Маргинальные новеллы

Размер шрифта: - +

Новелла , Ангел мой. ч.3

    Джулиано глубоко вдохнул, втягивая носом неповторимую смесь запахов пыли, ладана и сладкого перца. Воздух Гвенара всегда пах как-то по особенному, в каждом квартале города в этот букет ароматов примешивалось что-то свое, но основа всегда оставалось неизменной. Джулиано считал что так пахнут легкие деньги и большие возможности. Самый сладкий аромат на свете.
     Засунув пальцы за пояс, он вальяжно прогуливался по краю площади около лавочек среди толпы таких же гвенарцев, которые искали чтобы продать или купить, передавали друг другу сплетни или выискивали плохо подвешенный к поясу кошелек. Здесь слуги ожидали господ, отправившихся в собор,  побирались нищие и шатались те, кому по какой-то причине некуда было пойти в середине этого погожего осеннего дня.  Джулиано то и дело поглядывал в сторону переулка в котором скрылся ювелир. Минут через пять - десять вся их процессия должна была вернуться на площадь.  
    Джулиано кто-то толкнул плечом. Будучи в хорошем расположении духа он даже открыл рот для того чтоб извиниться, но тут же получил поддых, споткнулся об чью-то любезно подставленную ногу и неприменно бы упал, если бы несколько альбов его умело не подхватили и не оттеснили в ближайшую арку. 
- Мать твою, Джулиано, тебя не учили не лезть не свое дело?  
    Здоровый мужик со сломанным и криво сросшимся носом схватил его за куртку и легким толчком приложил об стену.  Джулиано ударился затылком об камень, нож закрепленный на поясе под курткой врезался рукояткой в поясницу.  
- А тебя, Винс, видимо не учили здороваться. 
- Поумничай, щегол, и я размажу тебе голову об эту чертову стенку. 
    В подтверждение своих слов Винс еще раз приложил Джулиано затылком.  Это выходило за рамки приличия и голова начинала болеть.  
- Говори, кто тебе проболтался, Щегол? - снова удар об стену. 
- Если ты прекратишь меня бить и объяснишь в чем дело, возможно, я и смогу ответить. А если нет - меня стошнит прямо на твою модную курточку.
     Джулиано примирительно примирительно поднял руки перед лицом Винсента, даже не пытаясь освободиться из захвата.  Разогнуть эту стальную хватку с трудом получилось бы и у Идмара. Джулиано пару раз видел Винса в деле, правда, до этого дня ни разу не испытывал его силу на себе.
- Ювелир, - хмурясь пробурчал Винс. За его спиной маячили его молчаливые подельники, - Ты выгуливаешь хренова ювелира уже битый час. Кто сказал тебе о его приезде? Мы ждем его две недели, а тут на все готовое появляешься ты. Если ты решил увести его цацки у нас из-под носа, тебе в этом городе не жить. 
    Джулиано поморщился и всплеснул руками.
- Стоило из-за этого так горячиться? Ювелира я встретил случайно сегодня утром. - Он сделал еще один неопределенный жест перед лицом Винсента. В другой руке у Джулиано словно из воздуха соткалась  бритва, которую он немедленно прижал к запястью своего собеседника. Прижал легко, и все же на белой коже выступила капля крови. - Я встретил его сегодня утром, - продолжил Джулиано тем же мягким проникновенным голосом. - В часовне. Он просил проводить его до собора. Мог ли я ему отказать? Это было бы не вежливо. Мы же не хотим, чтобы какие-то ветрийцы думали что в гвенаре живет исключительно грубое ворье и невежливые альбы. Если ты отпустишь меня, то твоя рука не пострадает. - Смена темы никак не отразилась на интонации Джулиано. Он только улыбнулся, так же искренне и чисто, как улыбался всегда, - Но если захочешь толкнуть меня еще раз,я распущу тебе руку в лоскуты. Даже, если вдруг ты успеешь добежать до цирюльника, а он сумеет зашить тебя пока ты не изойдешь кровью, работать ты уже не сможешь. Думаю, даже зад подтирать будешь исключительно левой рукой. Так что отпусти меня, попроси своих друзей, убрать ножи, и мы обсудим это дело как два добрых и честных альба.
Винс еле заметно выдохнул, и мотнул головой своим напарникам. Вокруг Джулиано будто стало больше воздуха, хотя он по прежнему стоял в полутемном переулке в той же не самой приятной компании.
Винс отошел на шаг, а бритва Джулиано исчезла в руках, также незаметно как и появилась. 
- На ювелире твоего имени не написано. И я не слушал чтоб в цехе ты объявлял о своих планах. 
- Я не отчитываюсь перед зелеными щеглами. - Джулиано посмотрел на него с укором как бы говоря: “и вот причина всех проблем". - Я говорю тебе об этом сейчас. До конца месяца не смей подходить к ювелиру, его дому, или его семье. Иначе тебя найдут в канаве. 
- Не нужно давать обещаний, которые трудно выполнить. - В руках Джулиано, как рыба в мутной воде, что-то блеснуло и снова исчезло. - В любом случае, я так не работаю. Я не какой-нибудь разбойник чтобы бросаться на беднягу, только прознав что у него водятся деньги. К делу нужно подходить обстоятельно. Могу уступить вам ювелира на ближайшие три дня. Успеете - мешать не буду.
Винс кивнул:
- Идет. Три дня. 
- Приятно иметь дело с честным вором.
Джулиано улыбался радушно, но глаза его оставались холодными. Он смотрел как  трое бандитов уходят с площади. Винс, Пауль, а вот третьего он со спины не узнавал. Они скрылись за поворотом, а Джулиано вновь зашагал на площадь и продолжил ждать, меряя брусчатку шагами.
    - Чего делать думаешь? - спросил сидевший на ступенях одного из домов мальчишка. 
    С его места как раз была видна арка, а значит и разговор он мог наблюдать, не сходя с места. На груди его висел кулон с зеленым камнем,  а у босых ног лежала кружка. Джулиано порывшись в кармане бросил в нее несколько монет. 
    - Тебе до этого что за дело?
    - Да так… любопытно. – Попрошайка растянул губы в улыбке и заглянул в кружку. – А то что-то никто сегодня моих советов слушать не хочет. В порт целая тьма ветрийцев приплыла и, знаешь, никому даже проводник не нужен. В незнакомом городе и не нужен проводник, веришь ли? Ходят теперь, блуждают. Туда… сюда... - он поводил по воздуху пальцем, как если бы наматывал на него невидимую нить, - Кое-кто на воров натыкается, да. А я ведь им помощь предлагал. Ветрийцам, не ворам. Взамен ничего не просил. А они не хотят… Подкинешь еще тулир – расскажу секрет.
    - Тебе не жирно будет?
    - Предлагаю обмен. Если этот секрет не понравится, я много других знаю.
    - Серебра у меня нет.
    Джулиано присел на ступени рядом с попрошайкой и вытянул ноги.
    - Я знаю. А хочешь секрет в долг?
    - Если бы ты знал и сколько у меня долгов - не предлагал бы такое. 
    Джулиано начинал беспокоится. Уж очень долго ювелир и его охрана не появлялись. Не соврал ли Винсент. Он мог бросить все и просто ограбить Бернабо по дороге. А может ювелир и его сопровождающие видели эту неприятную сцену в переулке? Тогда к Джулиано как к проводнику они точно не обратятся. 
     С помощью этого ветрийского ювелира Джулиано надеялся поправить свое бедственное положение, которое с каждым днем становилось все бедственнее, по мере того как к долгам прирастали проценты. С тех пор, как легион покинул город, а Джулиано убедил Луиджи расписывать купол, долги росли как тесто на дрожжах. 
    - О, про твои долги я тоже знаю, - отмахнулся мальчишка с таким видом, будто положение дел Джулиано было известно всем вокруг, - То что я  тебе скажу, поможет тебе спать спокойнее.
    Джулиано даже позабыл, что рядом с ним все еще кто-то сидит.
    - Я тебя слушаю. Если секрет плохой – денег не получишь.
    - Винс лжет. Они собираются грабить Бернабо сегодня ночью. У них ничего не получится. Они зря взяли в долю Луфо - вот уж кто в самом деле зеленый щегол. Да еще и ветриец. 
    - Луфо? Это кто?
    - Так третий же их. Тот которого ты не признал. Винс, Пуаль и Луфо. Мерзкий тип. Все-то ему не нравится. Он в Гвенаре уже полгода, и за это время ничего доброго ни о ком не сказал. Сбежал из Ветры когда хельвы даже еще на горизонте не маячили. Эдакая первая крыса. Знаешь, что крысы первые с корабля бегут, если чуют что он тонет. Вот Луфо - ветрийская крыса. Гвенар ему, видишь ли, тесный, воздух пыльный, альбы - свиньи, цех живет не по правде, а Винс каждую ночь любит его сестру. Она у Луфо страшненькая, прямо скажем, так что Винс ей еще услугу оказывает, но Луфо почему-то недоволен.  И вообще сестра, на сколько я знаю, совсем не против. Ей Винс  нравится.
    - Все-то ты знаешь…
    - Все и всех, - улыбнулся босоногий мальчишка - между кривыми зубами виднелась черная дырка, - Все что в городе случается, для меня не секрет, Джулиано Норелли. Как купол? Скоро допишите?
    - И с чего ты взял что у них ничего не получится?
    - Знаю и все. Такие как Луфо портят все к чему прикасаются. Будь уверен, он им все сорвет. Ты, главное, себе напарников получше выбирай. С уходом легиона в городе так мало осталось честных альбов… так мало… Не знаешь, прямо, кому довериться.
    В это время на дальней стороне площади показался ювелир Бернабо в окружении охраны. Вид у него был злой и потерянный. 
    - Главное не бери в дело Марио Белого, - быстро проговорил босоногий. – Он не так надежен, как тебе кажется. К тому же весь последний месяц пьет не просыхая. 
    Джулиано приложил палец к губам и попросил мальчишку сохранять молчание, а сам поднялся на ноги и отряхнулся.  Голос Бернабо ругавшего зодчих строивших Гвенар доносился до соборных ступеней. 
    - Эй, пс! Пс! – мальчик-попрошайка требовал внимания. – Стой, Джулиано, пс! 
    - М?
    - Ювелир позовет тебя в дом, соглашайся. Только ни в коем случае не показывайся на глаза Луизе. Мелкая такая девчонка, беленькая. Она будет со слугами и придет позднее всех. Кому угодно, только не ей. У нее слишком хорошая память. Если она увидит тебя хоть раз, то запомнит и дело провалится! Уйди до того как она с остальными женщинами вернется из собора.
    Спрашивать у мальчишки что это значит, времени уже не оставалось. Подошел высокий лысый подмастерье имени которого Джулиано не запомнил и в самых учтивых выражениях попросил помощи. 



Морозова Валерия

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: