвонить маме, убеждая ту, что с ней в порядке, она вернулась и чувствует себя прекрасно. Это и ложью не было: физически Маша на самом деле ощущала себя почти идеально. А сердце? Ну так и ему не о чем болеть, не в том она возрасте уже, чтобы сокрушаться о внезапно завершившемся сне. Грустно, да, но не рыдать же ей из-за этого?

Все прошло, как проходит любой праздник, даже самый долгожданный. А впереди – обычные будни. Работа, быт… Олег... Маша так и не стала ему звонить. Представляла, что услышит, и была к этому не готова. Чуть позже они обязательно поговорят, но не теперь.  Сейчас лучше поехать на работу, хоть это и глупо делать первого января. Там не будет никого, кроме охраны, но ее обязательно пропустят, если сошлется на неотложные дела.



Anna Yafor

Отредактировано: 28.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться