Маргинальные новеллы

Размер шрифта: - +

Новелла I, Зло затаённое. ч.4

    Мальчишка привел его к дому на Зеленом взвозе. Бедный квартал на самой окраине Гвенара являл собой жалкое зрелище. Под ногами было зыбко от песка. Незамощенная дорога спускалась прямо в реку. Погрузившись в воды по самый карниз, утопала в темноте башня старых укреплений. На земле были разбросаны снасти. В грязных переулках грудились дырявые лодки и прогнившие корзины.  Но беспокойство Джулиано внушило вовсе не окружение.
    — Я нашел вам мастера по замкам, — возвестил мальчишка, обращаясь к сидящим на ступенях мужчинам, когда они остановились у высокого, покосившегося дома с облупившейся штукатуркой. 
    С одним Джулиано был мельком знаком. Первое зерно беспокойства упало в душу и пустило тонкий корень. Крето – высокий, крепкий альб в прошлом занимался контрабандой. 
    Он встретил Джулиано с радушием, как старого друга, крепко пожал руку и представил своего подельника Дью. Объяснил, что с их взломщиком случилось несчастье – он сломал руку, а план давно готов и откладывать дело на потом, все равно, что отказаться от него вовсе. 
     Что Дью, что Крето напоминали вышибал, больших и бездумных. Когда же в дверях дома появился Идмар, Джулиано в провале предприятия сомневаться перестал. Друг распахнул объятья и сжал Джулиано до хруста в костях, а отпустив, спросил о маскараде и делах в целом. Обширного ответа он не получил, и, дальше вызнавать не стал, а лишь выразил свою радость от того, что они снова могут поработать вместе.
    Дело казалось на первый взгляд пустяковым. От Джулиано требовалось только отпирать запертые двери. В плане ему не было другой работы, и он мог бы порадоваться, если бы к тому времени не выяснил, что идея ограбления принадлежала наполовину Идмару, наполовину Крето. Джулиано не знал, какая из частей его беспокоит больше. 
    Идмар в ограблениях участвовал очень редко. Он обладал своеобразными понятиями о правильности, чести и достойных поступках, что накладывало отпечаток на всю его работу. Большую часть времени Идмар посвящал себя иным почти законным делам, и когда брался за что-то преступное, то толкала его на это обязательно какая-то высшая цель — честь дамы, месть, или, например, восстановление справедливости. 
    Будь  Идмар немного образованнее, он наверно стал бы философом. 
    В делах он был удивительно изобретателен, выдумывал такие планы, какие не приходили на ум даже самым тронутым на голову стратегам. Однажды он предложил обчистить хранилище гильдии ювелиров, прокопав туннель из здания тюрьмы. И ведь верно, если в здании казначейства, дворце Стоццы и доме купца Мальери, располагавшихся по соседству, кто-то подкоп бы заметил, то в тюремных подвалах были прямо таки все условия для ведения земельных работ – темно, пустынно, а охранники  шума за криком пытаемых не заметят. К тому же потом подкоп можно будет использовать для того чтобы вызволять заключенных. Джулиано не знал смеяться или плакать от предложения участвовать в той авантюре.
    Крето же был резок и напорист, шел кратчайшим путем, не гнушаясь свидетелей, шума и сопротивления. И наследить умел знатно. Джулиано этого не любил. Больше всего на свете он уважал те преступления, что совершены с изяществом и смекалкой, изобретательности которых рукоплещут даже блюстители закона. 
    В этот раз выбирать не приходилось. Он подписался на работу, чтобы отвлечься, а, значит, лишние трудности только помогли бы ему не думать о Юнии Грате, мысли о которой все еще терзали его разум. 
    К выполнению плана было решено приступить в час ночи. Времени у Джулиано переодеться уже не оставалось, посему, избавив свой наряд от всего блестящего, он был вынужден идти на дело при параде. 
    Дворец, выбранный для посещения в ту ночь, располагался в приходе Святого Ригды как раз неподалеку от дома Двуликой. Здание старое и самого типичного для Гвенара вида – суровое и высокое как крепость снаружи, и богатое внутри. На фасаде не имелось ни гербов, ни флагов, а Идмар сказал, что живущий там мессер не состоит в гильдиях и дворянином не является, хотя лишними деньгами обременен.  Джулиано все это было безразлично.
    Его задача была проста – открывай, что велят, и не путайся под ногами. Никто из пятерых кроме него с замками ничего общего не имел, и двери обычно открывали, как это говорится, нахрапом. Крето, Дью и Идмар были дюжими ребятами, годными скорее для борьбы, чем для такого тонкого ремесла, как воровство, четвертый – тоже старый знакомец – Фавия – юноша хрупкого телосложения, и инфантильного вида по слухам являлся замечательным карманником. Он уступал Джулиано в возрасте и росте, и носил странную клочковатую прическу, часть прядей красил в ярко алый цвет, отчего иногда, встречая его в свете дня, можно было решить, что кто-то несколько раз ударил его по голове и кровь выступила у него тут и там. Что заставляло его выглядеть так приметно, Джулиано понять не мог, как не понимал по первому времени и какую роль он исполняет в этом предприятии.  Как оказалось вскоре, Фавия заставлял план Крето и Идмара работать. 
    Пока они вдвоем отправили немногочисленных охранников отдыхать в подвал, связав им рты и руки, Фавия велел Джулиано отпереть несколько дверей – в кабинет, спальню и большой зал и исчез сказать что-то Дью, следившему за улицей. Справившись с немногочисленными и легкими замками, Джулиано был отослан в вольное плаванье. 
    Он ходил по дому из конца в конец, заглядывая в комнаты и пытаясь угадать, кто же может их занимать. Обстановка выдавала в хозяине безвкусие и любовь к роскоши. Стены были расписаны орнаментами по последней моде. Высокие, теряющиеся  в темноте потолки блестели золотыми цветами и звездами, прячущимися в кессонах. Шторы из тяжелого бархата держали витые шнуры с кистями. Все, что могло подлежать переплавке и продаже, уносили Крето и Идмар. Хотя таких вещей, по мнению Джулиано, на то что бы окупить старания пяти воров, явно не хватало. 
    Серебряные вазы, украшения, немногочисленные сбережения. Предметы искусства, которые Фавия отбирал с видом знатока, в большинстве своем не представляли ничего выдающегося. Из двадцати полотен они взяли три, остальные Идмар зачем-то варварски испортил. 
    Чтобы не замечать беспокойства подельников, вызванного разочарованием от количества добычи, Джулиано поднялся на третий этаж, где находились жилые комнаты хозяев. У него горели руки, и он отпирал все замки, что встречал по дороге, хотя таковых было и не много. 
    Джулиано шагал по опоясывающей двор галерее, праздно открывал двери, и не находя ничего интересного, шел дальше, когда чутье заставило его остановиться. Вокруг было тихо, внизу, шурша галькой, двор пересекал Фавия. В кустах олеандра стрекотали сверчки. Луна скрылась за облаками.
     Джулиано сделал несколько шагов назад и заглянул в только что пройденную дверь. За ней располагалась спальня – кровать, огромный шкаф, черное жерло камина, на стене между окнами — гобелен со сценой охоты. Сундук вскрыт и все ценное вынуто. Он прошел дальше. В соседней комнате находилась женская мастерская, прялки, ткани, на комоде — нитки и веретена. Джулиано снова вернулся на галерею и в задумчивости закусил губу. 
    Расстояние, разделявшее две комнаты, было порядочным, а дверей между ними не было. Никто, кроме него, казалось, и не собирается проверять наличие тайников в этой части дома. Идмар искал что-то внизу, но в жилые покои не поднимался. Джулиано опрометью бросился в спальню и подлетел к шкафу. Чутье убеждало его, что за ним кроется дверь. Он раздвинул вещи, но встретил деревянную стенку. Постучал – пустота. Скинув все дублеты, тонкие рубашки и пояса на пол, но ничего не обнаружив, он принялся разыскивать щель или ручку, позволявшую отодвинуть преграду. Под его чуткими пальцами было только гладко отполированное дерево. 
    — Ты чего в шкаф залез? – спросил из-за спины голос Идмара. – Присматриваешь себе новую куртку?
    Джулиано отослал друга резким жестом. Идмар знал его привычки и не обижался.
    — Что там? – спросил он серьезно. 
    — Тайник.
    — В спальне…Любопытно, а я то его на втором этаже ищу. – Идмар потер руки — А, ну-ка вылазь. Хватит с этим мебельем чиниться. 
    Джулиано отошел в сторону, а Идмар, сложив все добро, что держал в руках на пол, попытался отодвинуть шкаф в сторону. 
    — Что за черт?
    Он, поплевал на ладони и повторил попытку. Шкаф, казалось, был прибит. Но, кто бы ни делал тайник, с Идмаром он явно не водил знакомства. Походив вокруг неподатливого объекта кругами, он упер руки в бока, почесал бороду, и подошел с твердым намерением во что бы то ни стало открыть эту дверь. Взявшись за стенку шкафа обеими руками, Идмар упер ноги в пол и потянул на себя. Раздался ужасающий треск, что-то позади шкафа оборвалось и рухнуло  (как оказалось позже, противовес), а в стене и вправду обнаружился проход. 
    — Прошу, — Идмар  изобразил вежливый приглашающий жест. — Как хорошо, что слуги у этого мессера дома не ночуют.  Нашумел я что-то.    
    В маленькой комнате не было ни окон ни света. В воздухе пахло пылью. Идмар принес фонарь – специальный, изготовляемый рудокопами, но любимый ворами — с отверстием только  с одной стороны, он давал направленный луч света, который в их делах был незаменим.
    — Дышать тут нечем, — высказал Идмар замечание вслух и обвел фонарем комнату. В круг света попали голые стены, сундук и стул.
    Джулиано вздохнул:
     — Может хозяин и сам не знал, что у него в доме есть лишняя комната, м? Здесь что-то все совсем запущенное.
    — Думаю, знал, — не согласился Идмар, обнаруживший в дальнем углу новенький стол. На столешнице нашлись письменные принадлежности и бумаги. Стол, на котором как дворец на площади возвышалось множество ящиков, явно использовали. Идмар вытряхнул содержимое всех ящиков, но не нашел в них ничего ценного.
    — Дай лучше я, — подвинул его Джулиано, и почти сразу за зеркалом, украшавшим центральную часть верхних ящиков, обнаружил сейф.  Он возрадовался, увидев очередной замок.
    Идмар одобрительно закивал. 
    — Сможешь его вскрыть?
    — Ты видел замок, который я не мог бы вскрыть?
    — Ладно, копайся.  Я скажу остальным, что мы задерживаемся.
    Замок, казавшийся на первый взгляд не слишком сложным, яростно противился вторжению. 
    Через пятнадцать минут явился Идмар, и радостно заявил, что они нашли в винном погребе еще один тайник. Джулиано не стал вызнавать, было ли там золото или напитки. Ему было даже все равно, если бы все его подельники напились и решили остаться во дворце на ночь. Сейчас для Джулиано существовал только сейф и ничего больше. Еще через пять минут пришел Фавия, молча осмотрел комнату, через плечо оценил взглядом как идет работа, постоял, дождался пока отмычка в очередной раз сорвется и смылся до того, как Джулиано, вскипая от негодования, попытался схватить его за шкирку.
    Потом снова пришел Идмар, напомнил, что выходить надо через парадный выход, так как до рассвета явится кухарка и другие служанки и лучше избежать с ними встречи. Он спросил, как дела с замком, и был выдворен оскорбительным жестом. Спустя пять минут, однако, он вернулся и сам принялся за оскорбления, назвав Джулиано в грубых выражениях черепахой, и предложив вынести на своем, как он выразился, горбу весь стол вместе с сейфом и взломщиком. Идея была дурная, но Джулиано усмотрел в ней зачаток здравой мысли. Вскоре он спрятал отмычки в браслет под рукавом и вышел из потайной комнаты, разгибая онемевшие от напряжения пальцы. 
    Сидевшие во дворе Дью и Крето встретили его с радостью, готовые двигаться к выходу, но он осадил их одной фразой.
    — Вы не видели в этом доме топор?
    Топора не нашлось и Джулиано пришлось воспользоваться кочергой, впервые в жизни прибегая к столь варварским методам. Он решил добыть сейф любой ценой.
    Когда кочерга первый раз вонзилась в лакированное грушевое дерево, он сморщился, словно всаживал металл не в мебель, а в живую плоть. Шум, разносившейся по маленькой комнате, резал ему слух, но в, то же время, был повод радоваться тому, что в  потайном помещении нет окон, и звуков никто больше не услышит. Через десять ударов Джулиано смирился и с мусором, и с шумом, и только остервенелое желание добыть сейф любой ценой имело для него значение. По совету отца Томы работе он отдавал всего себя без остатка.
    Спустя некоторое время, в груде обломков и щепок металлический ящик остался единственным целым объектом. Грушевый стол представлял собой жуткое зрелище, напоминавшее растерзанную тушу какого-то животного. Джулиано, вырвав сейф из стола, как драгоценную друзу из чрева гор, ощутил волнение. Тяжело дыша от усталости и непонимания, он сел на пол, обняв добычу, и не мог скрыть возникшего на лице смятения. Подошел Идмар и поднял друга на ноги, отряхнул его от мусора и пыли, и, словно почувствовав беспокойство, с кивком спросил: 
    — Что случилось?
    Джулиано не мог ответить внятно, не мог и не хотел. Сейф, который он держал в руках, был непозволительно легок, словно совершенно пуст. Время стараний прошло напрасно. Сложнейший замок скрывал за собой воздух. Хозяин, верно все содержимое забрал с собой.
    — Иди, я догоню, — сказал Джулиано другу, всеми силами пряча в голосе слабые нотки. 
    Он задержал всех, ради того что не имело никакой ценности, и чувствовал, что узнай они это сейчас, ему крепко достанется. 
    — А ты? – спросил Идмар, замерев у прохода.
    — А я заверну сейф во что-нибудь и пойду следом. Негоже таскаться по городу с таким заметным предметом. 
    — Твоя правда. Если отстанешь – будем в доме Крето, там, где встречались.
    Идмар ушел, и вскоре шаги зазвучали во внутреннем дворе. Шуршащий гравий вывел Джулиано из забытья. 
    Он глубоко вздохнул, и из последних сил принялся трясти сейф. Что-то внутри все же было. Маленький звонкий предмет несколько раз ударился о стенку, но кататься из угла в угол ему мешало какое-то препятствие. Оставалась надежда, что внутри железных стенок скрыт чистой воды изумруд или интрин. В противном случае Джулиано почувствовал бы себя окончательно разбитым. 
    Он вернулся в спальню, сдернул с постели простыню, и, обернув ей сейф и перевязав его шнуром от шторы, вышел во внутренний двор. 
    Небо начинало светлеть. Сверчки притихли, звезды гасли, близилось утро. Легкие облака окрасились нежно-желтым, а воздух был холоден и чист. 



Морозова Валерия

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: