Манкая

Глава 21

- Отпусти, - просила Юлька Широкова, а он только головой мотал и тем самым заставлял ее смеяться! – Отпусти, Митя! У меня есть одно важное дело.

- Какое? И что может быть важнее, чем я? – наглый и счастливый Митька захватил Юлькины руки и крепко держал их.

- Ничего! Но мне, правда, нужно уйти, - тон ее стал серьезным, и Митя отпустил тонкие запястья.

- Ты вернешься?

- Если ты этого хочешь, - плохой ответ и он, разумеется, Широкову не понравился.

- А ты хочешь? Юль, без шуток. Я не хочу тебя отпускать. Зачем спрашивать, хочу ли я, чтобы ты вернулась? 

- А я не хочу уходить. Но, должна, - все, дошло до Митьки куда и зачем она собралась!

- Ты к Кириллу?!!!

- Да.

- Нет. Зачем? – спрашивал и понимал, что идти ей надо, и вопрос он задал тупейший, - Хочешь рассказать ему? Юль, я могу пойти с тобой. А еще лучше, я сам ему расскажу.

- Нет. Я должна сама, понимаешь? – Митька понимал, но решительно отказывался отпустить Юльку к мужу.

- Не могу. Честно. Не могу я тебя туда одну отпустить!

- Пожалуйста, Митенька, - поцеловала нежно и как теперь ей отказать? – Я не думаю, что вернусь скоро, но я обязательно вернусь.

  Широков злился, но и понимал, что это правильно! Притом, счастлив был как влюбленный малолеток, впрочем, таким он и был, если убрать «малолетка».

- Я буду за дверью! И не спорь!

- Я очень прошу тебя не делать этого. Я буду знать, что ты ждешь и волнуешься, и не смогу думать ни о чем, кроме тебя. А мне сейчас понадобятся все мои силы и мысли. Прости меня, Митя. Я сплошные проблемы тебе создаю.

- Опять? Юль… А я тебе проблемы не создал? Ты из –за меня должна сейчас отчитываться перед мужем. Кто тут проблема?

- Напасть? Ярославская, - Юля улыбалась.

- Напасть московская! – Митька покачал головой и тоже улыбнулся.

  Они выяснили, как величали друг друга мысленно, и удивились сходству фраз и ощущений. Хотя и рады были любому намеку или случайности, говорившим о единстве мыслей.

  Юля встала и направилась в ванную. Там она долго стояла перед зеркалом и изучала свое отражение. Что видела? Ну…вопрос сложный, хотя в данном случае очевидный. Зеркала редко лгут. Это мы себе лжем, когда видим в отражении нечто, что нам не по нраву. Располнела?? Нет! Это зеркало увеличивает! Побледнела?? Это освещение такое! Лохматая?? Это сейчас модно, да  и живенько так! Ну и так далее… А Юлька старалась себе не лгать. Вот и сейчас, видя свое лицо, счастливое и сияющее, поняла, насколько рада быть с Митей. И не только это…

  Да, Юлька странное, непонятное создание. Наверно потому и подумала о Кире! Каково ему было возвращаться от любовниц к ней. Вот только он был в постели и горячо целовал желанную женщину, а тут надо идти домой и врать надоевшей жене о любви, работе. Не жалела она его, но понимала, насколько тяжело это все. Правда, забывала она о том, что есть на свете люди не такие как она, совестливые. Кира не страдал этим чувством, ну не входила совесть в список его встроенных опций. А в Юлькиной прошивке это качество стояло на одном из первых мест. Кире тяжело не было. Его «походы» радовали его тем, что уверен он был в собственной хитрости и изворотливости. И там успел и тут не сплоховал. Как –то так. А Юлька?

  А она, приняв свои чувства к Мите, отдавшись ему, испытывала вину! Однако, месяц на Канарских островах не прошел для нее даром. Кира просил дать им шанс, и Митя просил. А она, Юлька, сделала свой выбор. Мысль прекрасно угнездилась в ее головке и не дала сорваться в очередной моральный кризис. Да, придется сказать Кире, что шанса она ему не даст, но ведь и она обещала подумать, а не отвечать согласием.

  А тут надо сказать спасибо Джеки! Гранд дама своим «тонким психологическим вмешательством» слегка поправила Юлино мироощущение.

  Приняла Юлька душ, расчесалась, завернулась в махровую простыню и вышла в гостиную. А там уже стоял Митька, разглядывая футболку, в которой накануне Юля к нему выскочила.

- Помнишь, я про Знак тебе говорил? Вот он, - Митя развернул футболку и Юлька прочла «Вместе навсегда!» - Когда увидел, сразу понял, мы будем вместе.

  Бедная Юленька даже губу закусила. Ну и как теперь сказать ему, что футболка та из парной с Кириной? И что фраза эта вовсе не для Мити, а?  Откуда –то их глубины ее профессиональной памяти выскочило слово «компромисс»! И сразу же пришлось по душе нашей москвичке. Она закажет новые футболки с такими же надписями и одну из них отдаст Мите! А эту выкинет или сожжет. Да, женщины охочи до таких вот ритуалов. Ну и модные журналы играют в том роль не последнюю! «Соберите в коробку и сожгите все вещи, которые напоминают Вам о бывшем»! Бред какой. Сожгите и себя тоже. А, что?! Тело, которое помнит его объятия и голову, в которой мысли все о нем. С другой стороны, если это помогает, почему нет? Но, все равно, бред.

  Юлька подошла к Мите, обняла, поцеловала и совсем не захотела уходить!

- Я не знаю во сколько вернусь, Мить. Ты прости, у меня нет представления о том, как все это происходит.

- Юлька, прошу, перестань извиняться. Передо мной ты ни в чем не виновата. Не была и не будешь. Забудь это слово, ладно?

- Я постараюсь! – получила серьезный поцелуй от напасти ярославской, с трудом выпуталась из его теплых рук, оделась и пошла к выходу, хитро улыбаясь сунула ножки в его огромные тапочки и выдала - Митя, когда ты перестал отвечать мне, я очень испугалась. Подумала, что с тобой случилось что –то. Не исчезай больше. Я знаю наверняка, что этого не переживу. Можно, я скажу в последний раз «прости меня»? Ты прости, что так долго ехала к тебе и заставила переживать.

  Широков стоял сейчас в собственном холле и слушал ее признание. Понял, что сорвалась она неожиданно и прилетела в Москву сюрпризом только потому, что боялась за него, Митьку. Призналась, таки, напасть московская в своих чувствах! Вероятно, хотел он услышать «люблю», но ведь признания разными бывают. Даже без этого слова, верно? Например: «Я не могу жить без тебя!», «Ты самое дорогое», «Как долго я тебя искала/ждала». В Юлькином случае- «Я не переживу, если ты исчезнешь».



Лариса Шубникова

Отредактировано: 08.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться