Маргинальные новеллы

Размер шрифта: - +

Новелла III, Художник, который не умел рисовать, ч.2

За пятьдесят пять лет своей жизни Джулиано ни разу не выезжал за пределы Гвенара. Порой он покидал городские стены ради каких-нибудь ярмарок или праздников, что устраивались у ворот, но это случалось нечасто, и каждый раз он стремился поскорее вернуться назад. Снаружи Джулиано ощущал себя младенцем - голым и безоружным.  
Степи пугали его. Бескрайние просторы, что так манят путников, пробуждали в нем ужас. Так пугает ночное небо. Так пугает морская глубина. 
Дух дальних странствий был Джулиано чужд. Все что нужно знать о мире он знал и сделал вывод, что места лучше Гвенара не существует. Идмар - его лучший друг - в свою разбойничью молодость исколесил полсвета. Когда Джулиано не хватало впечатлений, он шел к Идмару и к его матери в таверну “Одинокий кипарис” и там слушал их россказни о какой-нибудь Ветре или Датуе. Если тетя Ида бывала настроена благодушно, она рассказывала дивные истории. Атаманша бывала даже в империи хельвов. 
А сейчас Джулиано предстояло самому отправится в путешествие. Он шел неспеша, как можно дольше оттягивая миг расставания с Гвенаром, будто покидал не город, а любимую женщину.
Он прошел через западные ворота, минул толпу, скопившуюся у здания таможни и направился к дорожному камню, где его должен был ждать Идмар. 
Несмотря на будний день дорога была запружена народом. К Гвенару выстроилась огромная очередь из телег, всадников и пеших альбов: мужчин, женщин, стариков и детей.  Шум царил невообразимый - говор, мычание волов, ржание лошадей,  шорох сотен ног, скип колес и хлопанье тентов. Такие толпы редко собирались даже в базарные дни и Джулиано не сразу смог понять что тому причиной.
Ветрийский диалект дал ему подсказку.
Беженцы.
Богатые и бедные, молодые и старые, с вещами и совсем без всего. Стеклянными глазами они смотрели по сторонам, словно не понимая где  находятся и зачем сюда пришли. Вдоль дороги за стойлами и трактирами развернулся огромный палаточный город. Джулиано опешил на мгновение. Растерявшись он стоял среди толпы, пока проскакавший мимо всадник едва не сбил его с ног. 
Беженцы безразлично проводили всадника взглядами.
Идмар, как они и договаривались, ждал в повозке у верстового камня - огромной стеллы сверху до низу украшенной хельвскими письменами. Вязь вырезанная на камне давно истерлись. Поверх нее белой краской вывели надписи: “Святая Анесса - 50 верст”, “Датуя - 140 верст”. Расстояние до Ветры не видно было за широкой спиной Идмара. 
- А ты не торопишься, - сказал он, когда Джулиано приблизился. - Теперь по самой жаре ехать придется.
Взгляд его обратился к горизонту. Над дорогой поднимались клубы желтоватой пыли. Кипарисы выстроились вдоль хельвского тракта словно часовые на параде - стройные, высокие и красивые. За ними начинались ровные ряды виноградников.
- Нам все равно придется ехать по жаре, - отмахнулся Джулиано. - Вряд ли твои лошадки так быстры, что домчат нас до Святой Анессы за полчаса. Или у них есть крылья?
Он кивнул на двух лошадок, впряженных в повозку. Рыжая с черными ногами и белая в яблоках, они ничуть не напоминали мифических скакунов с крыльями.
- Увы, - Идмар покачал головой. Лоб его блестел от пота. 
Полупрозрачный тент над повозкой защищал от солнца, но не спасал от жары. Джулиано устроился на сидении подле друга. Идмар щелкнул кнутом и пара лошадок потянули повозку прочь от города. Она скрипела и шаталась из стороны в сторону. Медленно проезжая между беженцами и их телегами Идмар и Джулиано покидали Гвенар.

***

Мерное покачивание телеги быстро усыпило Джулиано. Сквозь сон до его сознания долетал мерный звон подков и тихий шорох ветра. Дорога за кладбищем Святого Марко поворачивала влево и шла вдоль реки. Идмар сидел молча, поглядывая на противоположный берег. Гвенарские окрестности наводили его на мрачные воспоминания. Он передернул плечами, точно с реки задул ледяной ветер и откинувшись на спинку сидения попытался забыться. Толпе беженцев на дороге редела.
Что-то разбудило Джулиано через пару часов.  Он открыл глаза и, щурясь от солнца, огляделся. 
Дорога опустела. Купола и башни Гвенара давно скрылись за горизонтом. Вперед на сколько хватало глаз простирались пологие холмы, засаженные виноградниками, оливами и пшеницей. У самого горизонта  на холмах голубели силуэты поместий, монастырей и замков. Слева искрилась река.
- Где мы?  
- На полдороги, наверно, - зевая ответил Идмар, - Я что-то и сам задремал. Жара меня сморила.
- Надеюсь, лошади дорогу знают. Мы случайно не уедем в Тривит?
- Здесь одна дорога. Мимо не проедешь.
ККругом царила полная безмятежность. Сквозь шорох травы и стрекот кузнечиков, доносился плеск речных вод.  Впереди,  где заканчивался виноградник, высился курган увенчанный камнем, огромным как башня. У подножья этого серого исполина трепетал ковыль и цвел олеандр. Куст казался смехотворно маленьким в тени такого гиганта.
- Еще ехать и ехать. – глядя на курган сказал Идмар, - Двадцать верст. Этот камень тоже верстовой. Раньше на нем были надписи.
- Может привал сделаем? 
- Только не здесь! - Идмар ответил чересчур резко и тотчас дополнил уже мягче. - Не стоит останавливаться здесь. Вообще лучше держись от таких камней подальше и ни в коем случае не спи под ними.
Джулиано выгнул бровь. 
- Опять твои суеверия? Ну волнуйся. Я предпочитаю спать в постели. 
- Так держать, - Идмар закивал. Взгляд его был направлен вдаль, а голос звучал отстраненно. - Остановимся позже. Скоро доедем до акведука, под ним есть фонтан. Напоим лошадей и сами охладимся. 
Джулиано поерзал на скамье. Деревянная спинка врезалась ему в позвоночник, а тонкая подушка казалась жесткой как сухая земля. В конце концов, он обернулся к другу спиной.  Повозка подъезжала к кургану, и Джулиано невольно поднял глаза на огромный камень. 
“Если бы внутри него проделать ходы, - думал он - , поместился бы дом этажа на три-четыре”. Давным-давно Джулиано мечтал, что будет жить в таком вот домике-башне где-нибудь в приходе Святого Томы. На первом этаже он устроит мастерскую и лавочку, на втором будет  кухня, где всегда еды вдоволь, а на третьем - под крышей - спальня. Детские мечты: забытые и выцветшие. Странно, что они навестили его теперь. 
Он вдруг представил, как взяв кирку, вгрызается в недра этого камня. Много комнат… просторных и светлых, много окон, много коридоров, лестниц и дверей.
Джулиано потряс головой. Долбить этот камень понадобится лет сто, и работы даже внукам останется. 



Морозова Валерия

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: