Мар. Homo Insignis

Глава 11. Преимущество высоты.

Нападение уже началось. К счастью, Мевин осаждала не разумная армия, а полчище обезумевших монстров. За исключением «волн», отродья не связываются с противником, сильно превосходящим по силе, тем более прячущимся за укреплениями. Сегодня же их на убой гнал сценарий события.

Магические силы города успели прибыть раньше стражи и ополчения. По стенам уже рассредоточились бойцы мантии и посоха, и отовсюду слышались окрики старших: «стоп АОЕ, беречь ману», «по фокусу работать, по фокусу». И если у ополченцев все десятники были НПС, то магами командовали такие же игроки.

Сам магистр Артурис с другими высокоуровневыми НПС стоял в сторонке и что-то говорил людям, склонившимся над маленьким походным столиком с картой. Простенькая серая мантия сильнейшего человека в городе с парой серебристых аппликаций выглядела весьма скромно на фоне дорогих лат других членов совета и просто влиятельных граждан. Единственное что говорило о том, что мантия чародея не так проста, это металлический отблеск подкладки. А ведь из-за низкой грузоподъёмности магам очень тяжело носить доспехи, даже кожаные.

Все собравшиеся обладали одиннадцатым уровнем, а маг, как главный в городе на данный момент, был двенадцатого. Бродяги, проходившие мимо были поражены не количеством высокоуровневых неписей в одном месте, а телохранителями магистра. И если танк и маг, одетые в топовую экипировку, вызывали скорее зависть, то девушка в облегающих кожаных доспехах с тонким мечом и кинжалом вводила в ступор надписью: «Секретарь Председателя Совета Мевина ур.11»[1].

Будь она НПС никто бы не обратил внимания, но многие игроки знали её лично. Эгида стала одной из первых игроков, кого приметил и забрал себе Саэль Артурис, тогда ещё просто Глава городской магической гильдии, ныне же председатель городского совета. Уже через несколько секунд коллективного перешёптывания люди пришли к выводу, что дополнительный уровень она получила вместе с официальным статусом, но это считалось не возможным до сих пор.

Перейти к обсуждению вопроса «как?» ополченцам не дал громкий приказ выдвигаться на позиции. Но то, что новость об открытии оверкапа для игроков станет главной после осады не вызывало сомнений. И мало кто обратил внимания, как резко поднялся градус спора среди руководства, когда к дискуссии присоединился капитан Марель.

Картина, представшая перед лучниками первой роты, не поражала масштабностью. Змееголовые отродья набегали из леса по одиночке или мелкими группами. Поля, с которых недавно убрали урожай давали прекрасный обзор, но и позволяли маневрировать наступающим. Зато вырытые ямы и вкопанные заграждения снижали скорость тварей, чем пытались воспользоваться маги.

Заклинания, которыми они атаковали, были пока самыми простыми – «стрелы» различных стихий. Скорость полёта таких чар в основном уступала настоящим стрелам (кроме стрелы ветра из стихии воздуха), хотя много зависело от взятых навыков; да и промахивались маги частенько.

В самом начале (как и прошлый раз) врагов было не много. Пока ни один змееголов даже не добралась до дистанции своего плевка, а подошедшие стрелки и всевозможные метатели закрепили сложившуюся ситуацию.

Карх посмотрел на полные колчаны; ремесленные гильдии неплохо постарались и на каждого стрелка приходилось под сотню снарядов, причём ближе к полудню запас должны были пополнить. На этом фоне его три стрелы выглядели ещё более жалко.

- Не парься, и нам ещё хватит.  – Заметно нервничающий Пуп подошёл к своему новому знакомому. – Прошлый раз они поначалу по одному шли, первые часы даже работу в полях не прекратили, а под конец эта погань в три слоя по головам друг другу лезла и стеноломы пожаловали. В первой волне их было аж пять штук.

Спустя час стрельбы по двигающимся мишеням наступило временное затишье. Однако ни ополченцы, ни солдаты не праздновали победу. Люди восстанавливали выносливость и ману, пополняли запасы, подоспела кухня с сухими пайками. Два десятка стрелков и несколько магов послали вдоль стен добить отбившихся одиночек. Городской гарнизон решили разделить на две группы и усилить ими фланги. По сути профессиональных солдат выводили в резерв.

Маленькая передышка закончилась, и натиск отродий стал усиливаться. Их всё ещё не хватало, чтобы создать угрозу для людей на четырёхметровой стене, но то здесь, то там отдельные твари смогли прорываться на дистанцию плевка. Появились первые раненые, пока легко.

Карх достал лук и вернул тетиву на место. Имея в запасе всего лишь три стрелы, он не мог присоединиться к общему веселью, всё что ему оставалось это просто смотреть. И он смотрел, очень внимательно…и ждал.

Цель, которую он выбрал двигалась довольно быстро, и на пути у неё не было ловушек или других препятствий. Против таких отродий приходилось использовать боевые умения, чтобы хоть как-то замедлить их или покалечить, после чего они становились лёгкой мишенью для магов. В противном случае именно такие экземпляры добирались до стен и атаковали ядовитой слюной.

Траектория немного ломаная, но предсказуемая. Его взгляд сфокусировался на правой передней лапе. Вот монстр ставит её на землю. Опирается, перенося центр тяжести. Поднимает и делает шаг на пол метра вперёд, снова опускает, переносит вес, переставляет и опускает…

Стрела уверенно легла в небольшую выемку, а рука мягко потянула тетиву. У Карха не было ни соответствующей перчатки для стрельбы, ни кольца, но это не важно – он привык. Вдох, лапа опускается на землю. Выдох, лук довольно гудит низкой нотой и калёное железо на тонком древке глубоко входит в опорную конечность, а в логах появляется сообщение о критическом попадании.

Монстр не свалился, как ожидал гоблин, но резко потерял в скорости. Отродье успело сделать не больше пяти шагов, как припадающую на правую лапу лёгкую мишень добили чародеи.

За первой целью нашлась вторая, а затем и третья. Следующие попадания не были критическими и не приводили к хромоте, но лишали врагов набранной скорости, чем с удовольствием пользовались маги.



Грачёв Павел Витальевич

Отредактировано: 05.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться