Манекен

Размер шрифта: - +

Искусство выбирать одежду. Инструкция для мужчин


Я стою и смотрю через стекло. Ветерок от кондиционера колышет мини-юбку, на глазах у меня солнечные очки, такие темные, что через них не видно глаз.  Грудь едва прикрыта цветным топом. Спина откинута назад, лицо подставлено воображаемому солнцу, ноги вывернуты, чтобы изображать полет легкой походки. Я держу руки на весу в приглашающем жесте. Спина и колени должны испытывать адские муки, но я не чувствую ничего.

Я манекен.

Сейчас я изображаю летнее настроение, легкость и свободу, а также продаю эту юбку и очки, внизу у ног стоит ценник с четко вычерченной двузначной цифрой и рядом через черту чуть мельче шрифтом вездесущие 99 центов. Наш Дмитрий Сергеевич хорошо разбирается в моде и стиле, и я всегда с замиранием жду, во что же он оденет меня в следующий раз. Дмитрий Сергеевич — это по ведомости, а в жизни - Димон, Димка, мой Дима. Не то что эта, с кассы. Я даже имени ее запомнить не могу.

Я смотрю сквозь стекло на проходящих людей, женщины оценивающе оглядывают топ и юбку, потом ценник. Мужчины пялятся на грудь. Я слушаю звуки торгового зала.

- Подожди, еще сюда зайдем и все, - уставший хрипловатый голос, девушка в джинсах, предательски обтягивающих располневшие бедра, за ней уныло плетется ее спутник. Готовя себя к еще одному раунду по примерочным, он оглядывает пуфики для примерки обуви, чтобы пересидеть неизбежное.

Девушка скрылась среди рядов одежды, мужчина сел, упершись взглядом в вывешенную вдоль стены прошлогоднюю коллекцию платьев, немного посидев так, достал телефон и слился с фоном.

---

Они уже были здесь. Тогда на мне была короткая подростковая шубка, полусапожки, шарф.

Они зашли, держась за руки. Ходили по рядам, и рассматривали сначала джинсы и женские свитера, потом мужские рубашки. Долго ничего не примеряли, ходили как дети на экскурсии в музее, проверяли ценники.

Новые белые туфли совершенно не шли к ее вытянутой кофте и серой юбке - слишком были они торжественны, словно со свадьбы. Каблучки громко стучали по ламинированному полу, так что продавцы сразу обращали на пару внимание - подходили быстро, с улыбкой, что-то предлагали, и спустя секунду снова возвращались к стойкам с одеждой. Девушка уверенно переходила от ряда к ряду, а парень старался ее обнять, когда она иногда останавливалась, чтобы рассмотреть какую-то вещь. Потом она выбрала - недорогой, очень яркий, полосатый джемпер и джинсы. Они прошли к примерочной.

- Ну как? - голос девушки был немного низким, с легкой хрипотцой, как у начавшего курить подростка.
- Ну, ...  я думаю, хорошо! - парень подыскал простой безопасный ответ, чтобы не оконфузиться.
- А с этими джинсами? - девушка, похоже, уже приняла решение, ему нужно было просто его угадать.
- Тоже хорошо! - парень не знал, что сказать, для него джинсы - просто джинсы. Он не знал, что они бывают с низкой посадкой и высокой, клеш, зауженные, скинни или джеггинсы, а знал бы, никогда не сказал бы просто "тоже хорошо". Но ему хотелось быть для нее экспертом во всем, поэтому он добавил:

- Подчеркивают фигуру!

C этими словами девушка озабоченно стала крутиться влево-вправо. А я подумала — вот любовь, это что? Парочки приходят, начинают что-то выбирать, он за ней, она ходит, оценивает все, и потом возле примерочной начинается этот танец реплик и потом они выходят с покупками или без, с мыслями - "вот разведусь" или "она сама не знает, что хочет". Кто-то, как после чувственного вальса, кланяется продавцам, и возвращается назад в мир с покупками, а кто-то идет назад, глядя каждый в свою сторону или нервно листая странички в телефоне.

Джинсы они тогда не купили.

Может любовь — это когда он ничего не знает про джинсы? Нужно запомнить, интересная мысль. Я давно работаю над одной штукой...

---

Через полгода они снова появились у нас, меня тогда поставили рядом с примерочной и одели в весеннее платье и тяжелые белые сапоги на шпильках, на руку повесили большую яркую полосатую сумку. Перед открытием Дима долго ходил вокруг меня и что-то обдумывал, то подходя ближе, то отдаляясь и рассматривая меня как картину в галерее.

Они пришли ближе к полудню, снова ходили по рядам, что-то выбрали и после мужчина терпеливо стоял рядом с примерочной и ждал. После недолгого шуршания и минутной паузы она позвала его, он приоткрыл полог.

- Ну как тебе?
- Слушай, это твое. Очень идет.
- Серьезно? А с этим шарфом?
- Красный отлично оттеняет.
- Мне не нравится... А если так?
- Синий это твой цвет.
- А если с шарфом снова?
- С красным ты яркая!
- Да, он какой-то... напыщенный.
- Хорошо, давай снова синий?
- Сейчас. Вот.
- Да, твой цвет.
- Ты думаешь?
- Да.
- Я не совсем уверена, такой слишком теплый.
- Тебе нравится?
- ... Да.

Тогда они вышли через некоторое время спокойные, удовлетворённые, покачивая пакетами с покупками и он по-прежнему шел рядом слегка позади, чтобы в любой момент обнять или сказать что-нибудь хорошее. Обнял ее, когда выходили.

А мой Дима потом добавил к моему образу легчайшую шубку. Может, любовь — это когда он рядом и слегка позади?

---

- Подойди иже, - громкий шепот.

Он встал и поискал взглядом вокруг примерочную, они у нас в углу, не сразу найдешь. Подошел, оттянул полог, посмотрел.

- Отлично.
- Ну же, мне идет? - в голосе чувствовалась легкая неуверенность.
- Я же говорю, отлично.
- А к сумочке?
- Не знаю. Да, идет. За такие деньги.
- Ну не слишком же?
- Вообще тебе нужно что-то на зиму, теплое, а не это.

Слышалось шуршание.

Вот. Теперь ясно. Любовь — это когда он знает, что ей нужно!

Они вышли с пустыми руками, сначала она, потом он следом, задерживаясь взглядом на ценниках и вопросительно взглянув на охранника, который мялся у выхода.



Сергей Алпаев

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться