Мар. Homo Insignis

Глава 10. Новобранец.

Первым делом Карх решил всё-таки записаться добровольцем. Хоть это и не входило в его планы изначально, но минусы текущего гражданского статуса он уже увидел. Не обязательно же бросаться в гущу схватки и рисковать жизнью, в крайнем случае можно, как и большинство, спокойно нести службу внутри стен.

Пункт вербовки ополченцев пустовал. Это в первые дни сюда согнали поголовно всех игроков, а после восстания больше половины «добровольцев» тут же сбежало. Кто-то потом вернулся, но таких было не много.

Все магические классы, даже шаманов и жрецов[1], магистр Артурис сразу после отражения первой волны забрал под опеку гильдии магов, минуя запись в ополчение. А вступив в должность председателя городского совета позвал к себе всех игроков десятого уровня, не взирая на классы. Происходило это действительного на добровольной основе: и тех, кто хотел стать крафтером или уже прокачал ремесленный навыки никто силой не держал. За это игроки боготворили нового председателя, а местная элита (знать и главы ремесленных гильдий) люто ненавидела.

Сейчас домик, прозванный военкоматом, посещало не более пяти-шести человек в день. Это при том, что в Мевине собралось порядка тысячи игроков. Пожилой вояка, сняв верхнюю часть экипировки скучал за огромным столом с бумагами. Молодой игрок, лет семнадцати, и всего лишь пятого уровня, нацепив шлем и броню с чужого плеча упражнялся с чужим же оружием. Движения парня показались Карху неуклюжими, но серьёзное и сосредоточенное лицо не вызывали смеха. Жрец, неопределённого возраста от сорока до семидесяти, в сереньком балахоне со стилизованными языками пламени, отложив посох и тихо повторяя какое-то заклинание или молитву, ходил из угла в угол, изредка подглядывая в маленькую книжку.

Заметив посетителя все отреагировали по-разному: служитель богов, мельком взглянув, продолжил свои дела; молодой паренёк попытался вернуть вещи владельцу, но был остановлен словами «приведи в порядок» и кивком отправлен в подсобку. Сияя от радости он скороговоркой поблагодарил ветерана, назвав его дядя Сур, и скрылся.

- Хочет сам открыть среднюю броню[2], - Виноватым тоном пояснил солдат. Но внимательней разглядев, кто перед ним стоит нахмурился и стал строже. – Что, то же решил сбежать перед второй волной? Опаздываешь, все ваши трусливые крысы ещё с утра тут побывали.

- Хочу вступить в ополчение. – Оправдываться или что-то объяснять Карх не собирался.

- Ну и как же тебя зовут, герой и где же ты пропадал всё это время? – Призрения в голосе опытного вояки убавилось, но не пропало совсем.

- Карх, прозвище Зубастый. Вчера с разведчиками пришёл из Болотного. А до этого отродий по лесам гонял. – Как он ни старался вести себя нарочито безразлично, удержаться от бравирования последней фразой не смог.

Бюрократический аппарат в игре работал на уровне недостижимом для реального мира, если обратное не было задумано специально, поэтому уже через минуту «военком» достал личное дело прибывшего гоблина. Быстро пробежав глазами, десятник удовлетворённо кивнул.

- Нет подтверждения об уровне и классе от наставника, но это поправимо. Орид! Хватит бухтеть, работа по твоей части. – Жрец, глубоко вздохнув, спрятав книгу и подобрав посох, подошёл к гоблину и, простерев над его головой руки, закрыл глаза. – Подтверди класс Браконьер-отшельник… Или назови новый – этот бродяга у наставника ещё не был, так что может он не охотник, а трепло обыкновенное?

Сначала ничего не происходило. Жрец морщил лоб, сопел и хмыкал. Как вдруг его глаза резко открылись и в них чётко читался страх.

- Головорез! – Вскрикнув старик попытался отскочить от опасного гостя и защититься посохом, но под кадык ему уже упёрлось остро заточенное самодельное копьё.

Десятник вскочил со своего места и потянулся к пустым ножнам, а гоблин-головорез уже занёс вторую руку с кистенем для удара.

Есть классы, которые просто так за отстрел зайчиков по лесам не дают. Головорез – это многократное превышение убийств разумных над дикими животными, монстрами и нежитью (в мирное время за пределами арены). Не зря этот класс объявили запрещённым.

Сурам получил своё звание не за красивые глаза и считал себя неплохим рубакой, но против такого противника без оружия он не справиться, и даже то что их двое не сильно поможет. Жрец уже можно считать предстал перед своим покровителем.

- Стой! Стой, у-у-у него нормальная карма. – Старик уже опустил посох, демонстрируя миролюбие, и теперь просто стоял, высоко задрав подбородок, стараясь держать шею подальше от острой деревяшки. – Семь это чуть ниже обычного, но всё равно допустимо.

- О чём ты вообще говоришь, это невозможно. – Сурам уже сто раз проклял себя за то, что отдал меч сопляку, а копьё и щит вообще не взял.

- Говори. – Несмотря на то, что гоблин не сводил взгляд с десятника, Оридий понял, что обращаются к нему.

- За сам запрещённый класс тебе ничего не будет, клянусь Мардисом владыкой пламени. Наказание только за отрицательную карму, которая должна была у тебя быть после стольких убийств. Десять – это карма обычного горожанина. То, что у тебя всего лишь семь - это обычное дело для бродяг, выше пяти мы даже не докладываем городской страже. - Слова жреца никак не отразились на действиях гоблина. Слова словами, но пожилой вояка попытался на него напасть.

- Орид, поцелуй тебя кобыла! Зачем ты вообще это сказал? Тебя просто просили подтвердить его класс. – Сурама бесила ситуация в которую он попал по собственной глупости. Жрец после окрика десятника вспомнил о своих обязанностях и свиток на столе тускло подсветился. На бумаге как водяной знак проступил алый язык пламени, закрученный против часовой стрелки в спираль. Жрец не подвёл, и десятник быстро смекнул, что гоблин не будет нападать на них (по крайней мере открыто) жертвуя кармой. А откуда у него трупов за спиной – не его дело. Может он защищался.

- Всё, Зуб, боги подтвердили твои слова. Спрячь свои игрушки.



Грачёв Павел Витальевич

Отредактировано: 05.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться